• Подписывайтесь на  E-mail рассылку

ENG
Generic selectors
Exact matches only
Поиск по заголовкам
Поиск по содержимому
Search in posts
Search in pages
Блокчейн, В мире, Интервью

Оливер Орам: Корпорации принудят банки к блокчейну

В конце 2017 года газета «Коммерсант» совместно с «Медиалогией» подготовили список самых упоминаемых слов в российских СМИ. «Криптовалюта» и «биткоин» заняли 3-е и 4-е места, «блокчейн» – 6-е. Их популярность легко объяснима, считает Оливер Орам, исполнительный директор британской компании Chainvine, внедряющей блокчейн в различных отраслях. В рамках международной конференции «Инновации как главное конкурентное преимущество», которая состоялась в московской резиденции британского посла, Оливер Орам ответил на вопросы «Инвест-Форсайта».

– Оливер, в чем реальная ценность технологии блокчейн?

– Она снижает затраты на обеспечение доверия в бизнесе и таким образом увеличивает его маржинальность. Кроме того, блокчейн оказывает большое влияние на цепочку поставок и перемещение товаров во всем мире, улучшая прозрачность, безопасность и помогая с провенансом. Часто чтобы объяснить преимущества новой технологии, я привожу такой кейс: когда вы покупаете бургундское, произведенное до 1980, вы с 80-процентной вероятностью натолкнетесь на подделку. История величайшего винного мошенника Руди Курниавана, который самостоятельно разливал вина и продавал их коллекционерам как элитные и заработал на этом около 20 млн долларов, – яркий тому пример. Блокчейн – прекрасная возможность бороться с этими видами мошенничества: мы создаем метки и можем проследить весть путь вина от лозы до погреба владельца. Таким образом, лоза становится финансовым инструментом, а технология блокчейн обеспечивает провенанс.

– А почему лично у вас возник интерес к этой проблематике?

– Я заинтересовался блокчейном, когда изучал проблемы децентрализации управления активами. Четыре года назад принял решение запустить стартап в новой сфере. Оригинальный блокчейн был способом секьюризировать биткоин. Сегодня существует 18 разных протоколов, которые поддерживают несколько сотен криптовалют. Но нас привлекал другой сценарий – применить блокчейн к физическим товарам. И мы начали работать с сырьем, ценными бумагами и банками, разработали трехэтапную процедуру внедрения блокчейна.

– Как это реализуется в финансовой сфере?         

– Главные проблемы в финансовой сфере связаны с обменом данными и их качеством. В первую очередь мы сосредоточились на идентификации владельца активов, т.к. идентификация – ключ к любой бизнес-операции, и мы сделали решение для этого. Идентификаторов – огромное количество, как и потоков данных. Важно все данные свести в один агрегированный идентификатор. Технология блокчейн обеспечивает наличие только одной идентичности. Как только в системе появляется два идентификатора, мы понимаем, что это проблема, и система «настораживается».

На втором этапе мы задумались над тем, как упростить с помощью блокчейна управление активами – сделать так, чтобы операции можно было проводить без бэк-офиса и посредников. А после – разработали сервис для шифрования, который нужен для передачи информации.

Особенно актуально это для обслуживания операций банков по корреспондентским счетам. Сейчас в Африке мы начали тестировать проект «Гонка к нулю», цель которого – проводить корреспондентское обслуживание без затрат. Это длительный проект, направленный на создание платформы на основе технологии распределенных реестров, которой могли бы пользоваться значительное количество банков в Африке. По сути – цифровой инфраструктуры для банков, чтобы они могли напрямую разговаривать друг с другом и осуществлять операции, которые на африканском континенте очень дороги.

– Насколько легко финансовые регуляторы и банки соглашаются на такие эксперименты?

– Регулятор должен быть заинтересован. Мы не собираемся подрывать традиционный финансовый рынок, мы хотим обезопасить бизнес. Банки трудно подбить на что-то новое. Они по-прежнему живут и работают в изолированных вертикалях. У них есть, с одной стороны, бизнес, который понимает ценность новых технологий и хочет их использовать. С другой стороны – на них давит комплаенс, вследствие чего банк начинает очень трепетно относиться ко всем данным. Он не знает, как будет использоваться имеющаяся у него информация, поэтому пытается предотвратить любое ее использование.

– На ваш взгляд, что может банки заставить развернуться на 180 градусов?

– Корпоративные клиенты очень скоро заставят финансовые институты обратить внимание на эти технологии. С чем сейчас сталкиваются, например, крупные промышленные компании? Они вынуждены идти в банк и просить у него аккредитив, теряя несколько дней – это при том, что капитализация банка зачастую ниже, чем у самой компании. Технология распределенного реестра позволяет сэкономить время, а при больших масштабах бизнеса это гигантские финансы.

– Вы используете smart-контракты?

– Да, хотя мне не очень нравится это словосочетание. Smart говорит о наличии мозгов, но ведь у контракта их нет. Я бы скорее использовал выражение Intelligent contract: он запрограммирован на определенные действия на основе анализа прошлого. Это аналогично тому, что вы заводите будильник, исходя из прошлых знаний, во сколько нужно проснуться, чтобы куда-то успеть. Блокчейн позволяет смотреть на прошлое и прогнозировать будущее. В перспективе интеллектуальный контракт будет анализировать данные, которые сам содержит. И если увидит какие-то разночтения или у системы возникнут сомнения в корректности данных, то заблокирует себя сам.

Беседовала Анна Орешкина

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...