ENG
Добавить в избранное
Интервью, Стартапы, Финансы

Лекарственное страхование: рождение нового рынка

Ситуация в российской экономике не радует: сокращение доходов вынуждает потребителей больше экономить, все тщательнее считать деньги. На принятие потребительских решений всё больше будет влиять возможность либо сэкономить, либо получить дополнительные выгоды, такие как кэшбэк, либо выбрать более дешёвые аналоги продукта или услуги. Добавим к этому фактор старения населения. В ближайшем будущем население будет становиться беднее и старше, значит, цена лекарственных препаратов для него будет всё более и более критичным фактором. Стартапы, которые действуют в фокусе схождения данных тенденций, обладают неплохими шансами на успех. 

Пару лет назад автору этих строк удалось побывать на финале корпоративного акселератора «Сбера», где и обратил на себя внимание проект, отвечающий этим требованиям. Поиск в записной книжке напомнил ключевые слова, по которым далее отыскался сам проект. За два года, прошедшие с момента основания, проект не закрылся, как происходит с 90% стартапов, а вполне себе подрос. Платформа PharmIQ позиционирует себя как «фармтехсервис с использованием алгоритмов искусственного интеллекта». На сайте стартапа говорится, что с его помощью можно сэкономить до 90% средств, потраченных на лекарства. Предложение выглядит заманчиво, и нам не остаётся ничего, кроме как пройти весь путь пользователя. В чем суть нового типа бизнеса? Об этом мы беседуем с основателем платформы PharmIQ Максимом Шапориным.

Михаил Алаеддин / РИА Новости
Михаил Алаеддин / РИА Новости

PharmIQ — это кто или что?

— И «кто», и «что». Если говорить про «кто»: команда, вышедшая из страхового рынка, раньше работали в крупных компаниях, таких как ВТБ, «Сбер», ВСК, и запускали для них инновационные продукты. Сейчас командой создан стартап.

Если говорить про «что» — IT-платформа, которая делает возможным доступный по цене программы лекарственный кэшбэк через страховые инструменты. В ближайшем будущем наш алгоритм позволит рассчитывать индивидуальную предиктивную модель потребления лекарственных препаратов для любого россиянина в контексте страхового возмещения за лекарства.

Почему то, что вы делаете: а) важно и б) жизнеспособно?

— Лекарственное страхование давно стало нормой для развитых стран. Страховые системы там разные, работают по разным принципам, но в том или ином виде лекарства практически всегда покрываются страховкой. Только в России лекарства за редчайшим исключением не включены в цену полиса. Почему так случилось? Страховая отрасль очень консервативна. Для того чтобы выйти на новый рынок, необходимо оценить риски. Чтобы оценить риски, необходима статистика. Чтобы набрать статистику — нужны продажи. А продаж нет (и не может быть), если рынок ещё не существует. Получается замкнутый круг.

Интуитивно все понимают, что рынок лекарственного страхования — это очень перспективно. Однако делать первый шаг до нашего появления никто не хотел. Мы пришли и этот первый шаг сделали: разработали и запустили IT‑платформу, которая анализирует потребление лекарств и позволяет разработать тарифы для страховых компаний по программам ДМС (добровольное медицинское страхование), в том числе для розничных продаж. Причем тарифы, доступные для людей. И вот через полтора года нашей работы вдруг для всех становится очевидно: рынок-то есть — и он огромный.

При слове «огромный» сразу видится что-то с большими нулями.

— Да, рынок покупаемых лекарств сегодня около 1,2 триллиона рублей в год. В пределе он может быть покрыт за счёт средств, накопленных в системах добровольного и обязательного медицинского страхования.

Триллион рублей — это, конечно, хорошо. Но где в этом триллионе ваш бизнес?

— Мы хотим и можем сделать так, чтобы за лекарства, назначенные врачом, платили страховые компании. Либо это покрывалось из фонда ОМС и было выгодно всем участникам системы, поскольку появятся расчётные модели. Сейчас наша модель бизнеса — ежемесячная или годовая подписка. С каждого полиса лекарственного страхования мы получаем небольшую комиссию. Показатели рынка, на которые мы ориентируемся, следующие: в стране 12 млн человек застраховано по ДМС. При проникновении в 10% только с этого канала продаж годовая выручка бизнеса уже составит не менее 400 млн рублей.

И всё равно по сравнению с триллионом как-то несерьёзно.

— В стране живёт не менее 90 миллионов человек, регулярно покупающих лекарства. Дальше действует простая математика, посчитать несложно.

Азарт предпринимателя объясним и понятен. А в чём выгода для обычного человека: для меня, например, как одной из этих 90 миллионов?

— Есть как минимум четыре аргумента, почему это выгодно для обычного человека, включая вас.

Первое. Люди смогут при помощи страхового механизма получать лекарства за счёт посильных для них средств. Любая страховка для потребителя в десятки и сотни раз дешевле, чем объём покрытия.

Второе. Люди смогут получать полный спектр лекарств, которые назначаются врачом для лечения заболевания. Сейчас человек платит за лекарства из своего кармана и всегда стоит перед выбором: купить всё, что назначил врач, или только основное. Пройти весь курс препарата или на три дня, чтобы снять симптомы. Как говорят врачи, «недолеченность» пациентов — это огромная проблема.

Третий момент: выбрать оригинальные препараты, назначенные врачом, или более дешёвые дженерики с не всегда понятным лечебным эффектом?

Четвёртое. Если страховое покрытие будет распространяться только на лекарства, назначенные врачом, снижается мотивация к самолечению. Сейчас человек, чувствуя симптомы заболевания, не идёт к врачу, чтобы точно диагностировать проблему: он сразу идёт в аптеку и покупает лекарства, экономя на визите к специалисту. Если он будет знать, что потраченные на лекарства деньги компенсируются только после похода к врачу, у него будет прямая финансовая выгода — он пойдет к врачу. В масштабах страны такое изменение поведения, уверен, будет очень полезно для улучшения здоровья нации.

Мы хотим и можем сделать так, чтобы за лекарства, назначенные врачом, платили страховые компании. Либо это покрывалось из фонда обязательного медицинского страхования. И это будет выгодно всем участникам системы, включая меня и вас.

Мы говорим про аппетиты бизнеса, про боли потребителя. Но мы живём в России, и я не сделаю большого открытия, если скажу, что в нашей системе нельзя забывать про государство, его вес и его интересы. Где в вашей схеме государство?

— Скорее, где мы в схеме государства. Государство уже работает над повышением прозрачности обращения лекарств, наш расчёт страхового возмещения этому также способствует. В целом система лекарственного страхования, которую мы видим в перспективе ближайших двух-трёх лет, очень хорошо дружит с электронным рецептом и, шире, цифровым контуром Минздрава. Спрос рынка уже начинает перевешивать текущие возможности команды проекта; нам сейчас приходится фокусироваться в первую очередь на коммерческом рынке. Хотя мы уже получили сигналы о заинтересованности и четко понимаем, где наша платформа может быть полезна госсектору.

Про людей поговорили, про государство вспомнили. У нас портал для инвесторов: что любопытного они могут услышать для себя?

— Мы сейчас раскачиваем не просто большой, а огромный рынок. Можем и хотим бежать быстрее. Будем рады ускориться вместе с серьёзным партнёром. На сегодня в нашем активе очень живой отклик от страхового рынка и готовность запускать продукты на основе нашей технологии. Стартанули в двух больших страховых компаниях (одна из них — дочка «Сбера») и крупном банке. Готовим соглашения ещё с несколькими игроками. Рассчитали финмодель и подтвердили ее на практике, запустились на розничном рынке, выходим в корпоративный ДМС. Собрали первые тысячи продаж и начали обучение нейросети. Но это первые шаги. На следующем этапе мы закончим обучение нейросети на массиве порядка десятка тысяч обращений. И вот тогда у компании открываются совершенно новые и значительно более интересные перспективы.

— А если совсем в лоб: насколько вам интересны инвесторы в ваш стартап?

— Ваши читатели наверняка знают: есть такая концепция Blue Ocean. Зачем плавать в речке и драться за крошки со стаями голодных маленьких рыбок, когда можно создать чистый голубой океан (новый рынок с нуля) и наслаждаться его размерами, простором и свободой? Мы такой рынок создали, не то чтобы на голом энтузиазме: больше из интереса и понимания, как это работает в мире. Мы в России тоже будем так работать. Просто этот путь будет быстрее либо медленнее. Действуя своими силами, мы окажемся в этом будущем медленнее. Если сейчас у нас появятся дополнительные ресурсы стороннего инвестора — быстрее, возможно, очень быстро. Но мы всё равно там будем, потому что будущее уже наступило.

Беседовала Арина Колонтай

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья