ENG
Инвестклимат, Прогнозы

Обвал нефтяных цен: экспертов покидает оптимизм

Лишний мартовский выходной сыграл роль буфера и оградил российские рынки — валютный и фондовый — от совсем уж вертикального обвала из-за обрушения цен на нефть почти на 30%, случившегося после срыва сделки ОПЕК+. Как российская экономика сможет справляться с ситуацией выпавших нефтяных доходов?

Монитор с интерактивными онлайн графиками курса доллара, евро, нефти. Московская биржа готовится к повышенной волатильности при открытии торгов 10 марта. Илья Питалев / РИА Новости
Монитор с интерактивными онлайн-графиками курса доллара, евро, нефти. Московская биржа готовится к повышенной волатильности при открытии торгов 10 марта. Илья Питалев / РИА Новости

Надолго ли упала нефть?

Специалисты пока не в состоянии однозначно оценить, является ли резкое падение цен на нефть относительно краткосрочным фактором или же открывает страницу новой реальности — затяжному периоду функционирования мировой экономики в условиях низких цен на энергоносители.

В пользу первого — шокового, но скоротечного — варианта свидетельствует практически мгновенный отскок цен на нефть от дна — отметки $31 за баррель, — достигнутого 9 марта: в последующие за обвалом дни цена барреля прибавляла по 3–7%. Майские фьючерсы на Лондонской бирже уже приблизились к отметке $39.

В пользу второго сценария — затяжного периода дешевизны «черного золота» — выступает снижение спроса на энергоносители в связи с замедлением мировой экономики, в том числе из-за коронавируса.

«После некоего периода консолидации, скорее всего, восстановление цен на нефть произойдет — но до отметки не выше $39–41 за баррель. В течение месяцев возможен рост котировок марки Brent и до $45/барр. Но тут многое будет зависеть от масштабов ущерба от коронавируса», оценивает старший аналитик ГК «Финам» Сергей Дроздов.

Доллар упадет до отметки 67?

Российские власти среагировали на обвал нефтяных цен оперативно. Уже с 10 марта Центробанк начал осуществлять интервенции на валютном рынке, оказывая таким образом поддержку — по мере возможности — рублю. Регулятор также расширил лимиты предоставления банкам ликвидности. Кроме того, Минфин и Центробанк объявили о прекращении на 30 дней закупок валюты на открытом рынке по бюджетному правилу. А финансовое ведомство заявило о готовности распечатать Фонд национального благосостояния (ФНБ) для компенсации выпадающих нефтедолларовых доходов.

Способны ли эти меры закрыть все «дыры», которые образуются от сокращения сырьевых экспортных доходов? Одним из первых удар от обвала нефтяных цен принял на себя рубль. На открытии биржевой сессии 10 марта он сходил вниз до отметки 81 за доллар. Позже, с учетом поддержки со стороны ЦБ, остановился в диапазоне 72–73 руб./$. Этот его новый якорь соответствует оценкам аналитиков Альфа-банка:

«Согласно нашим расчетам, справедливая стоимость рубля составляет 67 руб./$ при цене на нефть $50/барр., при этом снижение нефти на каждые $10/барр. вызывает ослабление курса рубля на 5 руб./$. Таким образом, если цены на нефть сохранятся на уровне примерно $35/барр. в ближайшем будущем, курс рубля закрепится у отметки 75 руб./$».

Эксперты отмечают, что:

«Задачей ЦБ будет заякорить ожидания рынка по курсу в этом интервале, чтобы не допустить роста нервозности».

Но этот прогноз верен в том случае, если не случится очередного резкого обвала цен на нефть, чего эксперты не исключают.

«Фундаментальная предпосылка для дальнейшего снижения нефтяных цен сохраняется — это резкое падение спроса на нее и в связи с распространением коронавируса, и в связи с ожидавшимся замиранием активности мировой экономики», указывает директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев.

Сергей Дроздов оценивает:

«Если цены на нефть вновь опустятся до $31/барр., то рубль упадет до отметок 80–86 за доллар. Это к слову о якобы прогрессивном бюджетном правиле, которое якобы способно стабилизировать рубль: цены на нефть упали, и рубль обвалился без всякой оглядки на бюджетное правило. Мы уже привыкли к его прямой зависимости не от мифического правила, а от нефти. Поэтому когда нам рассказывали о том, как рубль этим правилом защищен, надо было на приемлемой конъюнктуре закупать валюту. Сейчас-то бежать в обменник уже поздно».

Хватит ли денег государству?

Другая связанная с ценами на нефть новелла — это история с госбюджетом, сверстанным из расчета стоимости нефти $42/барр. Практически сразу после обвала нефтяных цен министр финансов Антон Силуанов поспешил гарантировать выполнение всех социальных обязательств. В тот же «день Х» 9 марта Минфин выпустил пресс-релиз, в котором сообщалось, что средств ФНБ хватит на то, чтобы на протяжении 6–10 лет покрывать потери бюджета при падении цен на нефть до $25–30 за баррель.

«Официальный прогноз нужно разделить на два, тогда мы получим реальную цифру», оценивает заверения Минфина Сергей Дроздов.

«В заявлении указывается на способность выполнять текущие обязательства. Но не учтено то, что в кризис появляются непредвиденные, антикризисные расходы, указывает Игорь Николаев. Вспомним Резервный фонд, который обнулился буквально за пару лет, причем в ситуации гораздо более благоприятной, чем нынешняя. По моим оценкам, у нас нет такого запаса устойчивости, в котором нас пытаются заверить власти».

Темпы роста останутся низкими

Относительно перспектив российской экономики в целом прогнозы директора Института стратегического анализа ФБК не отличаются оптимизмом:

«Спусковым крючком глобального мирового кризиса, наступление которого предвидели, оказался коронавирус. И Россия оказалась в более невыгодной, чем многие другие страны, ситуации. Во-первых, мы по-прежнему остаемся сырьевой страной, уязвимость которой еще раз была подтверждена во время обвала нефтяных цен. Во-вторых, во внешнеторговых отношениях мы оказались сильно завязаны на Китай. В-третьих, у наших монетарных властей нет того ресурса, которым обладают институционально устоявшиеся экономики: у их регуляторов есть потенциал снижения ставок, удешевления денег и поддержания — таким образом — экономики. У нас же падение рубля может вынудить ЦБ поднять ставку, что окажет еще большее угнетающее воздействие на экономику. По моим оценкам, никакого роста экономики в этом году мы не увидим, она уйдет в минус».

Впрочем, аналитики Альфа-банка пока не видят прямых предпосылок к изменению монетарной политики:

«Мы ожидаем, что на следующем заседании совета директоров ЦБ 20 марта и, вероятно, на протяжении всего второго квартала ставка будет оставлена неизменной. Риски её повышения пока представляются не очень значительными. Изменение монетарной и бюджетной политик произойдет только тогда, когда будет уверенность в том, что цена на нефть на уровне 30$/барр. — это новое равновесие рынка, а не временный шок».

Население проигрывает

Если рубль продолжит оставаться на слабых уровнях, то через некоторое время, по оценке Сергея Дроздова из ГК «Финам», на бытовом, житейском уровне мы увидим рост цен на импортные товары: пока от этого спасает преобладание крупных торговых сетей, работающих еще по старым поставкам. А вот поездки за границу стопроцентно обойдутся россиянам дороже: тем, кто рискнет поехать.

Новая ситуация в любом случае скажется на доходах граждан. После обвального понедельника аналитики Альфа-банка снизили на текущий год свой прогноз роста реальных располагаемых доходов вдвое — с 2% до 1,0–1,5%. По мнению Сергея Дроздова из ГК «Финам», рассчитывать на рост доходов в текущем году не приходится: они будут как минимум стагнировать, как максимум — сжиматься.

Автор: Марина Тальская

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья