ENG
Блокчейн

ICO умирает, да здравствует STO?

Более 80% всех состоявшихся в 2018 году ICO, сумевших собрать более $50 млн, на проверку оказались скамом. Более того, лишь 8% из них запустили реальный листинг своих токенов на биржах. Инвесторы в ICO по всему миру терпят колоссальные убытки, в том числе репутационные (ведь среди них хватало и публичных лиц, рекламировавших провалившиеся проекты). Это не значит, что рынок разочаровался в новых способах привлечения инвестиций и готов вернуться к традиционным решениям — все активнее заявляет о себе процедура привлечения денег с помощью STO, или Security Token Offering. Последняя обещает сделать инвесторов защищеннее, оставляя за фаундерами возможность проще и быстрее привлекать капиталы — сделать это позволит выпуск и последующая продажа секьюрити-токенов компаний, или цифровых ценных бумаг. Пока у механизма есть ограничения, например: не вполне развитым остается вторичный рынок STO-токенов — не так много в мире брокеров и бирж для работы с ними. Перспективы механизма, а также его риски обсуждали на конференции «Преимущества рынка STO перед классическими венчурными инвестициями» в Москве. Рассказываем о самых главных моментах.

ICO умирает, да здравствует STO?
Художник: Юрий Аратовский

Альтернатива IPO 

Быстрее и дешевле — это, пожалуй, основное преимущества процедуры STO перед классическими механизмами привлечения денег в проекты (прежде всего IPO). Отчасти это и ответ на рыночную ситуацию: за первые восемь месяцев 2019 года было проведено 107 IPO, что примерно на 20% меньше по сравнению с предыдущим годом. От выхода на IPO удерживают высокие комиссии, которые предстоит платить по итогам процедур (например, инвестбанкам­), а также крайне обширный объем документации, который необходимо подготовить компаниям.

«Рынок STO развивается, совершенствуется, и это уже альтернатива по привлечению денег, это более простой и дешевый способ», — считает глава российского представительства швейцарской компании Rainier AG Евгений Кабанов.

Выпускаемый в рамках процедуры STO-токен выступает в качестве цифрового аналога ценной бумаги, уточняет он, что увеличивает защищенность его обладателя. То есть блокчейн просто сделает возможным ее иной новый формат, и компания в рамках STO все равно обязана выполнить целый набор требований, например: составить проспект эмиссии, предоставить полную информацию об активах, своевременно предоставлять отчетность. Никто не отменяет и due diligence — компании проходят процедуры, позволяющие им соответствовать требованиям KYC и AML, существующие в любой юрисдикции.

«STO — это такое мини-IPO», — говорит Евгений Кабанов.

Тоже токен, но другой 

Казалось бы, процедуры мало чем отличаются с точки зрения инструментария, который предлагают инвестору — в обоих случаях речь идет о криптотокене. Между тем, пояснил основатель компании OnGrid, блокчейн-архитектор Кирилл Варламов, в случае с STO токен имеет принципиально важные особенности, которые и делают инвестора защищенным. И дело даже не в стандарте (при STO это ERC-20/ERC-777 совместимый токен), а в эмитенте. STO-токен выпускается депозитарием, он также связан с реестром акционеров, а каждая порция токенов привязана к записям в реестре долей, уточняет Кирилл Варламов. В том числе при потере контроля холдера над адресом можно принудительно восстановить токены после проверки.

Сама процедура же в упрощенном виде выглядит следующим образом — ценные бумаги отдаются фаундером проекта в депозитарий, депозитарий выпускает токен и регистрирует эмиссию, затем токены передаются на адрес держателя (например, на адрес инвестора или на STO-площадку). И наоборот: при предъявлении токенов в депозитарий последний отдает ценные бумаги владельцу, а токены гасятся.

Для стартапов с продуктом

Привлечением средств при помощи ICO активно пользовались по всему миру преимущественно начинающие компании и стартапы, нередко не обладающие даже прототипом будущего продукта. Процедура STO скорее подойдет зрелым компаниям, нуждающимся в масштабировании продукта и находящимся в поиске дополнительных инвестиций. Причем это могут быть как компании из реального сектора экономики (от заводов до недвижимости), так и быстрорастущие технологичные проекты. Если говорить о последних, то привлечением средств с помощью STO советуют заниматься на seed-стадии. В том числе всем компаниям процедура поможет усилить маркетинг — ведь любой фандрайзинговый проект повышает узнаваемость бренда.

В России для компаний реального сектора это также может стать окном для привлечения инвестиций из-за рубежа, где ситуация осложняется санкционным режимом (сам механизм в России находится в так называемой серой зоне, регулирование для него отсутствует). Остается лишь выбрать юрисдикцию для запуска STO — как уточняет Кабанов, в основном клиенты его компании выбирают США и Швейцарию (Rainier AG является членом ассоциации CryptoValley). Также толерантно относятся к процедуре такие государства, как Лихтенштейн и Германия.

«О возможности проведения STO также заявляет и Эстония, однако я пока не знаю таких кейсов», — говорит Кабанов.

Собирать будут больше

С момента запуска STO в 2017 году уже в 2018 году цифры сборов заметно выросли. По данным Rainer AG Advisory Group, сборы составили около $442 млн, а одним из самых удачных стало STO платформы торговли предметами роскоши BoltonCroup, в рамках которого сборы приблизились к $68 млн. Самым крупным STO на текущий момент остается tZERO, проект дочерней компании e-commerce площадки overstock.com — в третьем квартале 2018 года проекту удалось привлечь от инвесторов $134 млн. В ближайшие два года новому рынку также обещают рост, хотя и не столь бурный, как в случае с ICO. Правда, условием развития нового рынка остается появление более крупных бирж, которые сделают возможным развитие вторичного рынка секьюрити-токенов.

Риски все равно будут

Инвесторам в STO не советуют расслабляться — проектов, которые ищут финансирование, становится больше, а значит, риски будут расти. Прежде всего речь идет о пресловутом человеческом факторе — потенциальным инвесторам советуют пристальнее изучать команду понравившегося проекта, а также учитывать партнерства, в которые уже вступила компания.

«Человеческие желания и страхи, жадность, лень, потеря доверия — такие риски очень плохо описываются и представляются проектам. Но это риски как для инвесторов в STO, так и для публичных площадок и бирж, которым стоит думать о репутации и о том, как не допускать к сборам проекты, не соответствующие риск-профилю», — говорит управляющий директор Lybrion Василий Кудрин.

Будет труднее поднимать финансирование и самим проектам — рынок ждет ужесточение регуляторики и показательные расправы над «первопроходцами», жестче будет и конкуренция между юрисдикциями для процедуры. А главное, на рынок вот-вот придут крупные игроки, прежде всего из BigTech, а также финансовые институты, что неминуемо ограничит возможности сборов для небольших проектов.

«STO — весьма привлекательный инструмент привлечения инвестиций, с обширным функционалом, при этом лишенный части излишних формальностей и барьеров для входа, присущих традиционным альтернативам типа IPO. Привлекательный при одном-единственном условии — что возможность к нему прибегнуть будет прерогативой исключительно квалифицированных инвесторов. И здесь как регуляторы, так и биржи, а также сами проекты должны быть максимально бдительными, чтобы обеспечить соблюдение этого условия», считает профессор Артем Генкин, президент АНО «Центр защиты вкладчиков и инвесторов».

Автор: Ольга Блинова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Подписывайтесь на наши телеграм-каналы «Стартапы и технологии» и «Новые инвестиции»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья
Подпишитесь на новости

Выберите себе почтовую рассылку

Самое интересное сегодня

Регионы

Блокчейн

Стартапы и технологии

Инвестклимат

В мире

Читайте нас в соцсетях