ENG
Интервью, Технологии

Игорь Любавин: «Нельзя автоматизировать хаос»

Важнейшим участником процесса автоматизации и трансформации производства являются инжиниринговые компании. К сожалению, они могут принести пользу предприятию, если только его менеджмент готов пройти свою часть пути. О трудностях автоматизации и цифровизации российских промышленных предприятий «Инвест-Форсайту» рассказывает генеральный директор компании «ЭлТех СПб» Игорь Любавин. За 15 лет из локального поставщика оборудования «ЭлТех СПб» вырос до интегратора инжиниринговых услуг, а количество реализованных проектов превысило 500. В 2018 году компания сконцентрировалась на детальном технологическом аудите предприятий.

Игорь Любавин: «Нельзя автоматизировать хаос»Инновации и российский менталитет

— Игорь Владимирович, что на данный момент препятствует развитию инжиниринговой отрасли?

— Одна из особенностей российского рынка — сохранение инжиниринговых подразделений в составе госкорпораций и производственных холдингов. Это невыгодно самим компаниям и затрудняет внедрение инноваций, так как не создает условий для конкуренции и диверсификации компетенций. Но в последнее время крупные компании все чаще привлекают для реализации проектов исполнителя извне. Это полезно для отрасли: открытая среда и опыт участия в проектах различных заказчиков повышают общий уровень компетенций на рынке.

— А что, по вашему опыту, мешает повышению инновационности российской промышленности?

— Создание инновационных производств тормозит несколько тенденций. Одна из них — не проводится достаточно качественная и глубокая аналитика внутреннего рынка. Вторая — не учитывается необходимость подготовки и переподготовки кадров. Предприятия предпочитают экономить на обучении персонала, считая, что квалифицированный специалист способен сам во всем разобраться. В большинстве случаев все ограничивается установочным инструктажем после ввода оборудования или технологии в эксплуатацию. Отсутствие компетентного специалиста может надолго остановить всю производственную линию — вплоть до того момента, когда поставщик сможет прислать своего представителя для диагностики и ремонта. Все это выливается в серьезные финансовые потери для предприятия, а ведь достаточно было организовать регулярные тренинги и обеспечить себе специалистов, способных самостоятельно разобраться в проблеме и даже, при правильной эксплуатации, ее избежать.

В моем представлении, со временем на рынке инжиниринговых услуг останутся игроки, специализирующиеся на определенных отраслях, и компании-универсалы. Например, они будут оценивать возможности и компетентность подрядчиков, распределять работы, координировать проект и вовремя вносить коррективы в случае критических изменений.

— Обновления производства и внедрения новых технологий стоит, вероятно, ожидать в тех отраслях, где предприятия обладают наибольшими финансовыми ресурсами?

— Российские предприятия сильно отличаются по уровню зрелости. Дело не только в отраслевой принадлежности, но и в локальных факторах. Многое также зависит от деловых качеств и настроя топ-менеджмента. Если руководитель действительно хочет повысить эффективность предприятия, а не просто отчитаться, что его завод соответствует последним тенденциям в области внедрения автоматизации и прочего, оптимизировать процессы и вывести компанию на новый уровень можно даже с ограниченным бюджетом. Эту мысль мы пытаемся донести до производств: прежде всего надо оценить имеющийся технологический задел. Нередко выясняется, что достаточно усовершенствовать систему планирования, немного трансформировать действующие процессы, что-то переставить, и можно обойтись без миллионных затрат на новое оборудование. На успешное внедрение программных продуктов влияет качественная подготовка. Если предприятие-заказчик привлечет для их выполнения инжинирингового партнера, он может «добрать» нужные компетенции.

«Цифровизация сверху» — еще одна специфическая черта внедрения IT на российских предприятиях. Разработка ведется внутри самой госкорпорации, все продукты предназначены только для собственного использования. По факту это снижает конкурентоспособность такого ПО. Санкционные ограничения и ориентация отечественной промышленности на ОПК оборачиваются тем, что рынок монополизирован крупными IT-компаниями. Проблема в том, что они не всегда понимают технологические и производственные потребности предприятия и неохотно используют зарубежные наработки.

Когда «внедрение» неэффективно

— Отовсюду мы слышим, что часто цифровизация не приносит компаниям ожидаемого эффекта. В каких случаях производство действительно нуждается в «цифре»?

— Для получения выгоды к внедрению новых технологий нужно готовиться. Прежде всего определить цели, которых компания собирается достичь с помощью инноваций. Затем провести полный технологический аудит организации и проанализировать все текущие производственные и управленческие процессы. Это поможет оценить, позволяет ли уровень технологической готовности достичь поставленных целей. Только после этого можно разрабатывать план мероприятий, по которому будет проходить внедрение инноваций.

Требуется учесть и дальнейшую судьбу системы: масштабирование при изменении объемов производства, возможности обновления и интеграции с другими программными продуктами и т.п. Все это влияет на технические требования и зависит от специфики производства.

Внедрить можно что угодно, но если процессы неэффективны, то автоматизация не решит эту проблему, а лишь усугубит ее. Вы не можете автоматизировать хаос. Поэтому перед тем, как внедрять новшества, нужно сначала определить проблему, а лишь затем предлагать способы ее решения с учетом конечной цели. Иначе результатом будет только рост штата программистов, а проблема останется. Чтобы этого избежать, нужно выстраивать систему сотрудничества между разработчиками, инжиниринговыми компаниями и предприятиями, а все нюансы предусматривать во время разработки концепции.

— Какие главные ошибки совершают руководители предприятий при автоматизации производства?

— Внедрение новых технологий у нас нередко воспринимается как примитивное обновление парка оборудования или ПО: «Закупим самые последние модели станков или самые современные программы — и сразу перейдем на новый уровень». Но это в корне неверно. Любое предприятие — живая система с огромным набором составляющих, и прежде чем внедрять новую технологию, необходимо оценить ее воздействие на эту систему.

Другая ошибка — экономия на кадрах. Проекты по автоматизации производства передают в IT-отдел, хотя чаще всего функционал таких служб сводится к сервису, непосредственного участия в создании конечного продукта они не принимают. Доверять внедрение новых технологий сотрудникам производства тоже не стоит. У них другие задачи. Поэтому мы всегда предупреждаем заказчиков, что для успешной работы необходимы сотрудники, которые будут отвечать именно за развитие.

Чтобы цифровая трансформация производства была успешной, недостаточно оптимизировать его отдельные элементы. Нужен комплексный подход и четкое понимание, как новшества изменят систему производства в целом.

Проблемы российской электроники

— Существуют ли различия между российской электронной промышленностью как сектора экономики с зарубежными аналогами? В чем они заключаются?

— Наша электроника, как и многие отрасли промышленности, сильно зависит от гособоронзаказа. К примеру, доля гражданских заказов на рынке радиоэлектронной промышленности в 2018 году не превысила 10%. В последнее время все чаще озвучивается необходимость перехода на гражданскую продукцию, даже предпринимаются конкретные шаги в этом направлении, но об ощутимых результатах пока говорить рано.

Привязка к оборонной промышленности тормозит и переход на цифровые технологии. Так, например, на Западе практически все оборудование производитель может диагностировать в режиме онлайн — то есть если в работе линии или системы происходит сбой, компания-разработчик посредством удаленного доступа выявляет проблему и по возможности устраняет ее либо инструктирует персонал заказчика. Это дает существенную экономию: не надо оплачивать выезд сервисных инженеров, благодаря оперативности сокращаются простои. Но когда речь идет о предприятии, выпускающем продукцию оборонного назначения, по вполне объективным причинам такое решение неприменимо. А заводы-производители гражданской продукции не всегда могут позволить себе это по финансовым соображениям.

В США и Западной Европе производства прошли огромный многоэтапный путь: внедрение системы менеджмента качества, затем принципов бережливого производства и, наконец, системы экологического менеджмента. Нам это повторить тяжело, в том числе из-за привязки к ОПК. Стандарты производства военной продукции зачастую противоречат современным инструментам управления и просто не позволяют что-то менять.

О трансфере технологий

— С какими иностранными партнерами сотрудничает ваша компания? Какие из них являются ключевыми?

— У нас установлены контакты с Институтом Фраунгофера в Германии, техническим исследовательским центром VTT в Финляндии, с компанией Tronics во Франции, IMEC в Бельгии и др. Вопреки стереотипам, зарубежные научно-технические центры охотно идут на контакт и заинтересованы в партнерских отношениях. Особенно если российский партнер нацелен на развитие, а не примитивное копирование технологий, компетентен и обладает научной базой. Конечно, речь идет о необоронных проектах. Например, работая над созданием Инжинирингового центра волоконной оптики в Саранске, мы помогли организовать ряд поездок в европейские научные центры, познакомили заказчика с опытом мировых производителей, привлекли к сотрудничеству глобальный холдинг KNILL Gruppe.

Трансфер технологий — емкий и многоаспектный процесс. Если заказчик хочет быть конкурентоспособным на мировом рынке, нельзя пренебрегать опытом ведущих мировых производителей. Однако и слепо копировать его неэффективно — российская промышленность развивается по своей индивидуальной модели, и то, что работает на Западе, может не принести у нас никакого результата.

Беседовала Кристина Фирсова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья