ENG
Инвестклимат, Интервью

Марко Риччери: «Социальная политика — продуктивный фактор производства»

В ноябре прошлого года на социальном саммите ЕС в Гетеборге была приняла «Декларация о социальных правах жителей». Она отражает изменившийся подход к концепции развития Европы: без обеспечения социальных прав не будет экономического роста. Понимают это и в России. На недавно завершившемся Московском экономическом форуме (МЭФ) этой теме — «Социальная политика и человеческий потенциал как основа модернизации России» — была посвящена отдельная пленарная дискуссия. 

Европейский взгляд на стратегию развития с учетом социальных прав граждан на МЭФ представлял генеральный секретарь Европейского института политических, экономических и социальных исследований (EURISPES) Марко Риччери. Детали нового тренда — в его эксклюзивном интервью «Инвест-Форсайту».

Новая Конституция для Европы

Что послужило причиной принятия Декларации?

— К подписанию этого документа мы шли три года. По сути, Декларация — новый вид Конституции по социальным правам. Сейчас социальная политика становится центром внимания всех правительств ЕС. В течение многих лет политика строилась на принципе: в первую очередь надо развивать производство, а распределение благ — это уже во-вторых. Сейчас ситуация изменилась, политические рекомендации стали другими. Сейчас нам говорят: «Было ошибкой отделять социальные условия от общего уровня развития страны. Теперь мы должны одинаково много внимания уделять как производству, так и дистрибуции по всем стратам общества. По сути, это две стороны одной медали». Неслучайно же НАТО в перечне глобальных угроз поставило на первое место неравенство (на втором — пресная вода). Это новые угрозы, которые могут привести к войне. Неравенство приводит к нестабильности, порождает множество опасных движений внутри общества — преступность, мигранты, беженцы… Мы реально видим негативное влияние этого фактора. Неравенство сегодня меняет политические сценарии в наших странах. Это очень опасно.

Сегодня государства ЕС пришли к пониманию необходимости обращать больше внимания на качество развития, чем на его количество. В общем, Европа начинает смотреть на социальную политику как на фактор производства. Это больше не пассивная финансовая помощь неимущим. Сегодня социальная политика является продуктивным фактором производства.

Общая цель — качество жизни

Но ведь речь всего лишь о Декларации. Сколько таких документов было принято и сколько остались лишь меморандумами о намерениях…

— Вы не правы. Раз новые подходы зафиксированы в официальных политических документах, они были одобрены на министерском саммите ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития), и это означает: у властей есть огромное желание меняться. В ряде государств Европы — где-то больше, где-то меньше — уже начинают внедряться некоторые положения Декларации. Это — общая задача, которая стоит перед всеми странами мира. Неудивительно потому, что тезисы документа по сути те же, что и отраженные в повестке-2030, которая была принята ООН. Приложением к этой повестке является программа, кстати, подписанная и российским правительством. Надо сказать, программа весьма конкретная. Там, в частности, речь идет о целях устойчивого развития, изложены четкие задачи, которые стоят перед научным и образовательным сообществами. Эти сообщества требуют, чтобы власти стран нашли решения, которые были бы этически приемлемы. Новая концепция связана прежде всего с качеством жизни, качеством общественных отношений. Таков стратегический выбор Европы, который направлен в конечном счете на создание единого стабильного экономического союза. Хотел бы отметить, что похожая тенденция наблюдается и внутри стран БРИКС. Я знаю, что есть внутренняя координация по социальным вопросам (проходят постоянные встречи на уровне министров) между Китаем, Россией, Бразилией и другими странами БРИКС.

Зарплаты, пенсии и среда обитания

Вы упомянули про конкретные инициативы, которые уже действуют в некоторых странах. О чем речь?

— Одним из самых острых политических требований в Италии, Германии и Франции давно уже была установка минимального дохода, минимальной зарплаты — в общем, всего, что необходимо для достойного уровня жизни. От теории в этих странах начали переходить к практике. Так, профсоюзы разработали специальный тип трудового договора — если фирма платит человеку минимальную зарплату, она должна компенсировать ее размер солидным социальным пакетом. В него входит оплата образования, страховки, медицинского обслуживания, каникул детей и т.п. необходимые вещи. Это, конечно, не очень хорошо — перекладывать такие обязанности на бизнес. Но взамен руководители фирм могут платить меньшую зарплату. Насколько я знаю, похожий опыт есть и в некоторых российских компаниях.

Имеют ли какие-то налоговые льготы фирмы, которые применяют такой опыт?

— Нет. Это соглашение фирм с профсоюзами. Второй момент — пенсия. Ее размер должен давать возможность пожилым людям вести такой же образ жизни, как и во время работы. Дискуссия сейчас развивается в такой плоскости: что делать, если у государства не хватает денег, чтобы обеспечить пенсионерам комфортные условия? Один из вариантов решения проблемы таков: государство изыщет средства, но и сам пожилой человек не должен сидеть сложа руки. То есть пожилые люди должны быть готовы вносить посильный вклад в общественно-социальную жизнь. Чтобы получить дополнительные деньги, они должны, к примеру, участвовать (бесплатно) в разных социальных и волонтерских службах. Например, помогать в больницах, школах, библиотеках, на транспорте и т.д. 

Это уже где-то внедрено в жизнь?

— Пока только в качестве эксперимента.

А каков размер средней пенсии в Италии относительно средней зарплаты по стране?

— 60-70% — действительно немало. Но люди всю свою рабочую жизнь делают очень серьезные отчисления на будущую пенсию. Я бы хотел отметить еще один момент, решить который должен новый подход. Идет процесс урбанизации. Люди тянутся в мегаполисы. Там начинают отстраиваться окраины… Но на деле выходит, что общество фрагментируется, люди все более одиноки в мегаполисах: множество разных сегментов большого города едва взаимодействуют друг с другом. Это провоцирует взрывы, акции протеста, недовольство мигрантов… Мы предлагаем пересмотреть концепцию планирования городов. Надо увязать развитие мегаполисов и социальное единство. Планирование городов должно обязательно учитывать проекты с социальной направленностью. Проще говоря, надо создавать больше площадей, скверов, мест культурного досуга, где люди могли бы встречаться… Нельзя ограничиваться одними коммерческими и торговыми центрами. Города должны объединять людей в некую общность.

Например, в Милане, полностью реновировали зону вокруг главного железнодорожного вокзала города. Раньше это был очень депрессивный район: одни проститутки и наркотики. Сейчас там много кафе, скверов, хорошие отели… Туда потянулись люди: у них появилось много социальных преимуществ. В выгоде остался и бизнес (цены на отели и услуги поднялись), и люди (их дома и квартиры также выросли в цене, да и получать за свою работу они стали больше).

Есть еще немало примеров, которые доказывают: если вы будете делать ставку на социальное здоровье общества, решать проблемы, которые волнуют людей, позитивный экономический эффект не заставит себя ждать.

Беседовала Елена Скворцова

Российские социальные реалии в цифрах 

(из выступления на МЭФ-2018 Олега Смолина, первого зампреда Комитета по образованию Госдумы РФ)

* Доля работника в созданном продукте в России 25-30%, а в развитых странах Европы 55-60%.

* Коэффициент замещения пенсии в России (т.е. отношение пенсии к средней зарплате) — 32-33%. Это много ниже, чем, к примеру, в Греции (хотя там и кризис).

* Количество внедренных роботов на 10 тыс. населения: Южная Корея — 478, Китай — 36, Россия — 2.

* Здравоохранение: на его финансирование выделяется 4% от бюджета РФ (при необходимых минимальных 6%). 70% граждан недовольны реформой в этой сфере.

* С 2013-го по 2017-й утечка высококвалифицированных специалистов из России увеличилась с 20 тысяч человек до 44 тысяч (данные РАН). По данным главы ЦСР Алексея Кудрина, общая утечка человеческого потенциала из РФ за постсоветское время — 18 млн человек. После страшной гражданской войны ХХ века уехавших было порядка 3-4 млн. Глава Сбербанка Герман Греф считает: утечка человеческого капитала в пересчете на экономический эффект намного опаснее, чем утечка капитала обычного. А обычного капитала утекло, если верить международным оценкам, порядка $2 трлн с начала 90-х годов и до настоящего времени.

* Образование (ключ к человеческому потенциалу): на его финансирование заложено 3,6% от бюджета РФ, вдвое меньше необходимого минимума. При этом, по данным ОНФ (Общероссийского народного фронта), в 75 регионах из 85 майские указы президента в части оплаты труда педагогов не исполняются. По соцопросам, недовольных своим статусом учителей стало 60% (недавно было всего 22%). Велика бюрократизация: по данным Госдумы, каждое учебное заведение заполняет 300 отчетов в год по 12 тыс. показателей. Это больше, чем где-либо в мире.

* В 1992-м почти 60% подростков России отличались альтруистическим поведением, были способны сопереживать другим, помогать людям. Сейчас таких порядка 15%. Я бы задумался над этой проблемой, как угрозой национальной безопасности.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья