ENG
Стартапы

Новые русские чайные: идея, поэзия и бизнес

В Москве открылась русская чайная — единственная на весь город. Капля в море кофеен. Ее основатель, предприниматель и чемпион России по чайной миксологии Андрей Колбасинов, мечтает возродить традиции русского чаепития, создать чайные по всему миру, попробовать самые интересные, качественные, ценные чаи нашей планеты и угостить ими других. Смогут ли чайные потеснить кофейни, а чай — стать напитком более популярным, чем кофе? И что изменится в нашей жизни, если это произойдет? 

Путь чая

В начале XVII века главными повседневными напитками в России были квас и сбитень. Все изменилось, когда монгольский Алтын-хан направил в дар Михаилу Федоровичу Романову мешок чая. Царю и боярам заграничный напиток пришелся по вкусу, благодаря чему Россия пристрастилась к чаю раньше других европейских стран. Но еще более ста лет чай был по карману только очень состоятельным людям — доставка его из Китая обходилась дорого и длилась долго: протяженность Великого чайного пути составляла больше 9000 километров, караваны верблюдов с тюками чая могли идти целый год. Казалось бы, у чая, стоившего дороже черной икры, не было шансов стать популярным. Тем не менее он так прижился в России, что его стали считать национальным напитком и с удовольствием пить и в крестьянских избах, и в боярских палатах.

«Чайные караваны, следовавшие из Китая через пустыню Гоби в Сибирь, раньше назывались нитками. Нитка — то, что связывает людей. Поэтому я и назвал чайную “Нитка”. До революции только в Москве было около 400 чайных. Они были очень разного уровня: для рабочих, купцов, аристократов. Была даже чайная Общества трезвости. Обязательно строили чайные на ярмарках. Было замечено, что в тех губерниях, где работало много чайных, народ реже пьянствовал. Чай побеждал водку. Несмотря на такую популярность, за годы советской власти чайная культура была полностью утрачена. Сегодня Нитка — единственная чайная в Москве», — рассказывает Колбасинов.

Москва когда-то была центром чайного дела в России. Первую чайную лавку здесь в 1787 году открыл купец Алексей Перлов. Век спустя чайная империя Перловых насчитывала уже более ста магазинов в России и Европе.

Из Тулы со своим самоваром

Андрей Колбасинов тоже торгует чаем. Правда, линейка пока совсем небольшая. Фокус, по словам предпринимателя, на качестве, а не на количестве сортов. Цены — кусаются. Дикий зеленый грузинский чай «Эристави» можно приобрести за 1300 рублей (50 граммов). Черный купажированный чай «Русский караван» — за 800 рублей. Пятидесятиграммовой пачки хватает на 25 небольших чашек. Для сравнения: 50 граммов английского Twinings обойдутся в 150 рублей, Greenfield — в 60 рублей.

«Конечно, цены у нас не как в масс-маркете. Но и качество гораздо выше. Импорт китайского чая резко сократился в 1970-е годы, когда ухудшились отношения России с Китаем. Нашим главным чайным регионом стала Грузия, но чай там решили собирать не вручную, а с помощью машин, нарушая все технологии и правила. Советские люди постепенно отвыкали от вкуса качественного чая. Сегодня чайное производство возрождается из пепла. Одна из задач проекта — рассказать о чае, который производится в России. Так, мы продаем чаи от Антонины и Адама Хушт, производителей из Ахинтама в Краснодарском крае — местные плантации считаются самыми северными в мире. Уход за чайными кустами, сбор чая, микропроизводство с отпаривателем — дело очень хлопотное и трудоемкое. Но этот чай действительно хорош! Наш фирменный “Русский караван”, привозимый из провинции Юннань, мы сами в Москве коптим на саксауле. Ведь когда чайные караваны шли из Китая в Россию, чай получался слегка подкопченным — по ночам краванщики разводили костры. Такие авторские чаи не могут стоить дешево», — объясняет Колбасинов.

Андрей Колбасинов приехал из Тулы в Москву со своим самоваром. Но заваривают чай в «Нитке» в основном более современным способом — в прозрачных чайных колбах или даже под давлением, как кофе. Подают — в стаканах с винтажными подстаканниками из коллекции предпринимателя.

Реконструкция будущего

По словам Андрея, он еще со школы увлекался и антиквариатом, и предпринимательством, и историей: любил находить, изучать, покупать, продавать небольшие старинные вещицы. После школы Колбасинов окончил Российский государственный торгово-экономический университет и основал в Туле сеть кофеен «Кофе Культ». Чайную «Нитка» в центре Андрея Вознесенского в Москве Колбасинов открыл, вложив в проект собственные средства и заняв денег у друзей.

«Сейчас готовлю свой чайный проект к поиску инвестиций. Уже есть заинтересованные люди, думаю, в марте следующего года будем расширяться. Стартапы — как воронки, которые засасывают в себя много денег, постоянно требуют новых вложений, и ты только надеешься, что когда-нибудь они начнут приносить хорошую прибыль. Хотелось бы открыть более просторную чайную, возможно, совмещенную с книжным магазином. Необходимо и небольшое производственное помещение, где было бы удобно фасовать чаи. Понадобятся также новые сотрудники. Сейчас в проекте “Нитка” вместе со мной трудятся только два человека — чайные бариста. Мы не тратим деньги на рекламу, в чайную приходят в основном друзья и знакомые, но наша выручка за сентябрь составила около миллиона рублей, что неплохо для стартапа. Вообще, чайные — очень перспективный проект. Они могут быть интересны всему миру. И это не только про бизнес», — рассказывает Андрей. 

Чаепитие объединяет и самых близких людей, и самых надежных деловых партнеров, создает особую атмосферу доверия и теплоты. За стаканом чая можно посидеть с теми, с кем не посидишь за чашкой кофе. Кофейни, считает Колбасинов, — это прекрасно, но их стало слишком много, они перестали развиваться и удивлять посетителей. А вот у чайных — большой потенциал.

«Мы не воскрешаем мертвых, не возрождаем традиции. Наша задача — сделать русскую чайную актуальной, интересной, готовой каждый день предлагать что-то новое. Это попытка реставрации. Но не прошлого, а будущего. Как сегодня выглядела бы русская чайная, если б не было революции, традиции чаепития не прервались, плантации не заросли сорняками, а знаменитые русские чайные дома продолжали развиваться? Чаепитие — это поэзия, оно должно вдохновлять. А русский чай — еще одна прекрасная история, в которой нужно обязательно поучаствовать», — считает Андрей. 

В чайной тихо и пахнет непривычно, не корицей и кофе (хотя кофе тут тоже наливают), а деревом, цветами, старыми книгами — ароматом дальних странствий. Кофе пьют, чтобы взбодриться, чай — чтобы забыть о шуме мира.

Автор: Наталья Сысоева

Фото из личного архива Андрея Колбасинова

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья