ENG
Добавить в избранное
Инвестклимат, Мнение, Прогнозы

Медицинская логистика: что ждать в 2022 году?

Виталий Шахназаров

Виталий Шахназаров

Директор по качеству компании COREX Logistics

Пиццу и лекарственные препараты будут доставлять одной машиной? Сможем ли мы покупать рецептурные препараты на маркетплейсах? Скоро все препараты будут производиться в Китае и Индии? О том, что нам принесет 2022 год, в шести тезисах.

Сокращаем расходы, опираемся на помощь 3PL-операторов

Все изменения, затронувшие логистическую отрасль, были запущены еще в начале пандемии. Основное изменение — снижение рентабельности. Происходит удорожание всех процессов, что влечет за собой повышение себестоимости услуг. Это в свою очередь ведет к необходимости уменьшения накладных расходов. Мелкие компании, не выдерживающие конкурентной борьбы, уходят с рынка, а крупные — начинают смотреть в сторону 3PL-операторов, то есть посредников, которые выполняют функции транспортной и складской логистики на аутсорсинге. Крупным игрокам выгоднее отказаться от собственных складов, требующих серьезных эксплуатационных затрат. В этом случае большие промышленные 3PL-площадки — идеальное решение, которое позволяет максимально сократить собственные складские площади и существенно уменьшить затраты.

Идем на Восток

Рынок фармацевтических препаратов активно растет, в первую очередь за счет производства дженериков. Разворачиваются дополнительные производственные площадки: к примеру, Технополис. Глобальный рынок начинает переориентироваться и все чаще смотрит на Восток. Фактически крупные компании сейчас оставляют за собой только производство активных ингредиентов, являющихся их ноу-хау; всю рутинную работу по дальнейшему формированию лекарственных препаратов они старательно выводят в менее дорогостоящие районы. Думаю, эту тенденцию сейчас еще больше подхлестнет разворачивающийся в Европе энергокризис, который достаточно сильно бьет по себестоимости продукции. Что это принесет логистическим компаниям? Очевидно, более активное взаимодействие с нашими партнерами в Азии, более частые поставки фармацевтической продукции из Индии и Китая.

РЖД — в игре

Главный железнодорожный перевозчик страны начал проявлять достаточно серьезный интерес к перевозке фармацевтических препаратов. Железнодорожные перевозки лекарственных средств и сопутствующей продукции — тема достаточно сложная. С одной стороны, железная дорогая — система надежная и прослеживаемая на всех участках пути. С другой — значительно менее гибкая и более трудоемкая в плане организации логистического процесса. Однако уже сейчас можно сказать, что снабжение Дальнего Востока постепенно начинает перемещаться в сторону РЖД-перевозок. У компании в арсенале — и криовагоны, и вагоны-рефрижераторы, но пока они задействованы исключительно в крупногабаритных перевозках. Для мелкогабаритных грузов еще не существует альтернативы авто- и авиаперевозкам.

Пицца и лекарство в одном заказе

В секторе B2C происходят более значительные изменения. Мы наблюдаем глобальную переориентацию рынка на работу с физическими лицами. В первую очередь речь идет о разрешении на дистанционную торговлю препаратами, которое сейчас получили маркетплейсы. В эту аптечную гонку включились и крупнейшие игроки рынка, например «Яндекс» и «Сбер». Уже сейчас мы можем с легкостью купить нужный нам безрецептурный препарат одним нажатием кнопки в приложении «Яндекс.Маркета».

Однако лобби крупных компаний активно продавливает возможность дистанционной торговли рецептурными препаратами. В Госдуму на рассмотрение уже внесено два проекта, продвигающих возможности реализации рецептурных средств через маркетплейсы. Пока сложно сказать, чем закончится данная инициатива. Для меня как для представителя логистической отрасли главный вопрос во всей этой истории — как будет осуществляться процесс контроля рецептов и транспортировки препаратов. Насколько сейчас можно судить, «Сбер», закупая огромное количество автомобилей, в том числе предназначенных для холодных перевозок, планирует использовать многопрофильный вариант логистики. Что это значит? Это когда в одной машине могут перевозить как продукты питания, так и медицинские препараты. Здесь остро встает вопрос лицензирования транспортных перевозок, связанных со здравоохранением.

Для российского рынка нехарактерно, чтобы компании занимались исключительно транспортировкой фармацевтической продукции. Таких компаний на рынке практически нет. Все транспортные компании работают по всему спектру перевозок. Ведущие игроки рынка неоднократно обращались с просьбой отрегулировать функцию перевозок медицинской продукции на законодательном уровне. Однако сейчас у нас на руках есть лишь утвержденное решение о том, что лицензирование транспортировки фармацевтических препаратов в ближайшее время вестись не будет. То есть весь контроль за перевозкой — только на совести принимающей и передающей сторон. Формально если лекарственное средство вам привезут в одной машине с пиццей, вы не можете предъявить компании никакой претензии, поскольку транспортные компании не подконтрольны никаким регулировкам. Естественно, для себя лично я пока не готов пользоваться сервисом доставки препаратов на дом, поскольку я слишком хорошо знаю логистический рынок и могу навскидку сказать десять вариантов, как можно испортить медицинский продукт на последней миле доставки.

Аптеки на связи с производителями фармацевтической продукции

Мы наблюдаем любопытную ситуацию. С одной стороны, происходит укрупнение и объединение региональных игроков с целью снижения расходов. Одновременно аптеки и аптечные сети начинают выходить на прямые контакты с производителями. Фактически они стараются уйти из дистрибьюторской цепочки и замкнуться на одном дистрибуторе. Такой формат позволит существенно сократить расходы, не переплачивая за две, три, а иногда и четыре логистические ступени. Обе ситуации развиваются параллельно.

На мой взгляд, одна из них рано или поздно должна победить, потому что они абсолютно разнонаправленные. Либо они каким-то образом сольются и дадут определенный синергетический эффект. Например, будет сформирована модель дистрибуции по примеру западных стран, когда несколько крупных дистрибьюторов национального уровня взаимодействуют с сетью локальных дистрибьюторов, а те в свою очередь уже обеспечивают аптеки. Таким образом, мы можем рассматривать вероятность появления двухуровневой цепочки поставок, которая выведет из игры дикое количество посредников.

Direct-to-patient по-русски

Что касается логистики клинических исследований. Эта сфера значительно более зарегулирована с точки зрения законодательства по клиническим исследованиям. Мы стараемся ориентироваться на схемы direct-to-patient, то есть прямого взаимодействия с пациентом.

Однако на данный момент с точки зрения законодательства РФ прямую доставку препаратов в руки пациента мы обеспечить не можем. Более того, поставка незарегистрированного лекарственного препарата — процесс достаточно длительный. При самых оптимистичных темпах от подачи разрешения на ввоз до физической доставки препарата пациенту проходит две недели. Часто у пациента этих двух недель просто нет. Что делать в такой ситуации?

Мы неоднократно предлагали идею формирования стоков с жизненно важными препаратами. Продукция находится в заблокированном статусе и может быть доставлена только при наличии соответствующего разрешения. Однако в случае наличия подобного стока мы не будем завязаны на физической перевозке и различных бюрократических моментах, связанных с растаможиванием груза, то есть препарат будет доставлен пациенту в разы быстрее.

Сейчас эта схема работает, но в крайне урезанном виде. И чтобы претворить в жизнь нашу идею с подобным зонтичным хабом запасов лекарственных препаратов, нужно постановление правительства. Конечно, это вопрос не к логистам, а в первую очередь — к фармацевтическим компаниям, имеющим соответствующее лобби и административный ресурс для продавливания подобного постановления. Частично этими вопросами сейчас занимается «Круг добра» (фонд поддержки детей с тяжелыми жизнеугрожающими и хроническими заболеваниями, в том числе редкими заболеваниями). Однако фонд работу начал достаточно недавно: еще далеко не все законодательные сложности ему удалось урегулировать.

Очевидно, 2022 год принесет нам новые изменения, которые повлияют как на рынок логистических услуг в целом, так и на индустрию клинических исследований в частности. Будем держать руку на пульсе и следить за трендами.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Наша страница в Facebook
Наши телеграм-каналы:
Стартапы и технологии
Коронаэкономика
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья