ENG
Добавить в избранное
Инвестклимат, Мнение, Прогнозы

Концентрация населения в мегаполисах — ловушка для развития

Александра Белоус

Александра Белоус

Президент Межотраслевой ассоциации саморегулируемых организаций «Синергия» в области строительства и проектирования

Российские ученые-социологи Рустем Нуреев и Юрий Нуреев подробно описали в своих работах такой интересный феномен, как path dependence, то есть зависимость от предшествующего развития. Ученые установили, что в институциональной сфере и экономике современное направление развития во многом зависит от предшествующего опыта и решений, принятых в прошлом, пусть даже опыт был негативный, а решения неудачные с точки зрения современных вызовов. Характерным примером такой «ловушки», препятствующей социально-экономическому развитию современной России и даже ставящей под угрозу ее национальную безопасность, является сегодня исторически обусловленная экономическая, политическая и административная сверхконцентрация населения в нескольких городах и постоянная миграция населения в мегаполисы, из-за которых огромные пространства крупнейшей по площади страны мира остаются слабо освоены и населены, вследствие чего экономика многих российских регионов стагнирует, а их социальная сфера деградирует. 

Бремя прежних решений

Мобилизационная гиперцентрализация, затрагивающая все стороны хозяйственной, культурной и политической жизни, является большой проблемой России еще с XVI века, то есть со времен Ивана Грозного. Чтобы укрепить свою единоличную власть, подавив сепаратизм и сопротивление родовитой знати, а также обеспечить возможность относительно быстрой мобилизации и прокорма многочисленного войска на случай довольно частых и длительных военных кампаний, Иван Грозный и его правительство всячески стимулировали укрупнение поселений. На смену характерным для предшествующего периода однодворным крестьянским хозяйствам или поселениям из одного или трех семейных дворов с помощью административной и помещичьей централизации искусственно создавались многолюдные деревни и села из десятков, а то и сотен дворов.

С одной стороны, это существенно облегчало властям рекрутские наборы, переписи населения и налоговое администрирование. С другой, одновременно порождало высокую скученность, малоземелье и бедность. Впрочем, властям это было даже выгодно. Из-за бедности и малоземелья люди охотней шли на военную службу и массово мигрировали в растущие города, пополняя ряды ремесленников, купцов, а также иных обитателей слобод и посадов.

Той же линии придерживался Петр I, активно развивавший города, торговлю и ремесла и стимулировавший для этого укрепление поселений. Той же стратегией пользовались и последующие правители России.

Советское — значит московское

В советское время усиленная централизация поддерживалась не только по экономическим и административным, но и по политическим причинам. Монополия на власть коммунистической партии требовала, чтобы реальных (а не номинальных) центров принятия решений было максимум два. Соответственно, ими стали две столицы — Москва и в меньшей степени Ленинград (Санкт-Петербург), где проживало менее 3% населения. Чтобы подчеркнуть привилегированный статус этих городов, их в рамках административно-плановой экономики сделали центрами перераспределения большей части товарного фонда страны. То есть на две столицы в советское время приходилось почти две трети мяса, рыбы, сыра, яиц, круп, макаронных изделий, жиров, шерстяных, шелковых и трикотажных тканей, одежды, обуви, керосина и т.д. Поэтому за продовольствием и потребительскими товарами люди съезжались в столичные города со всей округи за десятки, а иногда и сотни километров. Так возникали характерные для советского времени многочасовые километровые очереди.

Отголоски советской сверхцентрализации до сих пор можно увидеть, например, в том, что на Москву и Московскую область, а также Санкт-Петербург и Ленинградскую область в России приходится почти 70% всех складских площадей класса А и В. Московская и Питерская агломерации по сей день являются основными распределительными хабами и потребительскими центрами страны. Отсюда и высокие «московские» цены в регионах. Кроме того, имеет место финансовая сверхконцентрация, обусловленная в том числе вышеназванными причинами. Банковский сектор России сосредоточен почти исключительно в Москве. Еще в 2004 году больше половины российских банков расположили свои головные офисы в Первопрестольной. На второй по величине финансовый центр — Санкт-Петербург — приходится всего около 5% банков страны. Это объясняется прежде всего столичным статусом Москвы, сосредоточенностью в ней политической власти, госорганов, налоговых поступлений, рентных доходов и деловой активности.

Экономические последствия гиперцентрализации

К сожалению, в перспективе ближайших лет ситуация с гиперцентрализацией, на мой взгляд, будет только ухудшаться. В столицах и разрастающихся городских агломерациях будет жить все больше людей и строиться все больше жилья, а в регионах, наоборот, все меньше. Почему? Экономическая и, соответственно, социальная активность, как основные финансовые потоки и денежная масса, также сосредоточены вокруг Москвы и Санкт-Петербурга, а также еще нескольких крупных городов — вроде Казани, Краснодара, Екатеринбурга и Новосибирска, где зарплаты и уровень жизни в разы выше, чем в большинстве других регионов. Именно поэтому в первую очередь Первопрестольная и Северная столица, а также другие мегаполисы служат экономическим магнитом для массовой миграции из других регионов, что в свою очередь активно стимулирует рост спроса и цен на жилье в них.

Для страны в целом это очень негативная ситуация, так как благополучие двух столиц и нескольких крупных городов растет за счет и в ущерб развитию других субъектов. Большую часть молодого, динамичного, квалифицированного и экономически активного населения, подобно пылесосу, всасывают в себя Москва, Санкт-Петербург и другие города-миллионники.

В то же время средние, малые города и сельские территории стремительно обезлюдевают, беднеют и деградируют в экономическом, социальном и культурном плане. Жилищное строительство и инфраструктура в них либо вовсе не развиваются, либо развиваются очень медленно и слабо. Сейчас примерно 70% совокупного объема строящегося жилья приходится всего на 49 из 85 субъектов. Причем львиная доля — всего на 10 крупных городов. Очевидно, застройщики идут в первую очередь туда, где есть платежеспособный спрос. А он, увы, есть только в крупных городах с высоким уровнем доходов населения, то есть, опять-таки, — в столицах и миллионниках. В результате малые и средние города с не очень состоятельными жителями оказываются просто неинтересны крупным застройщикам. Тем самым даже строительные компании способствуют сохранению и усилению дальнейшей гиперцентрализации.

Что должно измениться

Негативный тренд, на мой взгляд, будет продолжаться и даже усиливаться до тех пор, пока политическая власть и экономическая жизнь будут сосредоточены главным образом в Москве — и гораздо в меньшей степени в Санкт-Петербурге.

Чтобы хотя бы начать решать проблему, следовало бы, например, оптимизировать налоговую систему. Потому что пока доходы регионов в очень большой мере стекаются в столицу в виде налоговых отчислений, в том числе налоги крупнейших предприятий, чьи головные компании находятся в Москве. Потом столица в виде бюджетных трансфертов перераспределяет деньги между регионами, оставляя значительную их часть себе. В итоге в ряде случаев возникает парадоксальная ситуация, когда платежи регионов в федеральный бюджет обратно пропорциональны бюджетным выплатам, то есть чем больше субъект платит в казну, тем меньше она расходует на его развитие. Это ведет к экономической стагнации регионов и обеднению местного населения.

В свою очередь бедное население не может обеспечить спрос и маржу девелоперам. В регионах не ведется активное строительство, а экономически активное население мигрирует в крупные города в поисках более высоких доходов и комфортных условий жизни. Чтобы выбраться из порочного круга, необходимо, чтобы больше денег оставалось в региональных бюджетах — а они пополнялись еще и за счет федеральных субвенций и частных инвестиций.

Чтобы стимулировать массовый платежеспособный спрос на жилье в регионах, необходимо существенно повысить доходы и уровень жизни населения. А чтобы развивать региональные экономики, следует активно поддерживать их федеральными субсидиями и оставлять в регионах больше налогов. Когда у людей на местах станет больше денег, туда сразу же потянутся инвесторы и застройщики. Ведь потребность в улучшении жилищных условиях у населения огромна. Пока только в 13 регионах граждане обеспечены квадратными метрами выше среднего по стране. В среднем же по России на одного человека приходится всего около 25 квадратных метров общей площади жилья при том, что по социальным нормативам на одного человека должно быть минимум 33 «квадрата» общей площади жилого помещения. Повторюсь: спрос на жилье в стране колоссальный, но все упирается в деньги.

Впрочем, есть и другой вариант решения проблемы — массовое строительство в регионах социального жилья за государственный счет, как в советское время. Либо массовый выкуп у частных застройщиков больших объемов уже готового жилья по фиксированным государственным расценкам и сдача их в аренду населению по договорам социального найма с правом последующей приватизации по определенной среднерыночной цене. Опять же, все упирается в деньги и пресловутую «колею» — логику построения государства по центростремительному принципу.

Иными словами, чтобы если не остановить (это невозможно в принципе), то хотя бы замедлить массовую миграцию российского населения в мегаполисы, власти должны найти способ сделать жизнь в небольших и средних населенных пунктах России элементарно комфортной для жизни. Однако для этого потребуется долгая политическая воля, которая поможет стране выбраться из вековой «колеи» и начать движение в сторону реальных, а не декларативных регионализации и федерализации страны.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья