ENG
Инвестклимат

Нужны ли частные сервисы для интеллектуальной собственности

Сегодня в России и в мире действует несколько десятков платформ и сервисов, помогающих работать с объектами интеллектуальной собственности. При всем многообразии этих сервисов в их функционале можно выделить три главных направления. 

Фото: depositphotos.com
Фото: depositphotos.com

Во-первых, регистрация и депонирование объектов интеллектуальной собственности (ИС) либо их описаний, что, как обычно предполагается, создает доказательную базу на случай возможных юридических споров. В-вторых, сервисы помогают продавать объекты ИС — то есть они работают как торговые площадки либо хотя бы как витрины, в которых можно познакомиться с нужными предметами торговли. Как можно догадаться, такого рода сервисы особенно практичны в тех случаях, когда фактическое использование и оплата объекта, например изображения, и для покупателя, и для продавца важнее, чем юридически корректное оформление сделок. Наконец, третье направление функционала — помощь во взаимодействии с официальными регистрационными службами, например патентным ведомством.

Однако насколько они успешны? В открытых источниках нет данных об их посещаемости и доходах, а опрошенные «Инвест-Форсайтом» эксперты сомневаются не только в успешности, но даже в их нужности.

Доминируют государственные ресурсы

Как отмечает патентный поверенный компании BeBrand Елена Шалаева, среди подобных платформ абсолютно лидируют как по числу посещений в сутки, так по достоверности информации — информационные ресурсы органов государственной власти. Безусловный лидер работы со средствами индивидуализации и объектами патентных прав — сайт Роспатента, в том числе Федерального института промышленной собственности (ФИПС) и Палаты по патентным спорам, сервис «Электронное правосудие»; работа редко обходится без обращения к решениям и правовым актам Федеральной антимонопольной службы, реестрам Федеральной таможенной службы России, и т.д. Не уступают и сервисы Всемирной организации интеллектуальной собственности, ресурсы патентных ведомств иностранных государств.

«Этого вполне достаточно для удовлетворения запросов, касающихся регистрации и защиты правообладателя, а также мониторинга ситуации с потенциальными и реальными добросовестными и недобросовестными конкурентами», — уверена Елена Шалаева.

Кроме того, по мнению эксперта, правами на произведения легче управлять с помощью ресурсов некоммерческих организаций, таких как Российское авторское общество, Российский союз правообладателей, Национальный реестр интеллектуальной собственности.

«Сервисы частных структур, в том числе занимающиеся вопросами реализации объектов интеллектуальной собственности, зачастую основываются на вышеописанных источниках информации, при этом представляя последнюю по ограниченному кругу объектов и правообладателей, либо пока не ясен механизм их работы (например, Биржа интеллектуальной собственности)», — полагает эксперт.

У Библиотеки Конгресса США нет соперников

С тем, что в данной области и в России, и на мировом рынке должны доминировать скорее публичные сервисы, согласен управляющий партнер юридической компании «Сенешаль» Павел Шинкаренко.

«Еще в 2009 году я как управляющий партнер юридической компании “Сенешаль” запустил онлайн-сервис депонирования объектов авторского права с использованием нотариальной процедуры хранения объектов, — рассказывает эксперт. — На тот момент это был первый подобный сервис. Я ожидал роста спроса и интереса к защите прав, особенно на контент в Сети, но уже через два года заморозил проект, на тот момент ежемесячная выручка составляла порядка 18 000 рублей, обращений было 10–15 в месяц. Я проанализировал американскую практику в данной области и понял, что это область деятельности систем архивов и публичных библиотек, основанная на репутации депозитария, и сегодня это не изменилось». 

Есть всемирно известный депозитарий — Библиотека Конгресса США, в его репутации нет сомнений, суды по всему миру примут такое свидетельство как доказательство, и, глядя на него, по мнению Павла Шинкаренко, многие сервисы депонирования могут не тешить себя иллюзиями роста. Работа частных посредников в ЕС не вызывает большого энтузиазма: по словам эксперта, они отслеживают публикации в европейском Реестре прав на товарные знаки и отправляют инвойсы за размещение публикации свежезарегистрированного товарного знака в их частном каталоге.

«Думаю, какая-то часть “клиентов” принимала такой инвойс за пошлину или обязательный платеж и оплачивала его», — полагает эксперт.

ФИПС лучше посредников

О сервисах, помогающих взаимодействовать с госорганами, можно встретить не самые лицеприятные отзывы.

«У нас был опыт подачи заявок на регистрацию товарного знака и нескольких программ для ЭВМ через посредников, — рассказывает генеральный директор b2b-маркетплейса и платформы для бизнеса Supl.biz Евгений Дьяченко. — Но сами сервисы-посредники полностью не могут выполнить всю работу, они просто дают инструкции и подают заявку. В конечном итоге все равно мы сами должны готовить большое количество документов, потому что именно мы являемся экспертами в своем продукте и понимаем его тонкости. Пользоваться услугами таких сервисов недешево — помимо государственной пошлины в 4500 рублей за каждую заявку, посредникам надо платить в среднем от 8000 рублей за одну регистрацию». 

С другой стороны, попытка регистрироваться через сайт госуслуг, по словам Дьяченко, наткнулась на технические трудности, заняв множество сил и времени. В итоге удобнее и быстрее оказалось подавать документы через сайт ФИПС (Федерального института промышленной собственности). Процесс подачи заявки через ФИПС оказался гораздо проще: первая заявка, самостоятельно поданная через ФИПС, была одобрена уже в течение двух недель.

Частный бизнес не уступает

Тем не менее в тени государственных органов развиваются и независимые проекты. Руководитель компании PANTEY Consult Сергей Скавронский считает, что прежде всего надо указать на созданную в 2017 году ассоциацию IPChain. Ее цель — реализация проекта IPChain, нацеленного на формирование международной сети транзакций прав и объектов интеллектуальной собственности. Ассоциация объединяет сервисы: IPEX — биржа интеллектуальной собственности с возможностью покупки, продажи интеллектуальной собственности на различных условиях (на стадии запуска), COFI — сервис для инвесторов и заемщиков под залог интеллектуальной собственности (на стадии запуска), n`RIS — сервис для депонирования и защиты интеллектуальной собственности любого происхождения. По словам Сергея Скавронского, популярность данных сервисов оценить трудно, так как платформа находится на стадии запуска, но имеет значимых учредителей (ВОИС, «Сколково», ВШЭ) и упоминается в СМИ. Также стоит обратить внимание на Ireg — систему депонирования интеллектуальной собственности.

«Судя по представленным на сайте результатам, после депонирования интеллектуальной собственности сервис достаточно популярен», — считает Сергей Скавронский.

Павел Шинкаренко указывает на сервис solar-staff.com, который, вообще говоря, был создан как инструмент для оформления сделок и проведения расчетов между компаниями и фрилансерами. В этом сервисе функционал оформления передачи интеллектуальных прав на результаты работ не являлся основным, однако оказался востребованным.

«На сегодня эта функция в сервисе используется в каждой четвертой сделке, а это примерно 10 000 сделок ежемесячно на общую сумму около 40 млн рублей. Как показывает мой опыт, юридические технологии и сервисы в области авторского права успешны в качестве полезного дополнения», — констатирует Павел Шинкаренко.

Стоки рулят

На мировом рынке Сергей Скавронский считает нужным выделить маркетплейсы интеллектуальной собственности, которые, хотя и не предоставляют возможности купить любой результат интеллектуальной собственности путем его отчуждения или заключения лицензионного договора, позволяют продать непосредственный результат творчества. Часто такие маркетплейсы также называют «стоками». Они существуют в разных сегментах ИС: фотостоки, видеостоки, музыкальные стоки и другие. При этом формат распоряжения правами и взаимодействия авторов, посредников и покупателей регулируется индивидуально, в зависимости от политики платформы. Самый крупный и известный представитель этого рынка — Shutterstock Inc. с капитализацией $1,3 миллиарда.

«Именно стоки и маркетплейсы интеллектуальной собственности в виде фото, видео и музыки в настоящее время наиболее популярны. Это обусловлено тем, что они позволяют авторам легко извлекать прибыль из своих произведений, а покупателям — легко получать необходимый контент для использования в коммерческих целях, — говорит эксперт. — Фактически они либо обеспечивают цифровую дистрибьюцию для авторов, либо берут на себя роль посредника. При этом за счёт большого числа маркетплейсов авторы легко могут выбрать наиболее подходящую для себя платформу». 

Не все стоки являются публичными компаниями, чьи финансовые показатели возможно отследить, однако тот факт, что они востребованы покупателями интеллектуальной собственности, подтверждается тем, что лидеры рынка существуют не менее 10 лет и используют существенные мощности для обеспечения деятельности своих платформ, что было бы невозможно без существенного финансового потока.

Автор: Константин Фрумкин

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья