ENG
В мире, Инвестиции

Кого коронавирус сделал «единорогом»

Мир, похоже, никогда не станет прежним. На волне пандемии одни стартапы отрастили «рога». Другие «единороги» выбыли из технологической гонки. Так, компания по прокату скутеров Lime стоимостью $2,4 млрд приостановила свою деятельность в Европе и США. А служба доставки готовых блюд DoorDash, чья стоимость сейчас оценивается в $13 млрд, неожиданно оказалась самой полезной в условиях самоизоляции. Кто из мировых стартапов получил статус «единорога» в коронакризис? 

Фото: doordash.com
Фото: doordash.com

Доступное образование

Первым из трех братьев Басири (Basiri) из родного Ирана уехал Мартин. Он всегда хотел стать инженером и в 2010 году наконец поступил в Университет Ватерлоо. На достижение заветной цели у него ушло полтора года — столько занял поиск подходящей программы, подача заявления в вуз, перевод оценок, ожидание ответа от университета и получение студенческой визы. Мети и Масси Басири последовали по стопам брата. Им было проще переезжать в Канаду — Мартин подготовил пошаговую инструкцию. Несмотря на это, братья не захотели мириться с несовершенством системы и бюрократией. В 2015 году они придумали проект ApplyBoard.

Эта платформа построена на базе искусственного интеллекта (AI) и алгоритмах машинного обучения. ApplyBoard объединяет иностранных студентов, вузы и партнеров по найму персонала. Через платформу можно поступить в средние и высшие учебные заведения в Канаде, США и Великобритании.

ApplyBoard подбирает для каждого студента университетские программы, исходя из его академического образования, желаемого курса обучения и финансовых возможностей. Процесс подачи заявок упрощен по максимуму — можно заполнить одно общее заявление и подать его онлайн сразу в несколько вузов.

«Студенты экономят время на поиске программ и подаче заявления», — добавляет Мартин Басири.

Помимо этого, ApplyBoard помогает с оформлением документов для получения визы. В последние годы стартап рос бешеными темпами. С момента основания проект помог свыше 100 тыс. студентам из 110 стран поступить в средние и высшие учебные заведения. Сейчас база ApplyBoard насчитывает более 1200 вузов и 4000 рекрутинговых партнеров, которые больше похожи на школьных консультантов. Их задача — помочь студентам с подачей заявления и рассказать, какие из документов понадобятся для обучения за границей.

В 2019 году Deloitte назвал ApplyBoard самой быстрорастущей технологической компанией Канады. Прошлогодний объем продаж, по словам Мартина Басири, составил $300 млн. После того как ВОЗ объявила вспышку коронавируса пандемией и миллионы студентов оказались на дистанционном обучении, дела компании пошли в гору. Количество новых учебных заведений на платформе выросло на 200%.

«Многие инвесторы заметили важность нашей цифровой платформы», — считает Басири.

В разгар пандемии канадский стартап поднял CA$75 млн (с 2015 года общий объем инвестиций в проект cоставил CA$172,6 млн). После мартовского раунда стоимость оценки ApplyBoard поднялась до $1,5 млрд, и компания стала третьим по счету EdTech-«единорогом» в Канаде.

Хранители данных

В то время, как многие быстрорастущие стартапы уходят за кулисы, американская компания VAST Data, занимающаяся хранением данных, блистает на сцене. В апреле, в самый разгар пандемии в США, стартап вступил в ряды «единорогов». VAST Data закрыла инвестиционный раунд во главе с Dell Technologies, Goldman Sachs и 83North на сумму в $100 млн, и оценка ее стоимости достигла $1,2 млрд.

Откуда такой интерес к малоизвестному проекту? Правительства, компании и университеты, которые сейчас занимаются изучением нового COVID-19, требуют большей вычислительной мощности. У VAST Data есть такое решение. Основанный в 2016 году стартап положил конец сложному многоуровневому хранению и использованию жестких дисков на предприятиях. Он разрабатывает экономически эффективные решения для флэш-инфраструктуры и объединяет приложения в масштабируемую систему хранения данных на всех флэш-накопителях. Теперь предприятия могут получить быстрый доступ ко всем своим данным в режиме реального времени. Национальный институт здравоохранения, Gingko Bioworks и Гарвардский университет уже внедряют технологию VAST Data для изучения коронавируса.

«Это исследование требует очень быстрого доступа к большому количеству данных. Они (организации) хотят быстрее опробовать множество гипотез или последовательных геномов, а хранилище данных всегда было слабым местом в этом конвейере», — считает сооснователь проекта Ренен Халлак (Renen Hallak).

До основания VAST Data он был вице-президентом по исследованиям и разработкам и возглавлял команду из 200 инженеров в израильском стартапе по хранению данных XtremIO (сейчас принадлежит Dell — ред.). Когда выручка компании составила $1 млрд, он решил строить собственный проект.

Прежде чем приступить к разработке в 2016 году, Халлак провел опрос среди айтишников, менеджеров и руководителей компаний. На повестке дня стояли два вопроса — каких технологий предприятиям не хватает сейчас и что им понадобится в ближайшие пять-десять лет? Большинство ответили: быстрый доступ к огромным объемам данных. Свой первый продукт VAST Data продала в начале 2019 года. С тех пор компания с общим финансированием в $180 млн заключила десятки контрактов с корпорациями, включая Zebra Medical.

«Мы видим, как наши коллеги в других компаниях сжимаются, сокращают расходы и увольняют людей. Мы находимся в прямо противоположной ситуации», — говорит Халлак.

Сейчас в VAST Data работает 145 человек и открыто 100 вакансий.

Проверка безопасности 

Австралийцу Люку Аниру (Luke Anear) было суждено стать предпринимателем. Свой первый бизнес он запустил в 16 лет. Предприимчивый юноша организовал сбор бутылок из пабов и ночных клубов вокруг Таунсвилла, а переработку стекла — в Брисбене. Одно время он даже пытался с другом заниматься профессиональной фотографией. Но к созданию компании-«единорогу» SafetyCulture его привела работа в сфере охраны труда. Он 7 лет занимался расследованием несчастных случаев на производстве и компенсационными выплатами. В 2012 году в своем гараже Анир начал проект SafetyCulture. Его первое приложение называлось iJSA (анализ безопасности труда).

«Я думал, что могу сделать больше, чтобы помочь людям избежать травм и вернуться к работе, если они все-таки пострадали в результате несчастного случая», — рассказывает предприниматель.

Он не надеялся на быстрый успех: в первый год число загрузок iJSA, по его расчетам, должно было составить максимум 10 тыс. Но этот рубеж был преодолен через шесть недель после выхода на рынок. Следующее мобильное приложение для проведения проверок безопасности рабочих мест iAuditor стало преемником iJSA. Сейчас его используют более чем 26 000 компаний из 85 стран.

С момента основания SafetyCulture провела 6 инвестиционных раундов и собрала $54,4 млн. Последний, седьмой, раунд стартап закрыл в разгар пандемии на сумму $60,5 млн. В проект Люка Анира вложились TDM Growth Partners, BlackBird Ventures, Index Ventures, бывший премьер-министр Австралии Малкольм Тернбулл и сооснователь Atlassian Скотт Фаркухар. SafetyCulture пополнила коллекцию австралийских «единорогов» — сейчас стоимость проекта оценивается в $1,3 млрд.

«Теперь мы не просто компания по обеспечению безопасности, мы — техническая компания», — заявил Люк Анир.

«Зеленая» энергия

Вскоре после того, как Грег Джексон (Greg Jackson) запустил стартап в сфере «зеленой» энергетики Octopus Energy, его спросили об амбициях.

«Какое у меня видение? Я хочу стать Amazon в сфере энергетики», — заявил он.

Его конкуренты засмеялись. Сейчас к Octopus Energy относятся более серьезно. Стартап поставляет «зеленую» энергию в 1,5 млн домов Великобритании (это 5% рынка) и каждую неделю переманивает тысячи клиентов у постоянных конкурентов, предлагая им выгодные сделки. А после апрельской сделки с австралийским партнером Origin, который обещал вложить £300 млн в обмен на 20% компании, Octopus Energy отрастил «рога». Стоимость компании превысила $1 млрд.

В своей предпринимательской жизни Грег Джексон был много кем: до Octopus Energy — неисполнительным директором в Zopa, до директора — основателем стартапа C360 и инновационного бизнеса HomeServe, до стартапера — бренд-менеджером Procter&Gamble, а еще раньше — разработчиком видеоигр. В 2015 году он вместе с бизнес-партнером Джеймсом Эддисоном (James Addison) запустил Octopus Energy при финансовой поддержке материнской компании Octopus Group.

Под их руководством британский стартап полностью автоматизировал процесс покупки и поставки энергии. Прогнозирование спроса и разработку сценариев риска, если вдруг изменятся оптовые цены, поручили алгоритмам машинного обучения. С тех пор Octopus стало проще закупать энергию ветра и солнца у местных поставщиков. За последние пять лет компания отвоевала у конкурентов 5% рынка и вышла за пределы Великобритании — в Австралию и Германию.

«Для нас гонка началась! В ней наша задача стать большими, прежде чем наши конкуренты станут эффективными», — заключает Грег Джексон. 

Автор: Ольга Гриневич

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Нравятся материалы «Инвест-Форсайта»? Подпишитесь на рассылку «Самое интересное сегодня»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья