ENG
В мире, Стартапы

Как открыть сеть тату-салонов по всему миру

Саша Масюк считается одной из самых известных тату-артистов в России. Эта девушка с модельной внешностью разрушает стереотипы о профессии тату-мастера. Самоучка-татуировщик за несколько лет стала владелицей международной сети салонов Sashatattooing. В 2018 году Саша Масюк вместе с семьей переехала в США по визе талантов (О-1) и открыла студию в Даунтауне Лос-Анджелеса. В интервью «Инвест-Форсайту» она рассказала о переезде и возможностях, которые Штаты дают творческим людям. 

Как открыть сеть тату-салонов по всему миру
Основатель международной сети салонов Sashatattooing Саша Масюк. Фото предоставлено Sashatattooing

Первая студия 

По образованию я графический дизайнер. После окончания Харьковской академии дизайна и искусств около года разрабатывала персонажей и делала анимацию для мобильных игровых приложений. В 2011 году я переехала в Питер. Сначала было сложно — долго не могла найти работу. Приходилось подрабатывать онлайн-оператором, заниматься на фрилансе маркетингом. Потом я попала на проект «Смешарики» — была локализатором испанской версии одноименной онлайн-игры. Передо мной стояло довольно подробное ТЗ — выдерживать стиль, делать определенные картинки. Например: слово «кафе» нарисовано по-русски, а нужно перерисовать его на испанском. В студии я проработала около года.

Вскоре часть состава, работающего над испанской версией, сократили. Я попала в список «уволенных». Сначала очень расстроилась, но мой муж (музыкант Павел Довгаль — ред.) успокоил: придумаем другое. К тому времени я начала учить английский по книгам, а через два-три месяца после увольнения серьезно заниматься тату. «Смешарики» стали последней главой в моей работе графическим дизайнером. Я, если честно, никогда не чувствовала себя сильной в этой сфере. У меня всегда лучше получался рисунок. Нарисовать — легко, а сделать дизайн — уже сложнее. Поэтому у нас вышел хороший тандем с мужем — он больше чем художник. Я рисовала, а муж делал дизайн. Он же поддержал мое увлечение тату. Показал, как настраивается машинка, как работает, куда заливается краска, вазелин, что такое колпачки. Я добивалась результатов практикой — делала тату на муже, себе и друзьях.

В нужное время в нужном месте

Первые четыре месяца я работала на дому, потом устроилась в тату-студию BARAKA на Невском. Через девять месяцев открыла свое первое рабочее пространство — Sashatattooing. Сначала была одна, потом взяла учеников — Дашу и Мишу, которые до сих пор работают в питерской студии. Как же мне повезло с коллективом! Мы жили душа в душу. Некоторое время студия работала без документов (я была гражданкой Украины, и было необходимо получить регистрацию). Потом, когда все было оформлено по закону, затянулась регистрация бизнеса. Это был непростой этап, но мы его преодолели.

Легким моментом в открытии проекта стала реклама. Все получалось само собой. Я начала с раскрутки блога в Instagram, который тогда был еще не так популярен. Студия BARAKA тоже внесла бесценный вклад в мое продвижение. Они сделали мне хорошую рекламу во «ВКонтакте» и в пабликах. Думаю, я оказалась в нужное время в нужном месте. Тогда девушек-татуировщиц, которые бы работали в таком стиле, было немного, и мои услуги пользовались большим спросом. Буквально за несколько месяцев я уже не переживала о работе. Все было расписано на месяцы вперед.

На открытие питерской студии в 2013 году у меня ушло 30 тыс. руб. На эти деньги я сняла помещение, купила мебель. Когда пришла пора расширяться, Sashatattooing переехала в помещение больше. Тогда сумма вложений составила 90 тыс. руб. — пришлось оставить залог за аренду и пр. Поэтому в общей сумме на первый проект ушло около 150 тыс. руб. В 2014 году я обучила своих подруг татуировать, и мы открыли студию в Москве. Сейчас в российских студиях на меня работает около 30 человек.

Второй дом

В 2016 году мы с мужем переехали в Германию. Я люблю Европу и Берлин в частности. Все было очень круто, но мы чувствовали, что это не наше место. В Германии я забеременела, но рожать Лукаса решили в США. Ближе к родам мы приехали в Лос-Анджелес и поняли, что хотим остаться здесь жить. Решение о переезде было принято за один день. Германия оставила очень приятный след, я иногда скучаю по ней. Очень грущу по Питеру. Он был нашим первым домом, а Лос-Анджелес стал вторым.

В 2018 году мы получили рабочую визу О-1. США выдает ее людям, проявившим выдающиеся способности в области искусства, науки, образования или бизнесе. Мои коллаборации и проекты доказали, что я тот творческий человек, который нужен Штатам. Когда родился Лукас, мы уже жили в США четыре месяца. Съездили в Берлин собрать вещи — и обратно. После приезда начали собирать документы на визу О-1. Это был один из самых сложных этапов в моей жизни: маленький ребенок на руках, нужно работать и разбираться с кучей юридических вопросов. Но в США, в отличие от Германии, нельзя работать, пока оформляются документы. Это выбивало из колеи. Однако с получением визы все наладилось.

После окончательного переезда в Лос-Анджелес мы сняли дом, и в первую же ночь произошел чисто американский инцидент. К нам приехала полиция. Это было как в кино — ночью будят, светят фонариком в лицо, встать к стене, начинается допрос. Я не понимала, что происходит. Думала, что мы въехали в чужую квартиру и впустую потратили кучу денег. Но потом фонарик выключился, включился свет, полисменом оказалась милая женщина. Оказалось, тревогу забили соседи — мы приехали без машины, с чемоданами и вдруг заселились в дом. Это было вне зоны их понимания: как можно жить без машины?!

Пришлось учится водить. Мой стаж вождения полтора года, и я не понимаю, как жила без машины раньше. Я люблю Америку. Мне очень нравится климат. Сейчас я сижу в горах и записываю аудиоответы на вопросы этого интервью. Вокруг все в снегу, а вчера я была на съемке в Даунтауне в шортах. Когда мне плохо, я за час доезжаю до океана — помедитировать. Мне нравится, что мы живем в отдельном доме и что нас с сыном окружают дружелюбные люди. Люблю, когда вокруг улыбаются. Я уже забыла, что такое быть злым, грустным, недоброжелательным. Сейчас я получаю позитивные эмоции от окружающих людей и отдаю их обратно. Я в восторге от такого круговорота эмоций.

В сто раз проще

Открыть студию Sashatattooing в Лос-Анджелесе было в сто раз легче, чем в Питере или Москве. Просто следуешь четкому официальному плану действий: зарегистрировать имя компании, получить разрешение и лицензии, начать работать. В России при регистрации компании даже не было такого пункта «тату-салон». Нужно было оформлять его как салон красоты. Но с какими услугами? Непонятно! Здесь все разложено по полочкам. Можешь открывать частное и открытое пространство. Точно знаешь, сколько будешь платить налогов. Все сделано для людей.

Моя тату-студия в Лос-Анджелесе зарегистрирована как корпорация. Оформление заняло около месяца. После подачи документов пришло подтверждение на электронную почту. Затем нам выдали корпоративную книгу с печатями и другие документы. Я регистрировала бизнес через юриста. Его услуги обошлись в $1500, но можно, если есть знания в американском законодательстве, все сделать самому за $300. Открытием бизнеса занимались с мужем — он придумал имя, мы выбрали пункты, которыми компания будет заниматься, добавили, что это тату-студия и отправили запрос. Бизнес запустился очень быстро и сейчас стремительно растет. Sashatattooing официально платит налоги, делает отчеты, нанимает сотрудников. Очень круто быть президентом компании, американской корпорации. Это классное ощущение, которое придает сил.

Налоги в США — отдельная тема. Чем больше здесь зарабатываешь, тем больше платишь государству. В любом случае есть порядок: в первый год, когда бизнес еще не приносил прибыль, правительство брало фиксированный налог — около $800. В конце года я оформила tax return, и налоги вернулись ко мне в размере $6000. Местная система помогает, особенно когда у тебя растет маленький ребенок. Но в этом году все будет по-другому: сейчас наша команда в США растет, и налоги достигли отметки в 30%. Каждый сотрудник платит 15% от зарплаты, столько же отчисляет за него компания. С годами и ростом оборота бизнеса размер налогов может дойти до 50%.

В развитие лос-анджелесской студии (у нас открыта еще одна студия в Барселоне) мы вложили около $20 тыс. Сейчас там организовано два рабочих места. Деньги ушли на аренду, мебель и прочие расходы. Стартовый капитал самой компании составляет $5000. Сделать тату в американской студии в среднем стоит $500. В России — от 6–8 тыс. руб. Долгое время наш проект в Лос-Анджелесе выходил в ноль. Сейчас стало намного лучше — в конце прошлого года студия начала приносить прибыль. Это утвердило нас в дальнейших планах — строить сеть тату-салонов на территории США. В приоритете — Майями, Нью-Йорк, Сан-Франциско, Чикаго… Только вперед!

Записала Ольга Гриневич

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Подписывайтесь на наши телеграм-каналы «Стартапы и технологии» и «Новые инвестиции»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья
Подпишитесь на новости

Выберите себе почтовую рассылку

Самое интересное сегодня

Регионы

Блокчейн

Стартапы и технологии

Инвестклимат

В мире

Читайте нас в соцсетях