ENG
Добавить в избранное
Инвестиции, Интервью, Стартапы

Леонид Чернигов: Акселератор для ЛПК — точка входа в «цифру»

Лесопереработка в России остается в числе наиболее консервативных отраслей экономики, в которых проникновение цифровых решений пока еще не достигло желаемого уровня. И вряд ли будет большим преувеличением сказать, что речь идет о новом голубом океане для внедрения «цифры». Между тем крупнейшие игроки отрасли первые шаги по поиску digital-инноваций уже делают — в июле завершился первый набор акселератора ForestTech Accelerator, запущенного по инициативе «Приангарского ЛПК». О причинах низкого проникновения цифры в отрасли, а также возможностях, которые дают индустрии технологические инновации, «Инвест-Форсайту» рассказал организатор ForestTech Accelerator со стороны индустриального партнера «Приангарского ЛПК» Леонид Чернигов.

Точка входа для «цифры»

Леонид Чернигов, организатор ForestTech Accelerator

— Леонид, почему компания решилась на запуск акселератора, что стало причиной?

— Дело в том, что в России отрасль ЛПК достаточно консервативна с точки зрения проникновения инновационных цифровых технологий. Да, профильное технологическое оснащение предприятий сейчас на очень высоком уровне, они все достаточно продвинуты, используют европейское оборудование. Однако все понимают: этого уже недостаточно, ведь самое продвинутое оборудование все равно существует в старой логике бизнес- и производственных процессов.

Добавленная стоимость лежит уже за их пределами, на повестке стоит оптимизация и цифровизация процессов. Поэтому мы начали искать инструменты, позволяющие трансформировать бизнес: точку входа для «цифры». Мы подходили к этому в определенной степени как к эксперименту — и для сотрудников, и для акционеров, и для всех стейкхолдеров; хотели посмотреть, что это значит — работать со стартапами, с инновациями.

— Почему выбрали именно формат акселерации? 

— Конечно, существуют и другие варианты, к примеру обратиться к крупным ИТ-интеграторам. Но именно акселератор показался в итоге понятной точкой входа, ведь в нем участвует большое число команд, можно оценить сразу множество проектов. В том числе это адекватный формат с точки зрения затрат. Речь идет о нескольких десятках миллионов рублей, причем в эту сумму входит все оснащение акселератора «под ключ», включая услуги оператора и даже оплачиваемые пилоты команд. Кроме того, такая точка входа создает позитивный имидж для предприятия.

— Инициатива от руководства исходила?

— Да, запроса снизу в подобных отраслях ожидать сложно. Люди настолько заняты в производственных процессах, что думать об изменениях сути работы времени просто не остается. Конечно, самый желательный вариант — когда сотрудники сами видят необходимость изменений в рабочих процессах. Плюс пока существует и страх перед инновациями, что новые технологии и решения могут заменить на рабочих местах людей. Хотя на самом деле новые технологии станут скорее подспорьем для сотрудника. У предприятия нет задачи экономить на ФОТ. Как показывает практика, в том числе уже по итогам акселерационной программы, предлагаемые для отрасли инновации — это ни в коем случае не замена рабочих мест. Ведь у любого инновационного решения должен быть оператор! Например, заменим традиционный замер леса линейкой на инновационный, через мобильное приложение. Это же должен кто-то сделать, то есть человек по-прежнему будет нужен, просто он будет оперировать не линейкой. Более того, он сможет получить новую компетенцию по управлению инновацией, став даже более важным и ценным сотрудником для компании. Но страх все равно есть.

Дали возможность поучаствовать всем командам

— По каким направлениям искали инновации?

— Перед стартом работы мы совместно с оператором GVA провели диагностику инновационной зрелости в компании, выявили направления, по которым внедрение инновационных решений действительно востребовано. В процессе, кстати, участвовал менеджмент: люди сами говорили, решения в каких сферах было бы интересно посмотреть. На основании запросов в итоге были сформировано шесть направлений в акселераторе. В их числе — «Учет и управление ресурсами предприятия», HR-Tech, «Новые продукты и бизнес-модели», «Ремонты и модернизация», «Маркетинг и продажи». Также открыли отдельный трек под любые отраслевые технологии: для всего, что можно применить в ЛПК.

— И где было больше всего проектов?

— Меньше всего уникальных решений пришло в рамках HR-трека, а также в маркетинге. Дело в том, что на предприятии довольно большая текучка кадров, но в основном она касается разнорабочих, а также кадров, которые умеют управлять спецоборудованием — харвестерами, например. Решения же, которые пришили, были направлены скорее на менеджеров и белых воротничков.

Интересным обещал быть трек «Новые продукты и бизнес-модели», в его рамках мы рассчитывали посмотреть решения по оптимизации отходов, которые, возможно, позволили бы снизить их объемы или предложили бы новые продукты на их основе. В российском ЛПК ведь очень велик процент отходов — в зависимости от предприятия цифра составляет от 40% до 60%. То есть если в обработку зашла тысяча кубов дерева, 500 кубов может уйти в отходы: это и кора, и щепа, и опилки. Нельзя сказать, что в акселератор такие решения не пришли вовсе, но почти все они были на очень раннем этапе развития, не подразумевающем возможность внедрения.

Самым «емким» оказалось направление «Учет и управление ресурсами», в том числе по прохождению в финал. Речь идет о решениях для оцифровки лесных массивов, уже заготовленной древесины, для автоматического управления и распределения транспортом, логистическими цепочками. То есть все, что связано с ресурсами, их транспортировкой и учетом.

— Работу акселератора как выстроили?

— В первом наборе мы решили дать возможность поучаствовать всем командам, которые готовы были предложить инновационные решения для отрасли, — все, что есть на рынке. В итоге к нам пришло 200 с лишним заявок, которые на этапе предакселератора мы оценили на основе презентаций и текстов заявок. Было отобрано порядка 60–70 заявок для обсуждения, из которых выбрали 38. И уже этим участникам предстояло работать с бизнес-заказчиками внутри ПЛПК. Например, разработчики решения для технологов работали с главным технологом предприятия и т.д. В течение двух месяцев команды проверяли совместимость предложенного решения и запроса внутри предприятия. В итоге мы выбрали 20 проектов, которые презентовали свои решения в марте; из них 10 оказались в финале. Все они получили бюджеты на запуск пилотов (до 500 тысяч рублей), с марта по июнь шло внедрение. Уже на демодне в начале июля финалисты презентовали как свое решение, так и итоги его запуска на предприятии.

— Какие наиболее интересные решения по итогам акселератора стоит выделить?

— Все решения интересные и перспективные. Например, три из них имеют отношение к сфере промышленной безопасности, в том числе СУНКТ Well Compliance. С помощью машинного зрения можно мониторить оборудование: следить, не перегрелось ли оно. Также отслеживается активность людей в цеху: правильно ли они одеты, в верной ли зоне находятся. Есть решение OPTI-SAWMILL, которое позволяет оптимизировать планирование и управление производством и продажами, повышая эффективность. Сейчас многие подсчеты технологи осуществляют вручную, с помощью Exсel. По оптимизации замеров и учета леса есть два проекта, Smart Timber и Timbeter, чьи решения сокращают время и повышают точность замеров древесины при заготовке и транспортировке. Ремонт техники упрощают очки дополненной реальности ИКСАР. Оборудование ведь часто ломается, в лесу нередко отсутствует связь, передать информацию о поломке сложно, механика приходится долго ждать. С незначительными поломками вполне может справиться водитель, в помощь которому в AR-очках содержится библиотека возможных неисправностей.

Ключевой вопрос — время

— Как видите будущее взаимодействие с командами?

— Сейчас идет оценка результатов внедрения на основе полученных в рамках пилотов данных, в том числе с точки зрения потенциала масштабирования на всю компанию. Все команды по итогам пилотов представили предложения, как может дальше происходить внедрение, включая оценку стоимости и потенциального результата. Сейчас определяем, работаем ли мы с каждой из команд дальше.

— Какой формат работы им будете готовы предложить?

— Пока мы не планируем брать команды в штат, хотя в целом такая практика на рынке бывает. Скорее всего, мы будем работать в форме технологического подряда. Как правило, это интереснее и для команды, ведь для работы им остается большой рынок, в том числе зарубежный.

— Нет ли риска, что тогда решения «уйдут» к конкурентам?

— Среди крупных производителей сейчас конкуренции особой нет. Рынок готов «переварить» все объемы продукции, запрос на материалы сейчас высочайший, предприятия конкурируют не друг с другом, а за собственную экономическую рентабельность. Конкуренция идет за время, за скорость собственной модернизации. В случае с новым решением у нас есть право «первой ночи», мы становимся первыми, кто проведет внедрение, мы экономим время. В любом случае, все технологии будут внедрены во всех крупных ЛПК. Если не сделает один стартап, за ним придет другой, его клон.

— Поиск инноваций планируете продолжать?

— Считаем, что первый акселератор показал себя хорошо. Как минимум мы не можем назвать ни одно решение, которое было внедрено в рамках пилота, ненужным или плохим. Это хороший прецедент: отрасль интересуется инновациями. Планируем запустить следующий набор уже этой осенью. Сейчас мы можем говорить о потенциальных партнерах, которые обозначили свой интерес, — это группа «Илим» и «Свеза».

— На отрасли глобальные технологические тренды как отражаются? Они что-то меняют?

— Есть немало направлений, где инновационные технологии могли бы повысить рентабельность, снизить издержки. Например, есть замечательные решения в области таксации, которые с помощью информации от лидар-датчиков позволяют создавать полноценные цифровые двойники лесных массивов из арендной базы предприятий ЛПК. В акселераторе, кстати, был проект Luftera, который такое решение предложил.

Данные, обработанные с помощью нейросетей, гораздо более точны по сравнению с теми, которые получают на основе оценки лесных массивов вручную. Есть множество факторов, которые изначально оценить нереально, учитывая большие площади массивов, например плохое качество леса, испорченный в результате природных явлений лес. Ведь речь идет о сотнях тысяч гектаров леса, которые надо изучить. Технологии позволяют это делать, точность оценок составляет 98%! То есть технологии позволят предприятиям понять, что происходит на их арендной базе; что, в какой последовательности, когда стоит заготавливать. Однако внедрение таких решений нередко встречает барьеры, в том числе регуляторные. Сейчас основной карт-бланш в этой сфере — у предприятия «Рослесинфорг», и это исключительно вопрос госрегулирования.

Беседовала Ольга Блинова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья