ENG
Право

Какие токены выпускать, чтобы не было проблем в США?

После того как американская комиссия по биржам и ценным бумагам SEC фактически приравняла ICO к IPO и арестовала неамериканскую криптобиржу BTC E, в России начали задумываться: как избежать ненужного внимания регулятора?

© Юрий Шурчков / Фотобанк Лори

Продуктовые токены вместо эквити-токенов

У США — экстерриториальное действие законодательства. Биржу BTC-E, незарегистрированную в США, оштрафовали на $122 млн, а ее соучредителя, россиянина Александра Винника, арестовали в Греции по требованию ФБР и оштрафовали на $12 млн. В данный момент США настаивает на экстрадиции Винника. Стоит отметить, что участники рынка уже отреагировали на историческое решение SEC. Так, крупнейшая криптовалютная биржа Bitfinex 11 августа объявила, что ограничит возможность для американских инвесторов приобретать некоторые токены на своей бирже. В частности, токены EOS (EOS) и Santiment (SAN) перестанут торговаться с 12.00 16 августа.

Юристы советуют выпускать продуктовые токены вместо эквити-токенов. Соучредитель юридической фирмы NSP, инвестиционный юрист Александр Некторов во время митапа Atlas Blockchain 9 августа отметил, что выпускать токены, которые обещают доход (дивиденды, проценты, рост курсовой стоимости), — рискованно: тогда придется соблюдать все регуляторные требования США. А именно — регистрировать компанию-эмитента в SEC; лицам, осуществляющим операции по обмену токенов, необходимо зарегистрироваться как биржи по обмену ценных бумаг. С ним согласен и директор группы по оказанию юридических услуг для технологических проектов Deloitte CIS Артем Толкачев.

Управляющий партнер в ЮК «Юскутум» Артем Афян замечает: «Utility token (или продуктовый токен) сейчас вне поля зрения SEC. Самый простой по форме, точно не акция».

Впрочем, у эмитента может не возникнуть обязательства согласовывать свои действия с SEC, если целевой территорией рекламной кампании по продаже токенов не является территория США, а при продаже токенов компания убеждается, что покупатель находится за пределами США.

Эмитенты, биржи и иные участники криптовалютного рынка в случае нарушения требований SEC могут быть привлечены к гражданской и/или уголовной ответственности. Санкции могут достигать $500 тыс. и/или 5 лет лишения свободы — в случае уголовного преследования.

Классическим примером выпуска эквити-токенов стала The DAO (привлекла во время ICO $150 млн), деятельность которой и расследовала SEC, по итогам обойдясь, впрочем, предупреждением.

Профессор Артем Генкин, чья компания «КоАнСо» с 2011 года успешно предлагает ведущим российским компаниям и стартапам решения в области комплаенс-анализа и правового дью-дила новых платежных решений и финтеха, добавляет: «Иллюзий о возможности искусственного ограничения круга потребителей той или иной дистанционно предлагаемой финуслуги быть не должно. Известен прецедент, когда в США (где на тот момент лишь в 2 штатах, в том или ином виде, было разрешено онлайн-предложение услуг казино) прокурор другого штата при свидетелях в чек-листе сайта казино намеренно указал «чужой» штат и смог получить доступ к сразу ставшим «незаконными» услугам казино. А последовавший затем судебный прецедент стоил незадачливым продавцам гемблинга и денег, и свободы».

Продуктовые токены и налоги

Starta Capital (американский акселератор, запущенный россиянами, собрал за несколько часов $5 млн) обещает держателям своих токенов членство в клубе инвесторов. Александр Некторов заметил, что предъявить претензии в мошенничестве этому эмитенту будет сложно, что идеально с юридической точки зрения.

Utility token (то есть продуктовые токены) выпустили такие компании, как американская Giga Watt (право пользоваться мощностями майнинговой фермы), Storj (децентрализованное хранение данных на жестких дисках, арендованных у смартфонов), российская SONM (услуги хостинга по типу Амазона), Brave (браузер, повышающий эффективность взаимодействия между рекламодателями и пользователями браузера), Steemit (социальная сеть), российская компания «Колионово» (продукты и саженцы по оговоренной, более низкой, цене) и пр.

Однако в Сингапуре, где регистрируется множество ICO, с продажи Utility token придется заплатить НДС — 7%. Кроме того, в Сингапуре с компаний взимается налог на прибыль в размере 17%. Также россияне, зарегистрировавшие компанию в иностранной юрисдикции, должны сообщить об этом налоговой инспекции и уплатить налоги с дохода этой компании — в соответствии с законом о КИК (контролируемых иностранных компаниях).

Первое продуктовое ICO в российской юрисдикции

Провести ICO в российской юрисдикции — мечта многих участников криптовалютного рынка. Но есть одна проблема — отсутствие регулирования,  в том числе в налоговой сфере. Можно попробовать использовать резидентов Сколково, чтобы избежать НДС. Первое ICO в российской юрисдикции —  ICO Russian Mining Centre (RMC) — началось 7 августа. RMC предлагает инвесторам вложиться в майнер на новом мультиклеточном процессоре и получить его  через 10-12 месяцев. А кроме того — вступить в закрытый клуб майнинга, купив ASIC-майнеры по цене ниже рыночной. Учредители компании — члены генерального совета близкой к Кремлю «Партии Роста» интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев, президент компании «Микрон» Борис Зырянов и основатель ритейлера «Санрайз» Сергей Бобылев. Свои токены RMC размещает не на бирже, а через кошелек Myselium.

Руководитель межведомственной рабочей группы по оценкам рисков оборота криптовалюты Госдумы ФС РФ Элина Сидоренко так прокомментировала  ICO RMC: «С юридической точки зрения мне нравится, что разработчики постарались поднять эту тему в рамках сосредоточения в российской юрисдикции. Свобода договора позволяет сторонам оформлять ту или иную сделку и обеспечивать гарантию безопасности на основе модели, которая уже сейчас существует. Фактически токен с юридической точки зрения представляет собой некий актив, который удостоверяет право инвестора на участие в закрытом клубе майнинга, и все остальное совершенно спокойно укладывается в схему предоставления услуг».

Что такое майнинг — в российском правовом поле, как и в большинстве стран мира, не определено; он одновременно не запрещен и не разрешен. С позиции Центробанка, майнинг — форма самостоятельной хозяйственной активности. Человек, покупающий токен RMC за фиатную валюту, приобретает услугу.

«Услуга (в рамках ICO RMC — ред.) не продается за криптовалюту, это принципиально важный момент, — продолжает Элина Сидоренко. — Биткоины и прочие цифровые валюты в рамках этого проекта представлены как некие цифровые сущности, которые дают человеку право на получение скидки. Можно говорить, что сделка осуществляется в фиатной валюте. Здесь мы совершенно спокойно закрываем риски, которые могут быть в случае приобретения этих вещей. Разработчики предложили оригинальный подход, который будет приемлем для российских граждан. И российские граждане в случае нарушения прав могут спокойно обращаться в российские суды. Мы находим первый оптимальный проект в рамках Российской Федерации. Это действительно отличает проект от всех остальных, и, как мне представляется, дает определенные гарантии». (Подробнее о проекте читайте здесь — ред.)

Стоит отметить: отсутствие законов о майнинге не помешало на днях украинским властям арестовать майнинговую ферму в Киеве за «выпуск денежных суррогатов». Так что риски у майнинга по-прежнему есть, даже несмотря на то, что совладелец майнинговой фермы Дмитрий Мариничев — не вполне обычный участник криптовалютного рынка: он интернет-омбудсмен и крупный партийный функционер.

Автор: Наталья Кузнецова

Сохранить

Сохранить

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья