ENG
Инвестклимат, Мнение

Как коронавирус провоцирует рост цен на продукты питания

Дмитрий Матвеев

Дмитрий Матвеев

Президент группы компаний «Кабош»

Существует масса мнений по поводу развития событий. Одни считают, что коронавирус способен существенно сократить население Земли; другие относятся к этому скептически, списывая всё на панику; третьи уверены, что болезнь действительно опасна, однако меры по предотвращению ее распространения способны ее остановить. Какова реальная картина — боюсь, мы сможем оценить только через несколько месяцев, когда паника рассеется. Возможно, эта история просто раздута фармацевтическими компаниями или иными интересантами, которые зарабатывают на панике. Но процесс уже невозможно остановить. 

Такой настрой был задан еще на старте распространения коронавируса, в Китае. Весь мир был сфокусирован тогда на событиях в Ухани, и вывод был один: если Китай, страна со второй экономикой в мире, отреагировал на болезнь такими беспрецедентными мерами, которые мы наблюдали, — значит, дело действительно серьезное.

Для бизнеса в агропромышленной отрасли, пожалуй, самый сложный сопутствующий фактор коронавируса — это колоссальный процент неопределенности. Если вчера мы понимали, куда движемся и каков наш вектор развития на ближайшие месяцы и годы, то уже сегодня мы ни в чем не уверены. В последние две недели наши планы перестраиваются буквально по несколько раз в день.

Во всем, что касается производства молока, мы тесно сотрудничаем с американскими экспертами. Компании, которые занимаются сельским хозяйством, начали вводить запрет на поездки за рубеж для своих экспертов задолго до официального закрытия границ. Уже на протяжении нескольких недель мы работаем с иностранными экспертами и технологами только удаленно. В конце марта мы ждали большую делегацию из США, мы должны были с ними обсудить вопрос расширения существующих ферм и строительство новых. Накануне мы окончательно отменили эту поездку.

Во всем, что касается сыра, пользуемся опытом европейских консультантов. К нам должны были приехать консультанты-технологи из Италии, Франции, Голландии, с которыми мы прорабатываем ввод новых сортов сыра. Все визиты отменились, и когда мы возобновим эту работу — пока никому не известно.

В итоге мы сдвигаем сроки ввода новых товарных групп. В нашем случае цикл производства, особенно если речь идет о твердых сырах — это зачастую даже не один год. Некоторые сыры только вызревают не менее года. Например, выпуск нового сорта твердого сыра, который мы планировали в 2021 году, будет в лучшем случае уже в 2022-м. Разумеется, это повлияет на продажи, прибыль компании — и, как следствие, мы недополучим средств на дальнейшее развитие.

Но одна из самых существенных проблем для нашей отрасли сегодня — кадры на местах. Не очень сложно отправить по домам сотрудников офиса — поместить людей с компьютерами дома, раздать им рабочие задачи. Возможно, это будет чуть менее эффективно, чем работа из офиса, но процессы не остановятся. Производителей машин, переработчиков дерева, добытчиков полезных ископаемых тоже возможно на время распустить по домам — потеряется небольшая часть производства, но пережить можно.

А вот коров нужно кормить и доить каждый день, при этом без человека это сделать нельзя. Мы кормим коров три раза в день, также три раза в день доим, ежедневно осеменяем, ухаживаем за молодняком. Да, для этого есть специальное оборудование, но всё оно управляется людьми. Если остановить нашу работу — скот может попросту погибнуть. Даже если один раз пропустить кормление или отменить одну дойку, мы получим не просто единовременные потери, а проблемы со здоровьем у животных и существенное падение их продуктивности на длительный период. Восстанавливаются надои после однократного сбоя минимум три недели.

Есть другая сторона. Мы производим молоко и сыр, это очень чувствительные продукты, которые требуют повышенного внимания к санитарным нормам. На нашем производстве и раньше людям нельзя было чихать, иметь повышенную температуру, да и любые другие признаки заболеваний, которые могут повлиять на продукцию. Все сотрудники производства перед сменой проходят медицинское обследование — почти как пилоты перед полетами. На входе в каждый цех расположено оборудование для санитарной обработки рук, у нас очень жесткие требования к чистоте одежды и обуви.

Чихнул или покашлял — не подходи ни к доильным аппаратам, ни к производству сыра, это правило для всех работает у нас много лет. Сейчас мы, разумеется, меры предосторожности ужесточили как никогда. Однако если мы не будем пускать сотрудников на производство, а посадим всех на карантин — кто будет работать? Честно говоря, пока у меня ответа нет. И с каждым днем неопределенность только нарастает. Да, мы должны максимально четко соблюдать меры предосторожности. И да, мы не можем остановить процесс производства ни на день.

Все эти события происходят на фоне одного из самых важных периодов в сельскохозяйственной отрасли — приближается сезон весенне-посевных работ. Их нельзя отменить или перенести. Есть время, в которое вы просто должны посеять кормовые и зерновые культуры. Работы нельзя перенести на месяц, у них не может быть времени получше, это просто надо сделать. Сейчас мы активно готовимся. Стараемся по максимуму оградить людей от заболевания, насколько это возможно. Работаем с мотивацией. Скорей всего, сотрудники, да и весь руководящий состав, будут работать гораздо больше общепринятых норм — не 8–10 часов в сутки, а 12–16. Надеюсь, мотивации и сплоченности нашего коллектива хватит на это.

Резюмирую все те проблемы, о которых рассказал. Итак, чем это может обернуться для сельскохозяйственной отрасли и для экономики страны в целом.

Первое: может быть заготовлено недостаточное количество кормов. Результат — цены на него вырастут. Это значит, что нам либо придется сократить количество поголовья, либо больше тратить на корма. И в том, и в другом случае мы можем получить дефицит.

Второе: возможно, будет засеяно и убрано недостаточное количество зерновых культур. Вероятно, сокращение будет нефатальным, но на цены это повлияет почти наверняка — стоимость зерновых в итоге вырастет.

Как следствие, мы получим рост стоимости основных групп продуктов в магазинах: молока и всех продуктов молокопереработки, хлеба и всего, что содержит зерновые культуры. И это только за счет влияния коронавируса на сельскохозяйственную отрасль. Надо понимать, что дополнительный вклад в повышение цен даст и девальвация рубля, которую мы параллельно переживаем на фоне экономического кризиса.

Это все очень и очень плохо, я считаю. Снизится покупательская способность, упадет спрос на товары не первой необходимости. Думаю, последствия пандемии коронавируса мы будем подсчитывать еще не менее 1–2 лет. И это только в лучшем случае, если волна спадет хотя бы к лету. Если этого не произойдет, и случится новый виток развития — пока даже сложно предположить, чем он может для нас обернуться.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья