• Подписывайтесь на  E-mail рассылку

ENG
Generic selectors
Exact matches only
Поиск по заголовкам
Поиск по содержимому
Search in posts
Search in pages
Технологии

Нужны ли рынку новые мессенджеры?

Основатель Telegram Павел Дуров в свойственной ему провокационной манере готовит проект к ICO. Имя фаундера, выступающего в роли борца за свободу и независимость интернет-пользователей, не сходит со страниц СМИ. Из желающих купить себе кусочек самого безопасного, как утверждают разработчики, мессенджера уже выстраивается очередь, и место в ней перепродают. В СМИ «утекла» информация о том, что во время пресейла планируется собрать более $500 млн, а общая капитализация токенов может составить $5 млрд. В таком случае крипторазмещение станет крупнейшим в истории. По данным Techcrunch, ICO состоится в марте этого года, а запуск блокчейн-платформы намечен на конец этого и начало следующего года. На фоне многочисленного скама, которым являются большинство ICO, этот проект кажется реально работающим, что и вызывает настоящий ажиотаж в столичной блокчейн-тусовке. Оценка его аналога — WhatsApp — в $19 млрд и успешное превращение Wechat в национальную платежную систему Китая вселяют уверенность в перспективах рынка мессенджеров.

Все давно здесь

Павел Дуров уверен, что все, кто нужен, давно есть в мессенджерах. Это справедливо и в отношении ведущих IT-компаний, которые инвестируют в сервисы мгновенного обмена сообщениями. Играет на этом рынке Microsoft, купивший разработчика Skype за $8,5 млрд. С ними соперничает Google, неоднократно предпринимавший попытки создать собственное решение. Японский интернет-гигант Rakuten приобрел Viber за $900 млн, Alibaba инвестирует в собственное приложение для обмена мгновенными сообщениями DingTalk. Одну из лидирующих позиций занимает Facebook: компания владеет двумя самыми популярными мессенджерами с совокупной аудиторией более 2 млрд человек — Facebook Messenger и WhatsApp. Последний был приобретен в 2014 году за $19 млрд, что существенно превышало стоимость сервиса. Сегодня в целесообразности этих инвестиций не сомневается никто. По оценке BarclaysCapital, к 2020 году реклама в WhatsApp и FacebookMesenger будет приносить Facebook дополнительные $11 млрд выручки.

Мессенджеры открывают новые возможности для маркетологов: они отвечают запросу рекламодателей на большую персонализацию сообщений и ситуативный маркетинг. Это продукт и одновременно инструмент экономики внимания: у руля тот, кто имеет большую аудиторию. В том, что аудитория самих мессенджеров будет расти, сомневаться не приходится. Этот канал общения постепенно заменяет все другие — SMS, телефонные звонки, электронную почту и даже соцсети. Популярность сервисов мгновенных сообщений объясняется активным развитием мобильной инфраструктуры, удешевлением самих устройств и интернет-соединения для пользователей.

Мессенджер стал не только самостоятельным продуктом, но едва ли не самым важным элементом интерфейса приложения. В этом случае он выполняет множество функций от автоматизации работы техподдержки до повышения лояльности пользователей. Например, в сегменте c2c связывает пользователя и исполнителя — водителя и пассажира Uber или «Яндекс.Такси». В b2b-сегменте корпорации не хотят отдавать внутренний трафик внешним компаниям и поэтому создают закрытые мессенджеры для общения с клиентами, так как это ускоряет предоставление услуг и повышает лояльность пользователей. Сервисы для обмена сообщениями есть, например, у многих банков.

Отечественные команды разработчиков делают хорошие мессенджеры для закрытого использования, но среди публичных сервисов успешных российских продуктов нет. По данным Mobile Go, у самых известных из них (к ним можно отнести ICQ, TamTam, MTC Connect, Veon, Emotion) совокупная месячная аудитория не превышает 600 тыс. человек. Для сравнения: показатель WhatsApp на российском рынке — 10 млн 700 тыс. пользователей в месяц.

«Бороться с WhatsApp мало у кого хватит ресурсов, — полагает основатель OMMG Сергей Кравцов. — Единственный, кто мог оказывать сопротивление большим игрокам, — это «ВКонтакте». По факту это самый большой мессенджер в России, но его воспринимают как соцсеть, и это промах MRG, которая никак не может выпустить отдельный продукт».

Багровый океан

Горячий рынок манит энтузиастов, обещающих революцию в коммуникации.

«Рынок мессенджеров — это уже “багровый океан”: конкуренция не просто зашкаливает, а находится на том уровне, когда говорить о новых значимых игроках в нише масс-маркета просто неуместно, — утверждает Александр Верещак, член международной команды, разрабатывающей Безопасный мессенджер SafeUM. — Поскольку техническая реализация того или иного soft-продукта — вопрос не столь уж и существенный, то именно понимание того, ЧТО зацепит, ЧТО смотивирует пользователя загрузить с маркета то или иное приложение и потом вновь и вновь запускать его и пользоваться, — является практически единственно важным. И ответ на него ищут во всем мире».

Разработчик уверен, что консервативность пользователей, привыкших к интерфейсу и функционалу конкретного мессенджера, имеющих там базу контактов и историю общения, — лучшая «китайская стена» для входа новых игроков в нишу.

«С другой стороны, наличие большого количества распространенных мессенджеров, предоставляющих свой сервис бесплатно, мотивирует некоторых корпоративных клиентов задумываться над вопросом: “кому это выгодно?”. Все прекрасно понимают, что разработка, усовершенствование, поддержка, апгрейд, сервера и т.д.  — все это стоит существенных денег. И рано или поздно вопрос “а зачем им это?” будоражит умы служб безопасности компаний и даже стран. В поиске ответа на этот вопрос необходимо всегда помнить, что на рынке есть много сервисов, предлагающих основной функционал совершенно бесплатно для конечного пользователя. Кто, что и как получает в качестве возврата инвестиций и вложений в операционную деятельность — это подводная часть таких бесплатно выглядящих мессенджеров», — говорит Александр Верещак.

По оценке руководителя направления решений для операторов связи компании КРОК Василия Горшенина, самые популярные мессенджеры в России — WhatsUpp, Telegram, Viber. Вместе они занимают около 80% рынка с аудиторией более 80 млн пользователей.

«В условиях гипервысокой конкуренции новым разработчикам завоевать место на рынке крайне сложно. Чтобы на него прорваться, нужно предложить пользователям уникальные и, главное, актуальные сервисы. Пока «подвинуть» классические мессенджеры еще никому не удалось. К тому же они тоже активно развиваются, внедряют искусственный интеллект — чат-боты, разрабатывают решения для оплаты товаров и услуг в рамках единого приложения, формируют единую коммуникационную платформу», — отмечает Василий Горшенин.

Он считает, что потенциал есть только у корпоративных, узконишевых мессенджеров, которые решают ряд специфических задач — позволяют общаться по защищенным каналам связи, формировать закрытую информационную среду, интегрируются с внутренними системами и ИТ-решениями, например, системой документооборота предприятия, управления персоналом и пр. В таких мессенджерах, как правило, заинтересованы крупные территориально-распределенные компании в целях ускорения и повышения качества корпоративных коммуникаций.

Сейчас мало кто будет пользоваться мессенджером, если он не массовый. Подтверждение тому — опыт операторов связи. МТС запустила MTS Connect, Мегафон обновил Мультифон, у Билайна появился Veon.

«Все эти мессенджеры не получили широкого распространения, так как работают они исключительно внутри приложений операторов связи. Абонент Билайна не может общаться с пользователем Мегафона, и наоборот, а такая услуга мало кого может заинтересовать. Именно поэтому у классических мессенджеров большое преимущество. У них есть свой канал распространения, например, Play Маркет или App Store, и они не привязаны к операторам», — напоминает Василий Горшенин.

«Поскольку мессенджер — одно из базовых приложений, то вывод нового проекта на рынок, наверное, одна из самых сложных задач в области b2c-стартапов, — уверен сооснователь чат-платформы SherlockPlatform Вячеслав Попков. — Первые несколько лет о заработке на рекламе или платной подписке даже думать не приходится, так как ключевое — набрать аудиторию и закрепится на рынке. Google со всеми своими ресурсами так и не смог сделать масштабный мессенджер, хотя попыток было много. Это хорошая иллюстрация того, что наличие ресурсов — не единственный фактор успеха. Каждый новый мессенджер предлагает качественно сделанную какую-то одну принципиально новую опцию и пробует “выехать” на этом. Например, автоудаление сообщений через какое-то время, автоматические ответы на основе ИИ, чтобы не набирать самому сообщение — это как раз было в одном из последних проектов Google. Предугадать появление нового крупного мессенджера, на мой взгляд, нереально, хотя мотивация разработчиков понятна, так как потенциал огромный. Например, Whatsapp в итоге купили, по оценке, 40$ за пользователя!»

Вместе с тем есть мнение, что век мессенджеров будет недолог, так как присутствие на рынке нескольких работающих изолированно игроков нарушает единство информационного пространства человека. Компании фактически монополизируют право на общение, при этом они не могут гарантировать полноценной защиты пользователей (безопасность транспортного протокола — не панацея, все заявления о суперзащите скорее маркетинговый ход) и способны ограничивать клиентов. Ответом становится появление решений на открытом коде.

«Коммуникации и связь — те сферы, в которых противостояние открытых и закрытых решений будет всегда. В закрытых системах компания отвечает за качество продукта и сервиса, и обслуживание стоит больших денег. В тот момент, когда пользователь не платит за сервис, он сам превращается в товар», — говорит основатель OMMG Сергей Кравцов.

Монетизировать общение

Сделать мессенджер коммерчески интересным продуктом, по мнению Александра Верещака, сложно.

«Можно представить себе синергетический тандем: есть мессенджер с базой лояльных пользователей, и есть хайповая тема — криптовалюты. В криптопроектах маркетинг — это 2/3 успеха. И вот если наложить “доверие к мессенджеру” на новую криптовалюту, разработанную командой этого мессенджера, — можно сделать бизнес-модель, которая выстрелит серьезными суммами монетизации», — фантазирует Александр Верещак.

Сергей Кравцов уверен, что увлечение токенизацией мессенджеров — это новый модный тренд, за которым следуют аудитория и инвесторы.

«Раз в пять лет появляются новые “фичи”, в которые инвесторы готовы вкладывать не раздумывая. Некоторое время назад приходило много запросов на создание наномессенджеров, потому что “нано” было модно, но объяснить, как такой сервис должен выглядеть, никто не мог. Сейчас большое число желающих вложить средства в мессенджеры на блокчейне, но это не имеет никакого смысла. Наверное, есть компании, которые пойдут на создание такого продукта с целью получить инвестиции, и в итоге они очень дорого продадут очень дешевые и простые вещи. Это особенности рынка, на котором всегда есть шальные деньги у людей, которые неглубоко разбираются в теме и хотят вкладываться в IT-продукты», — утверждает Сергей Кравцов.

При этом он считает, что новые игроки на этом рынке будут появляться постоянно, потому что новое техническое решение, обыгранное в новой парадигме, способно заинтересовать пользователя, а вырастить сервис масштаба WhatsApp можно за пять лет, если к этому готов инвестор.

«Сегодня WhatsApp, который купили почти за $20 млрд, при отсутствии доходов имеет гигантские расходы, но контролирует самую большую аудиторию, что, возможно, через несколько лет принесет свои финансовые плоды. Однако сейчас для Facebook аудиторное влияние важнее потенциальной прибыли мессенджера. Благодаря покупке WhatsApp корпорация сократила отток молодых пользователей и контролирует более 2 млрд человек», — говорит Сергей Кравцов.

Мессенджер как автомобиль — не будет иметь никакой ценности, пока стоит в гараже, он становится ценным, если ездит и по максимуму использует особенности. Есть мессенджеры очень легкие — только для текстовой переписки, без фото и видео, в которые невозможно прислать спам, а есть многофункциональные сервисы, как WeChat. Он превратился в национальную платежную систему, контролирует гигантский финоборот и получает с этого доход, аналогично южнокорейскому Line. Вероятнее всего, азиатский подход к мессенджеру как к экосистеме и будет распространяться по миру.

Автор: Анна Орешкина

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»