ENG
Интервью, Стартапы

«Для производства одежды в России нет ничего»

В деловом мире встречают все-таки по одежке, и первое, на что собеседники обращают внимание, — сорочка. Она полноправно вошла в мужской гардероб еще в эпоху Возрождения и выходить оттуда не собирается. Основатель бренда «He has 34» Михаил Морозов бросил вызов признанным мастерам «рубашечного дела» — итальянцам — и наладил в Новочебоксарске производство премиальных мужских сорочек. Он рассказал нам, сколько сорочек в гардеробе российских бизнесменов, почему нашим мужчинам не подошли итальянские лекала и во что обойдется открытие магазина в Москве. 

— Михаил, насколько для бизнеса актуальна встреча «по одежке»?

— Исключительно так и происходит. По одежде легко можно понять, кто перед вами: каким уровнем дохода обладает человек, каким бизнесом занимается и зачем пришел к вам. Одежда выполняет очень важные функции коммуникации. Нельзя прийти на переговоры в банк в футболке: вас не поймут.

— Если вы не Стив Джобс…

— Стив Джобс тоже, кстати, носил сорочки и костюмы. Да, на экранах мы его чаще видели в знаменитой черной водолазке. Это не случайный выбор одежды, а осознанная стратегия: создатель одной из крупнейших корпораций хотел, чтобы его воспринимали как обычного человека, чтобы было проще вести диалог.

— Бизнес-стиль все-таки становится не таким строгим?

— Сейчас сильный спад у производителей костюмов: этот элемент одежды становится исключительно событийным — выпускной, свадьба, похороны… В Европе (а в Россию все приходит с небольшим опозданием) доминирует кажуальный стиль, и для бизнеса появились адаптированные варианты — SmartBusiness и SmartCasual. Сегодня на работу даже в строгом банковском сообществе вполне допустимо надеть мягкий пиджак, пиджак с декоративными элементами, но сорочка присутствует обязательно.

— Можно ли на глаз определить, что сорочка хорошего качества?

— Мне как специалисту это сделать легко. Главная характеристика — как она отражает свет. Ткани для премиальных сорочек пропитываются специальным составом, что делает отражение света особым. Второй признак — посмотрите на воротник: чем стежки чаще, тем дороже сорочка. Ну и наконец обращаем внимание на фурнитуру — пуговицы должны быть перламутровыми.

— Перламутр в России найти сложно…

— Я вам больше скажу, для производства одежды в России нет ничего, кроме швей: ни оборудования, ни ниток, ни тканей, ни фурнитуры… Оборудование мы завезли из Италии, Германии и Японии. Ткани поставляются из Австрии, Швейцарии, Италии и Португалии. Темные ткани делаются из египетского хлопка, светлые (в частности белые) — из американского.

— Почему вы приняли решение войти в такую сложную историю?

— Среди российских компаний есть производители сорочек среднего ценового сегмента, но в премиальном сегменте отечественных игроков нет. После курсового скачка цена на импортные изделия выросла вдвое, во многом это и подвигло нас предложить в нише отечественный продукт. Под это была модернизирована наша фабрика в Новочебоксарске, которая занимается пошивом мужских сорочек с 1992 года.

— Вам российское происхождение поможет в продвижении?

— Однозначно сказать сложно: предубеждение, к сожалению, есть. Законодателями в этой сфере остаются итальянцы — они разрабатывают и концепции, и модели. Мы пригласили итальянского конструктора и вместе с ним сделали сорочку для россиян. Наши мужчины отличаются другим силуэтом. У итальянцев преимущественно V-образный силуэт — широкие плечи и узкая талия. У наших мужчин выраженного контраста между шириной плеч и талии нет, поэтому мы постарались добиться визуального эффекта.

— Любят ли вообще российские мужчины красиво одеваться?

— Наша аудитория делится на две группы: на тех, кого жизнь заставляет одеваться хорошо, и тех, кто любит это делать. Так, вторая категория в последнее время растет. Мужчины стали чаще обращать внимание на самих себя. Вы знаете, фокус-группы выявили, что в гардеробе современного мужчины, предпочитающего классический стиль в одежде, может быть около 20 сорочек, причем 10 из них — белые.

— Десять одинаковых сорочек?

— Нет, конечно. Все они отличаются либо кроем, либо деталями (могут быть разные манжеты — на пуговицах или под запонки, разные воротники), но самое главное отличие — в ткани. Мужчина относится к выбору сорочки точно так же, как женщина относится к выбору нижнего белья. Он никогда не демонстрирует лейбл, все детали сделаны исключительно для него. Он ими любуются, он их ощущает — и ему должно быть комфортно в течение дня. От сорочки зависит физиологическое состояние и настроение. Кстати, сорочка сложнее по конструкции и пошиву, чем пиджак, потому что у нее нет изнанки — мы не имеем права на ошибку ни в одном шве, его нельзя закрыть подкладкой. Истинные ценители не снимают сорочку даже дома. Есть мужчины, которые не видят себя в футболке даже в выходные дни.

— Сколько таких мужчин в России?

— Очень небольшой процент. До сорочки нужно дорасти и в карьерном плане, и в ментальном, и в психологическом. По статистике, людей, зарабатывающих больше 100 тысяч рублей в месяц и способных купить сорочку за 10 тысяч рублей, около 5%, и сконцентрированы они в основном в Москве. Это наша целевая аудитория.

— Открытие офлайн-магазинов дело дорогое. Когда планируете окупить вложения?

— В запуск первого магазина на достаточно дорогой площадке — в Неглинной галерее — мы инвестировали около 3 млн рублей, следующие должны быть дешевле. Рассчитываем, что при наличии четырех магазинов вернем вложения за полтора года. Сегодняшние мощности позволяют нам отшивать до 300 сорочек в день, так что планы амбициозные.

— Каковы были общие инвестиции в проект?

— Они еще продолжаются. Сейчас могу сказать, что первоначальные вложения вышли в более чем 2 млн рублей. Но у нас уже были производственные мощности, был коллектив.

— Инновации в швейном деле возможны?

— Мы следим за инновациями. Если, например, появятся ткани с новыми потребительскими свойствами, обязательно их попробуем. С автоматизацией сложнее: премиальный продукт ценен тем, что сделан вручную — полная автоматизация процесса невозможна. Все 34 детали, а именно из такого числа элементов складывается классическая сорочка, выкраивает и собирает человек. Нашим швеям безработица от роботизации не грозит.

Беседовала Анна Орешкина

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья