Инвестиции, Интервью, Финансы

Наталья Анненская: Инвестировать в России в принципе невыгодно

Слабым местом российской экономики глава Центробанка Эльвира Набиуллина публично признала отсутствие долгосрочных инвестиций. Свой вклад в неутешительный тренд вносят частные инвесторы — самым популярным инвестпродуктом у последних остаются банковские депозиты, объем которых по итогам прошлого года увеличился на 6,5% и превысил 28 трлн рублей. К сложным и долгосрочным инструментам они не без оснований относятся настороженно. Усугубить ситуацию могут новые ограничения для неквалицифированных инвесторов — на рассмотрении в Госдуме находится законопроект, по которому перечень доступных инструментов для последних будет заметно сокращен. Стоит ли в принципе привлекать население к активному участию в финрынке, что сегодня тормозит его развитие и с какими проблемами приходится сталкиваться участникам, мы поговорили с доцентом Департамента финансовых рынков и банков Финансового университета, к.э.н Натальей Анненской.

Художник: Юрий Аратовский

Частная польза

— Наталья Евгеньевна, как, на ваш взгляд, можно оценить ситуацию на финансовом рынке: в каких условиях работают сегодня бизнес и частные инвесторы?

— И бизнес, и частные лица находятся в сложных условиях — под огромным давлением. Ведь финансовые отношения отражают положение дел в реальном секторе экономики. Угнетенное состояние экономики проецируется на финансовый рынок. Наверное, это нормально: не хорошо и не плохо. Когда в начале 90-х годов финансовый рынок был гипертрофирован за счет государственного долга — это было неправильно: чем это кончилось, мы помним — жесточайшим кризисом и дефолтом, который был, пожалуй, единичным в истории.

— А нужен ли стране финансовый рынок в принципе?

— Финансовый рынок нам в любом случае нужен. Как показывает история мировой экономики, страны с развитыми финансовыми рынками, базовой моделью для которых является доминирование небанковских финансовых посредников (брокерских домов, институтов коллективного инвестирования), в качестве основного агента перераспределения временно свободных денежных средств домохозяйств развиваются быстрее. Они более восприимчивы к инновациям, темпы развития у них выше. Наша страна идет иным путем: акционерные общества у нас стали развиваться позднее, изначально они развивались с ориентацией преимущественно на иностранный капитал. Кстати, когда российское государство до 1917 года выпускало займы, это также делалось в расчете на привлечение в основном европейского капитала. Как правило, все ценные бумаги были крупнономинальными — позиция государства была такова, что люди с невысокими доходами не должны идти на финансовые рынки. Это был косвенный способ защиты неквалифицированных инвесторов.

— Может быть, население сегодня не готово к участию в финансовом рынке?

— Население готово; как царское правительство поступать не стоит. Другое дело, что население неоднородно и по аппетиту к риску, и по доходам. Молодые люди более подготовлены к восприятию финансовых продуктов, но не всегда обладают достаточным уровнем доходов. Их родители, может быть, имеют доход, который позволяет сберегать, однако для них рынок неинтересен в силу консервативности мышления. К тому же им по возрасту уже положено не инвестировать, а сберегать и потреблять. Ведь время еще никому не удавалось обыграть: в жизни есть пик заработка, а есть периоды, когда инвестиционные доходы идут на потребление. По-хорошему, инвестировать надо начинать с очень ранних лет, чтобы было время отыграть потери. Пока уровень понимания этого параметра инвестиционной деятельности (фактор времени) низкий, поэтому населению проще работать с депозитами. Но для страны это не так плохо: за счет депозитов в том числе выдаются кредиты. Деньги все равно идут в экономику.

— Активная роль населения на финансовом рынке — плюс?

— Если абстрактно, конечно же, плюс. Другое дело, что на рынке должны быть подготовленные эмитенты. Сегодня даже у крупных банков есть проблема кредитных портфелей хорошего качества. Вкладывать попросту некуда; особенно если с низким риском и уверенностью, что деньги тебе вернут. Но то, что нефинансовый сектор не предоставляет адекватных проектов для кредитования — не проблема банков, а проблема экономики в целом, делового климата, инвестклимата. Не решив эти вопросы, мы никуда не продвинемся.

Без квалификации

— Можно ли оценить степень «продвинутости» неквалифицированных инвесторов?

— Сейчас мы формируем корпус хороших грамотных спекулянтов. Я не боюсь этого слова: спекулянт — тот, кто удачнее рискнул; это нормально. Есть хеджевые фонды, которые только спекуляциями занимаются. Чем спекулянтов станет больше, тем предсказуемее будет рынок. За спекулянтом обычно приходит инвестор, который вкладывается «в долгую», не чтобы получить прибыль на коротком промежутке, а получать пассивный доход в течение долгого времени. У него другие горизонты инвестирования, иные цели. Инвестировать он будет иначе. Но такие появятся, когда мы будем абсолютно уверены — у нас есть институт защиты прав владельцев ценных бумаг, у нас не будет скакать курс; когда у нас будет нормальная финансовая политика, а мы будем понимать, что делают власти в части развития экономики. Тогда придут такие инвесторы. Они и сейчас есть, просто их немного: еще не наросла критическая масса.

— Если говорить о неквалифицированном инвесторе, какие инструменты ему стоит рассматривать?

— Я бы так выстроила лесенку, по которой поднимается инвестор. Сначала депозиты, затем государственные облигации ОФЗ, затем корпоративные облигации компаний, которые входят в голубые фишки. Также сейчас очень популярен такой продукт, как ИИС. Если вы готовы не пользоваться деньгами три года, его также стоит рассматривать. Инвестор может выбрать между двумя типами ИИС: в одном случае при закрытии счета его доход не будет облагаться налогом (НДФЛ), в другом — инвестор сможет получить налоговый вычет ежегодно (максимальная сумма вычета составляет 52 тысяч рублей в год при условии внесения на счет 400 тысяч рублей).

— Как вы оцениваете перспективу запуска Центральным банком маркетплейса финансовых продуктов? 

— Это будет хорошая витрина с финансовыми продуктами, вот и все. Такой же маркетплейс делает Московская биржа, кстати. Я, правда, не понимаю почему этим занимается Центробанк. Но нужно четко сознавать: наличие маркетплейса не дает никаких дополнительных гарантий инвесторам. Основные риски, присущие работе с финансовыми инструментами, маркетплейс не убирает. Там будут предлагаться продукты крупных финансовых институтов, которые хорошо зарекомендовали себя и не имеют претензий со стороны Банка России, не замечены в недобросовестных действиях, однако те же самые продукты есть на рынке сейчас. Маркетплейс предлагает все продукты на одной площадке, в одном окне — это сэкономит время, но риски останутся. Когда вы заключаете депозитный договор с банком, который является участником системы страхования вкладов, все понятно — это гарантия. На финансовом рынке вам никто ничего не гарантирует. Надо понимать, что ИИС не участвуют в системе страхования вкладов, кстати. В случае невозможности принять риск, если есть деньги, лучше положить их в несколько банков на депозиты. Если очень хочется рискнуть, не надо рисковать всей суммой.

Сам не плошай

— Как начинающему инвестору выбрать брокера?

— Брокера надо выбирать по лицензии, также нужно смотреть рейтинги. Но зачастую это вопрос доверия: многие работают со знакомыми небольшими компаниями. Если это лицензированная компания и вы верите в добропорядочность брокера, если он обеспечит вам доступ на нужные площадки, пожалуйста, работайте. Сейчас появляются инвестиционные советники (подбирают инвестиционные инструменты под конкретные сроки и цели клиента), очень интересная тема. Теперь продавец финансовых продуктов может дать рекомендации, только если заключен возмездный договор об инвестконсультировании. Правда, возникает вопрос, кто будет платить инвестиционному советнику. По идее, платить должен инвестор, но захочет ли он это делать? Повысит ли это надежность и привлекательность брокерского бизнеса? Пока надо посмотреть на практику работы по предоставлению клиентам индивидуальных инвестиционных рекомендаций, оценить сложившиеся тренды, потом делать выводы. Пока не все известные на рынке инвестиционные советники решили получать лицензии.

— Насколько стоит доверять советам профессиональных участников финансового рынка?

— Дело не только в доверии. Мои студенты часто рассказывают, что управляют портфелем ценных бумаг на своем счете в интересах друзей и у них все хорошо. Обычно я отвечаю: хорошо все складывается до первого серьезного убытка. Принимая ответственность и размещая чужие деньги, вы попадаете в зону серых сделок — это не доверительное управление и не брокерское обслуживание. Если вы являетесь инвестиционным советником, понятно, по какому закону в случае чего будут разбираться конфликты. Когда дело касается имущества и денег, лучше все оформлять, фиксировать, легитимизировать в том правовом поле, в котором мы с вами живем.

— В криптовалюту стоит инвестировать?

— Примерно год назад я была в офисе «Газпрома» в Нарофоминске, оформляла необходимые для газификации дачи документы. Увидев мое место работы, сотрудники меня, конечно, спросили, куда им вкладываться, и отдельно уточнили про крипту. Я честно сказала, что не могу предлагать то, в чем не разбираюсь сама, пока не понимаю, какой у объекта правовой статус. Так что если и вкладываться, то с готовностью потерять все на 100% и совсем небольшую сумму. Если есть высокая склонность к риску, лучше посмотреть на рынок производных финансовых инструментов — те же фьючерсы, опционы, структурированные продукты.

— В чем проблема инвестора в России?

— Основная проблема — у нас нельзя накопить денег «в долгую» в силу инфляции. В долгосрочном периоде переиграть инфляцию не получится. Единственный инструмент, который переигрывает инфляцию, — доллар. С другой стороны, доходность в долларах тоже очень волатильна. К тому же я не исключаю замораживания долларовых вкладов в каких-то экстремальных ситуациях, как и ограничения хождения. Вероятность рестрикционных мер не нулевая, государство же в денежно-кредитной системе — самый сильный игрок и центр принятия решений.

На самом деле мы в этих обстоятельствах, абсолютно от нас не зависящих, поставлены в условия, когда инвестировать в принципе невыгодно. Отсюда все наши проблемы. 25 лет мы живем в условиях очень высокой фактической (!) двузначной инфляции, мы не создали устойчивую финансовую систему, адекватные институты защиты прав собственников ценных бумаг, независимую, доступную и понятную для розничного инвестора судебную систему — в таких условиях не будет никаких значимых инвестиций розничных инвесторов.

Беседовала Ольга Блинова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Подписывайтесь на наши телеграм-каналы «Стартапы и технологии» и «Новые инвестиции»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья