ENG
Добавить в избранное
Инвестклимат, Финансы

Как пандемия управляла финансовым рынком

Начало 2020 года войдет в историю финансового рынка как время, когда важнейшими факторами, влиявшими на котировки ценных бумаг, были новости с «медицинских фронтов». Именно развитие пандемии во многом «управляло» движением финансовых рынков в последние 3 месяца. «Инвест-Форсайт» предлагает вспомнить, как это было.

Человек в медицинской маске на Аллее Звезд района Цим Ша Цуй в Гонконге. Мигель Кандела / РИА Новости
Человек в медицинской маске на Аллее Звезд района Цим Ша Цуй в Гонконге. Мигель Кандела / РИА Новости

Проблемы у Китая

По словам аналитика ИК «Фридом Финанс» Евгения Миронюка, в процессе влияния пандемии на глобальные рынки можно выделить несколько периодов. Первый — до середины февраля, когда угроза была локализована преимущественно в Китае с соответствующим влиянием на экономику региона. В это время на эпидемию реагировали китайские рынки.

«В конце января и начале февраля 2020 года стремительный рост количества заболевших коронавирусом в основном наблюдался в Азиатско-Тихоокеанском регионе, поэтому негативная реакция фондового рынка была локальной. В тот момент существенное снижение испытали только китайские индексы», — говорит ведущий аналитик QBF Олег Богданов.

3 февраля, сразу после длительных новогодних каникул, торги на китайских рынках завершились обвальным падением котировок. Снижение индекса Shanghai Composite составило 8,13%; коррекция SZSE Component в Шэньчжэне оказалась ещё более значительной — 8,40%. Индекс Shenzhen Component (Шэньчжэньская фондовая биржа) потерял 9%. По сообщению Bloomberg, обвал китайского рынка стал рекордным с 2015 года.

В это время западные индексы, хотя и реагировали на вести из Китая, панике не поддавались. Как рассказал «Инвест-Форсайту» старший аналитик УК «Альфа-Капитал» Максим Бирюков, в конце января, когда по отчетам ВОЗ и репортажам с мест событий стали очевидны масштабы китайского карантина, глобальные рынки прошли первую волну коррекции — индекс S&P 500 за неделю потерял 3–4%.

«Вспышка коронавирусной инфекции в Китае попала в фокус рынка 20 января. Приблизительно с этой даты инвесторы ежедневно следили за развитием ситуации, поскольку СМИ стали уделять большое внимание этой проблеме», — вспоминает начальник отдела глобальных исследований «Открытие Брокер» Михаил Шульгин.

Однако до поры до времени все просадки рынка отыгрывались инвесторами, происходил возврат котировок к локальным максимумам, а спустя 2 недели, когда появились признаки замедления темпов распространения вируса в Китае, рынки вновь перешли к бурному росту: S&P 500 достиг исторических максимумов к 19 февраля.

«Рынок акций, — поясняет Михаил Шульгин, — игнорировал угрозу, поскольку коронавирус распространялся лишь на территории КНР».

Эпидемия как повод фиксировать прибыль

Но на максимумах рынок продержался недолго. В выходные дни 22 и 23 февраля стало известно, что коронавирус вырвался за пределы КНР: случаи заражения были выявлены в Южной Корее, Иране и Италии. Это стало отправной точкой обвала фондовых рынков. Как указывает начальник аналитического отдела ИК «Русс-Инвест» Дмитрий Беденков, началом резкого падения рынков можно назвать 24 февраля, когда американский индекс широкого рынка S&P 500 упал на 3,3%. Тогда и ВОЗ объявил ситуацию пандемией.

Пришедшие в начале марта сообщения о распространении эпидемии в Европе и США вкупе с падением цен на нефть в немалой степени из-за разрыва сделки ОПЕК+ добавили силы игрокам на понижение. Рейтинговые агентства и инвестиционные банки в марте стали резко пересматривать прогнозы по показателям экономики на текущий год, и прогнозы наступления рецессии со второго квартала стали все более частыми. На этом фоне мировые рынки ушли в пике до 16 марта.

«Нельзя сказать, что данные сообщения сами по себе были источниками существенных рисков для экономики, поскольку масштабы эпидемии на тот момент были незначительными. Но до этого рынки испытали наиболее значимый рост за последние десятилетия, и сообщения о возможном снижении активности в экономике из-за падения спроса стали триггером для фиксации прибыли», — полагает Дмитрий Баденков.

Разумеется, регуляторы пытались противодействовать этому «денежной накачкой». 16 марта ФРС понизил ставку до 0,25 п.п. и объявил фактически неограниченное QE. За ним ведущие мировые банки увеличили программы предоставления ликвидности. Однако это не сильно помогло.

«Практически нет активов, которые бы выросли в цене с конца февраля, — констатирует Дмитрий Баденков. — Так или иначе, все отрасли мировой экономики испытали падение спроса или цен на товары и услуги».

Говоря об отыгрываемых рынком негативных новостях о ходе пандемии, Олег Богданов выделяет дату в 19–20 марта, когда в крупнейших европейских и американских городах началось введение жёстких ограничений и карантинов. Рыночные минимумы были достигнуты к 23 марта. В итоге индекс S&P 500 по сравнению с достигнутыми в феврале максимумами снизился приблизительно на 35%.

«Чем больше данных поступало по приросту зараженных, тем сильнее становились панические настроения и тем больше инвесторов бежали от риска. Фондовые рынки по большей части рушились», — говорит финансовый аналитик инвестиционной компании Raison Asset Managemen Николай Кленов.

Заведующий Лабораторией анализа институтов и финансовых рынков РАНХиГС Александр Абрамов уточняет:

«Наиболее сильно на глобальных рынках упали акции транспортных, финансовых и энергетических компаний, а также эмитентов с малой капитализацией».

Но есть и хорошие новости

Рынок смог продемонстрировать коррекцию лишь после того, как Дональд Трамп подписал законопроект о самом масштабном в истории США пакете стимулов на $2 трлн, а ФРС объявила второй пакет мер поддержки: покупка облигаций Казначейства США и ипотечных облигаций без ограничений, покупка агентских коммерческих ипотечных бумаг.

В то же время, указывает Дмитрий Баденков, ряд всемирно известных миллиардеров сыграл на опережение и смог избавиться от части долей в своих компаниях. Например, появилась информация, что самый богатый человек в мире Джефф Безос продал акции Amazon в начале февраля на $3,4 млрд, а всего за месяц до начала обвала рынков руководители и собственники ведущих мировых компаний продали акций на $9,2 млрд.

Удивительным на фоне всех этих колебаний было положение американского доллара. Как отмечает Евгений Миронюк, индекс американского доллара, DXY, показывающий отношение доллара США к корзине из шести основных валют, ещё в начале 2018 года был 88,9 п. — и с тех пор он находится в восходящем тренде. С 1 января по 31 марта 2020 г. он вырос на 3,5% и достиг 99,7 п.

Старший аналитик «БКС Премьер» Сергей Суверов добавляет, что влияние на рынки оказывают и темпы распространения пандемии, а также прогнозы официальных лиц относительно возможных жертв. Так, слова президента США о том, что до 240 000 американцев могут стать жертвами пандемии, привели к резкому падению мировых биржевых индексов. Хотя пандемия не прошла пика, уже около 10 миллионов американцев лишились работы. Пандемия, добавляет Сергей Суверов, оказала влияние на рынки также в части резкого замедления экономической активности из-за карантинных мероприятий и фактического перехода мировой экономики в рецессию. Также это сильно повлияло на спрос на нефть в мире, который, по оценкам отраслевых экспертов, может сократиться на 20% в апреле.

«Несмотря на беспрецедентные (в совокупности) меры поддержки, которые правительства многих стран реализовали или анонсировали в марте, угроза для мировых финансовых рынков сохраняется, — считает Михаил Шульгин (“Открытие Брокер”). — По мнению Международного валютного фонда, рецессия мировой экономики в 2020 г. будет довольно глубокой — сопоставимой с мировым финансовым кризисом 2008–2009 гг. или хуже. Даже если коронавирус удастся сдержать, восстановление ожидается лишь в 2021 г.»

Автор: Константин Фрумкин

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья