ENG
Инвестиции, Мнение

Конец эпохи рантье?

Иван Филиппов

Иван Филиппов

Финансовый аналитик

Завершившийся 2020 год заставил по-новому взглянуть на вопрос личных финансов многих, включая даже состоятельных граждан. Причём это касается не только тех предпринимателей, кто несёт существенный бизнес-риск, но и тех, кто живет на доходы от капитала. Отрицательные процентные ставки на мировых рынках, а также в России с учетом реальной инфляции, снижение арендных доходов, особенно в сегменте коммерческой недвижимости, турбулентность на товарных рынках в целом, недостаток прозрачных низкорисковых инструментов инвестирования свидетельствуют о системных изменениях привычной экономической модели. Неужели безоблачная жизнь рантье закончилась? Какой есть выбор, кроме понятной развилки: «проедать» или рисковать капиталом?

Главным монетарным ответом на экономический шок от пандемии коронавируса стало продолжение начатой ещё в нулевые политики «дешевых денег». Вложения в долговые инструменты качественных заемщиков окончательно перестали приносить реальный доход, ставя под сомнение сохранность сбережений. Это плата за поддержку экономического роста и потребления. Последнее, особенно в развитых странах, сильно обогнало реальные доходы населения, которые не удаётся разогнать уже много лет.

Во многом причиной такой ситуации является экспорт рабочих мест в страны Азии, в первую очередь Китай, что в свою очередь вызывает серьезное социальное напряжение. Политика «дешевых денег» отчасти сглаживает его, давая людям возможность дополнительно потреблять, пусть и в кредит. Дешевые деньги действительно слишком привлекательны, чтобы ими пренебрегать. Как результат, побочным эффектом становится паутина тотальной закредитованности (государств, частного и корпоративного секторов). Второй эффект — возникновение рыночных «пузырей» и отрыв финансового рынка от реальной экономики, что, кстати, ставит под большое сомнение обоснованность текущих котировок, в первую очередь на акции.

Все это свидетельствует о системности проблем, стоящих перед экономикой, и отсутствии широкого набора инструментов для их решения. Поэтому в обозримой перспективе маловероятным видится отход от текущей денежной политики, проводимой крупнейшими эмиссионными центрами. Да и велик, что греха таить, соблазн снизить государственный долг за счёт «выплаты» по нему отрицательных процентов. А это значит, инструменты денежного рынка, включая банковские депозиты, короткие облигации и кредитные ноты, пока не будут эффективным средством от инфляции.

До мирового финансового кризиса (2008–2009 годы), помимо инструментов фондового рынка, защитным активом от обесценения денег были инвестиции в покупку недвижимости, которые обеспечивали внятную доходность при достаточно низком риске. Фактически это был только риск добросовестности застройщика; по готовой недвижимости вообще серьезных рисков не было. Как показала жизнь, безрисковость таких инвестиций сильно переоценена; прирост стоимости на недвижимость был обусловлен преимущественно ростом ипотеки. После 2009 года снизившаяся доходность заставила многих инвесторов в недвижимость переключиться на сегмент сдачи в аренду. Представлялось, что здесь все уже наверняка: всегда нужны офисы для работы, жильё, особенно в городе, и, конечно, торгово-развлекательные площади (где же ещё совершать покупки и вообще тусоваться в выходные?).

Но Covid-19 изменил и это. Благодаря «удаленке» начался массовый исход сотрудников не только из офисов, но также из городских квартир. Потенциал урона для владельцев торговой недвижимости сейчас трудно оценить. Выиграли только владельцы загородной недвижимости, причём вряд ли надолго. Удаленная работа позволяет не быть привязанным к одному месту. Вернётся ли все «на круги своя» после долгожданной победы над коронавирусом? Такой сценарий имеет весьма ограниченные перспективы. Конечно, определенный откат к доковидному порядку вещей неизбежен, однако полному восстановлению позиций для арендодателей недвижимости будет мешать:

  • общее падение доходов (как частного, так и корпоративного секторов);
  • возможность снижения офисных расходов за счёт сохранения «удаленки» (по различным оценкам, количество работников, которых возможно перевести на постоянный удаленный режим, в России составляет порядка 35%, цифры в развитых странах Европы — ещё выше);
  • рост аудитории интернет-магазинов и в целом онлайн-торговли (в случае владельцев торговых площадей).

Иными словами, пандемия стала мощным катализатором системных изменений для основных классов активов рентного дохода. Уже много лет говорят о подрывных инновациях в производстве и бизнесе. Видимо, пришло время и для трансформации модели рантье. Какой будет рента и как сохранить капитал без особого риска в новых условиях?

Простых ответов в эпоху перемен не бывает. Любые, казалось бы, безрисковые варианты могут быстро перестать быть таковыми. Более того, переход к новым группам активов всегда сопряжён со значительными рисками, как минимум потому что требуется время, чтобы на практике разобраться в них. А это всегда путь возможных потерь. Тем не менее, определяя контур будущей ренты, следует отметить ряд вполне явных ее характеристик:

  1. Смещение фокуса на нематериальный характер активов. Это, конечно, не значит, что век осязаемых активов полностью ушёл. Но все больший переход людей и, как результат, бизнесов в онлайн диктует новые правила. Ситуация тонизируется выходом в ближайшее время во взрослую жизнь поколения Z (зуммеров — рождённые 1997–2010 годы), чьи потребительские предпочтения сильно отличаются. Может, уже недалёк тот день, когда, например, стоимость недвижимости в виртуальной реальности сравняется с ценами на ее аналог в обычной жизни?
  2. Сокращение сроков использования актива, дающего ренту. Современный мир предлагает все больше возможностей потребления, что вместе с ускорением развития технологий быстро меняет рыночные предпочтения. То, что было модно вчера, уже не нужно сегодня. Никогда ещё хайп не был так быстротечен. Все это определенным способом влияет на долговечность активов, в первую очередь нематериальных. Например, утрата позиций социальной сетью неминуемо означает снижение возможностей монетизации для созданных на ней платформ и сообществ.
  3. Интеллектуальный характер. Требуются значительные знания, в первую очередь в области финансов, цифровых технологий, маркетинга для создания объектов новой ренты. Чтобы просто увидеть возможности для рентного дохода, понадобится определенная квалификация. В этом контексте инвестиции в расширение своих навыков могут оказаться неплохой стратегией для современных рантье.
  4. Другой уровень вовлеченности в управление активом. Быстро меняющийся мир оставляет меньше шансов для пассивного управления рентными активами. Также становится намного сложнее просто унаследовать активы и, не вникая в их рыночной контекст, рассчитывать на безбедную жизнь.

В текущих условиях трудно линейно ответить на вопрос: какие именно активы в обозримой перспективе будут наиболее привлекательны для получения рентного дохода? Ниже приведен лишь взгляд на возможные направления таких активов. Все они, безусловно, могут нести серьезные риски инвестирования. Итак, пять возможных направлений:

  1. Объекты цифровой ренты. К ним в полной мере относятся не только чисто цифровые ресурсы, но и материальные активы, обеспечивающие технологическую жизнедеятельность сети. Стоит отметить, что это не распространяется на вложения в криптовалюты, обладающие пока колоссальными рисками инвестирования. Против новых эмиссионных центров будет, с высокой вероятностью, играть институт государства, явно не желающий потерять монополию на выпуск денег.
  2. Объекты, связанные с ростом востребованности экологической тематики. Рост важности экологической повестки уже не вызывает вопросов. Это в полной мере касается и предпочтений потребителей, особенно новых поколений. В этой связи и с учетом роста удаленной занятости потенциально интересными выглядят объекты, обеспечивающие инфраструктуру проживания вблизи природоохранных территорий.
  3. Технологии. Инвестиции в патенты на новые технологии и продукты для последующего получения отчислений с потребителей. Отрасль вложений, требующая хорошего уровня технологических и юридических знаний. Существует высокий потенциал рынка консалтинговых услуг по таким инвестициям, который также будет стимулировать вложения по этому направлению.
  4. Объекты, связанные с ростом объема путешествий и перевозок. Высокий отложенный спрос на путешествия и в целом динамичный рост туристической отрасли, остановленный пандемией, свидетельствуют о высоком потенциале восстановления. Ряд крупнейших мировых авиаперевозчиков уже заявил о рекордных продажах на позднюю весну 2021 года. Тем не менее общее падение располагаемых доходов будет накладывать отпечаток на характер потребления путешественников. Системно важным остаётся вопрос выбора наиболее предпочтительных форматов предложения (проживание, покупки, досуг), что будет оказывать прямое влияние на востребованность разных категорий недвижимости, рассчитанной на туристической спрос.
  5. Использование диспаритета стоимости рентных активов. Увеличение градуса политического противостояния на мировой арене становится вполне привычным фактором. Ближайшей разрядки не предвидится. Во многом это обусловлено высокой вероятностью предстоящего геоэкономического противостояния между США и Китаем. Это будет создавать вполне привлекательные цены на ряд достаточно приличных рентных активов, главный риск которых лежит в политической плоскости и прямо не связан с их непосредственным качеством. Примером могут служить российские еврооблигации. В их числе есть бумаги качественных эмитентов с адекватной доходностью. Вопрос инвестиций в них — исключительный вопрос внешнеполитических рисков для России.

В значительной степени вопрос смены объектов рентного дохода относится и к государствам-рантье. В случае России кажется, что ее уход от модели углеводородной ренты уже «не за горами». Появление альтернативных источников топлива, повышение эффективности его использования — все это сильно способствует такому исходу. Не касаясь вопроса структурных проблем рентной экономики, стоит отметить, что получение рентного дохода лишь как дополнительного источника поступлений страны вряд ли вызывает какие-то сомнения. Главный критерий его долгосрочности — это сохранение и преумножение главных богатств страны, включая здоровье населения, экологии и т.д. В этом смысле у России снова большие ресурсы: уникальное географическое положение между тремя континентами (расширение транспортных коридоров через Россию), технологический задел по ряду отраслей (технологическая рента) и многое другое.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья