Menu
Инвестиции, Интервью

Илья Курмышев: «Мы переходим к открытой системе отбора проектов»

Быстрорастущим технологическим компаниям получить поддержку, в том числе финансовую, в России станет проще — для прямого взаимодействия с ними Российская венчурная компания (РВК) запустила специальную цифровую площадку. В приоритете, конечно же, компании, развивающие продукты и решения для рынков Национальной технологической инициативы (НТИ), проектным офисом которой является РВК. О том, как изменится процесс выбора высокотехнологичных проектов для поддержки, ждать ли появления новых рыночных направлений НТИ и скажется ли запуск нового инструмента на развитии венчурного рынка, «Инвест-Форсайту» рассказал Илья Курмышев, директор по развитию рынков НТИ Российской венчурной компании.

— Илья Николаевич, сколько проектов уже получило поддержку в рамках Национальной технологической инициативы?

— На сегодня поддержку НТИ получили около 500 проектов — в это число входят компании, получившие финансирование как через Фонд поддержки проектов НТИ, так и через Фонд содействия инновациям. То есть это уже достаточно большая история взаимодействия с технологическим бизнесом. Надеюсь, в этом году к нам придут еще несколько десятков сильных проектов, которые мы сможем поддержать, предоставить свои сервисы и помочь с привлечением соинвесторов.

— Кому вы отдаете приоритет?

— Наши ключевые приоритеты прежде всего рыночные. Существует ряд новых рынков, или «нетов» НТИ. Это быстрорастущие технологические рынки на ранней стадии формирования, где еще нет общепризнанных лидеров и сложившихся правил игры. В их числе — «Автонет», «Аэронет», «Хелснет», «Нейронет», «Энерджинет», «Маринет». На данных рынках благодаря использованию цифровых технологий и инновационных решений формируется спрос на принципиально новые продукты. Также существует система сквозных технологий НТИ, она задает технологические ориентиры для компаний, которые могут приходить к нам с заявками. Таким образом, в случае с каждым проектом должен соблюдаться баланс рыночных и технологических приоритетов.

— Какова роль в этом процессе цифровой платформы РВК?

— Одна из задач цифровой платформы — сформировать пайплайн компаний, с которыми мы можем работать и которым можем адресовать наши предложения. Все компании, с которыми мы так или иначе взаимодействовали, могут стать пользователями платформы, зарегистрироваться на ней, завести личные кабинеты. Главное — получать доступ ко всем предложениям: как к тем, которые уже анонсированы, так и тем, которые будут месяц за месяцем появляться.

— Значит ли это, что поддержку будет получить проще?

— В том числе. Как минимум раньше не было единого интерфейса, где компании могли узнать о программах поддержки бизнеса в рамках НТИ. Теперь такая возможность появилась. На цифровой платформе компании смогут узнать о доступных сервисах и подать заявку, чтобы воспользоваться ими. Пока это будут наши собственные продукты, а в перспективе, надеюсь, и продукты, которые будут появляться на стороне наших партнеров.

Сейчас разработаны четыре программы финансовой поддержки проектов, которые мы предлагаем на стороне НТИ. Кроме того, с помощью цифровой платформы компании получат доступ к нефинансовым инструментам. Сегодня мы презентовали две такие программы. Это участие в рейтинге «ТехУспех-2019» и проекте Минэка «Национальные чемпионы».

— На компании какого уровня ориентированы программы поддержки?

— В основном — на средний и крупный технологический бизнес, с хорошей динамикой роста и главное — с фокусом на глобальный рынок. Для нас важны экспортная выручка и стратегия экспортного продвижения. Компании, которые ориентированы только на внутренний рынок, это все-таки не фокус НТИ. В то же время мы часто работаем с проектами, которые пока представлены только на российском рынке, но у таких предпринимателей все равно должны быть амбиции и потенциал к выходу за рубеж.

— Куда именно?

— В прошлом году мы начали активно помогать компаниям выходить на рынки Юго-Восточной Азии. Например, в периметре РВК работает программа «Экспортный акселератор», она ориентирована на нефинансовую поддержку компаний. У нас есть хорошие контакты с партнерами в ряде азиатских рынков, мы помогаем технологическому бизнесу туда выходить. В прошлом году акселератор работал с компаниями в сфере интернета вещей, искусственного интеллекта и больших данных. В этом году мы планируем расширить технологический фокус.

— Сегодня активно осуждают проекты таких рынков НТИ, как «Аэронет», «Нейронет», о других мы слышим меньше. Они медленнее растут? 

— Это связано с объективными причинами. В силу глобальных технологических трендов собственная динамика развития рынков, о которых чаще слышно, выше, чем у других направлений. Но, с другой стороны, мы все знаем, что бывают заметные, броские технологии, а бывают и те, особенно в сегменте В2В, которые не столь известны, но с точки зрения инновационности, потенциала и масштаба бизнеса, который может на их основе вырасти, ничуть не уступают.

Есть несколько новых технологических рынков, по которым дорожные карты пока не утверждены, они находятся в стадии сборки, и, я надеюсь, в этом году появится еще несколько новых рыночных направлений НТИ.

— Окажет ли запуск цифровой платформы непосредственное влияние на развитие венчурного рынка?

— Прямой связи здесь нет. Но инвестиционные инструменты являются частью программ поддержки, которые мы анонсировали, они также будут представлены на платформе. На проектных комитетах НТИ, где принимаются решения о дальнейшей реализации проектов, всегда присутствуют представители венчурной индустрии. В этом смысле чем больше компаний придет на платформу, тем больше информации о них будет доступно и фондам.

— Речь идет о венчурных фондах с участием РВК?

— Прежде всего это фонды с мандатом НТИ, соинвестором которых выступала РВК. Помимо этого, мы работаем с широким перечнем частных венчурных фондов. Привлечение финансирования в проекты НТИ со стороны частных и корпоративных инвесторов — одна из целей нашей работы.

Беседовала Ольга Блинова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья