ENG
Инвестклимат, Мнение

Инвестиции в малый и средний бизнес: жесткие критерии и альтернативные решения

Алексей Вялкин

Алексей Вялкин

Директор Департамента содействия инвестициям и инновациям ТПП РФ

По данным Минэкономразвития России, доля малого и среднего бизнеса (МСБ) в ВВП России составляет около 20%. В экспорте доля МСБ минимальна — около 6%. 

Инвестиции в малый и средний бизнес: жесткие критерии и альтернативные решения
Виталий Тимкив / РИА Новости

Для малого и среднего бизнеса кредитование — сложнейшая процедура. Как правило, банковские кредитные программы для начинающих бизнесменов не только малодоступны из-за жестких условий, отсутствия залогового имущества, но и слишком дороги из-за значительных кредитных ставок. Например, сегодня чтобы взять кредит на развитие своего дела под бизнес-план, предприниматель должен соответствовать жестким критериям. Это прежде всего возраст — от 23 лет и значительный срок ведения бизнеса — от 12 месяцев. От некоторых региональных фондов можно получить до 300 000 рублей, что достаточно мало.

По результатам опроса Национального агентства финансовых исследований (2018 год), малый и средний бизнес стал реже обращаться за финансированием – сегодня его привлекают лишь треть российских предприятий. Снизилась доля предприятий, оформляющих залоговый банковский кредит для бизнеса. Четверть предпринимателей ожидают повышения доступности заемного финансирования для бизнеса в ближайшие полгода.

32% предприятий привлекают внешнее финансирование, это на 12 п.п. меньше по сравнению с 2017 годом (44%). В основном предприятия пользуются залоговыми банковскими кредитами для юридических лиц (16%, сокращение на 5 п.п. с марта 2017 года), а также беззалоговыми кредитами для бизнеса (7%, сокращение на 3 п.п.). Другие предприниматели привлекают финансирование, но при этом не выступают в роли юридических лиц: 5% берут деньги в долг у друзей, родственников и других частных лиц, 3% привлекают частные инвестиции, 2% оформляют банковские кредиты как физические лица. 1% предпринимателей берут займы в микрофинансовых организациях.

Одинаковые доли предпринимателей считают, что доступность заемного финансирования в ближайшие полгода повысится (22%) и понизится (23%). 20% считают, что доступность кредитов для предприятий не изменится.

Крайне невысоко представительство малого бизнеса и на российском фондовом рынке, в то время как в США на биржевых площадках листингуются тысячи малых и средних компаний (индекс Russell 2000 — акций 2000 компаний c небольшой рыночной капитализацией). Удачный опыт привлечения компаний малого и среднего бизнеса на фондовый рынок есть и в Восточной Европе, например на Варшавской фондовой бирже. В разных странах мира регулярно проводятся IPO малых и средних компаний, в то время как в России, во многом из-за геополитических причин, фактически закрыт для новых размещений не только рынок акций, но и евробондов, причем не только для малого и среднего бизнеса, но даже и для крупного.

Положительных примеров немного: к примеру, в сентябре 2017 года инжиниринговая компания «Европейская электротехника» осуществила IPO на Московской бирже, что привело к усилению ее переговорных позиций во взаимодействии с партнерами и позволило удлинить сроки товарного кредита. Выход на биржу — путь не самый дешевый с учетом различных организационных и юридических расходов, но в конечном счете эффективный. Многие компании, судя по опросам, говорят об избыточно высоких требованиях к залогу. Высокие дисконты отметили 59% предпринимателей, для трети компаний (35,2%) проблемой является обязательное требование поручительства, а на отсутствие возможности долгосрочного кредитования по доступной ставке указали 18% респондентов (данные опроса Forbes, 2018 г.).

Альтернативой банковским кредитам выступает привлечение финансирования малым и средним бизнесом через фонды private equity и венчурные фонды, и такие структуры, хотя и не в большом количестве, есть в России. Как правило, венчурные фонды инвестируют в молодые быстро растущие технологические компании с высоким потенциалом роста с целью увеличения их капитализации и дальнейшего выхода из актива. Фонды прямых инвестиций в основном финансируют более развитый бизнес и отличаются более крупным средним объемом инвестиций. По данным Российской ассоциации венчурного инвестирования, в 2018 году private equity и венчурные фонды вложили в разные проекты порядка $715 млн. Средний объем финансирования составил $4,2 млн на компанию. Примером одной из последних инвестиций на рынке венчурного капитала стала сделка с компанией-разработчиком систем облачного видеонаблюдения iVideon, привлекшей $8 млн от фонда прямых инвестиций Rusnano Sistema Sicar и индустриального фонда Skolkovo Ventures.

Появляются и профильные структуры в сопредельных с Россией государствах. К примеру, в Казахстане в 2018 году стартовал Международный финансовый центр Астаны (МФЦА), на базе которого будет проводиться масштабная приватизация казахстанских предприятий. То есть создаются условия для поиска потенциальных инвесторов для вхождения в акции и проекты компаний малого и среднего бизнеса, в том числе российских. Преимущество МФЦА — действие английского права (это поможет добиться независимости и объективности судов) и налоговых каникул. Важная часть центра — высокотехнологичная биржа, партнерами которой выступили Шанхайская фондовая биржа и NASDAQ. Участниками МФЦА уже стали Банк развития Китая и Фонд Шелкового пути, которые станут базовыми представителями китайских финансовых кругов и «подтянут» инвестиции КНР в российские компании. В настоящее время МФЦА активно проводит роуд-шоу в регионах России.

Возможно, опыт Казахстана, если он окажется положительным, когда-нибудь сможет взять на вооружение и Россия. Проект Международного финансового центра в Москве заморожен до лучших времен, но успешный пример соседнего государства может стать катализатором для его возрождения.

В Стратегии развития малого и среднего предпринимательства до 2030 года, разработанной правительством РФ, упоминается ряд других причин слабого развития бизнеса в России. Система административно-правового регулирования в отдельных отраслях и сферах остается недружественной по отношению к небольшим предприятиям и не учитывает специфику ведения предпринимательской деятельности в рамках малых форм хозяйствования.

В сочетании с высоким уровнем фискальной нагрузки указанные обстоятельства не позволяют предприятиям, находящимся на начальных этапах деятельности, увеличить рынок сбыта продукции, повысить доходность и таким образом обеспечить переход из микробизнеса в малый или средний бизнес.

Из-за тяжелой налоговой нагрузки, излишней контрольно-надзорной деятельности, многие предприниматели не регистрируют свою деятельность, уходят в «тень». Таких «теневиков», по разным оценкам, от 30% до 50%. Немаловажную роль в развитии данной тенденции играет необходимость предпринимателям совершать значительные взносы в различные внебюджетные фонды.

Следовательно, людям с экономической точки зрения, особенно в послекризисный период, просто невыгодно иметь малый и средний бизнес, а тем, кто имеет свой микробизнес, — расширяться и развиваться. Именно этим объясняется значительный так называемый «теневой» сектор в бизнесе.

Таким образом, малый и средний бизнес в нашей стране развивается слабо по ряду веских и существенных проблем, которые в долгосрочной перспективе требуют решения.

Для того чтобы достичь к 2030 целей, поставленных в «Стратегии развития МСП», необходим комплекс согласованных мер и процедур. Прежде всего необходима планомерная работа с людьми по ликвидации правовой, экономической и финансовой безграмотности. Необходимо развивать инфраструктуру, совершенствовать систему кредитования субъектов МСП, ликвидировать излишнюю контрольно-надзорную деятельность. Только поэтапная реализация всего комплекса мер по развитию малого и среднего бизнеса в России поможет совершить такой необходимый экономический прорыв.

С программой Форума российского семейного предпринимательства «Успешная семья — успешная Россия» можно ознакомиться на специальном сайте

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья