ENG
Мнение

Почему руководство «ВИМ-авиа» попало под следствие

Евгений Кронов — партнер юридической группы KDS Legal

На фоне «долгоиграющего» кризиса нежизнеспособность компании «ВИМ-авиа» в таком бизнесе, как авиаперевозки, не может в принципе вызывать удивление среди юридического и бизнес-сообщества. Прецедентом эту ситуацию делает скорее факт возбуждения уголовного дела, что дает основания предполагать необходимость сделать процесс показательным. И этот сценарий имеет большие шансы на успех — слишком уж много людей, оплативших свои перелеты, фактически остались обманутыми, а значит, резонанс приобретет мультипликативный эффект. По заявлению Ассоциации туроператоров России, сложившаяся ситуация может породить достаточно серьёзный коллапс. Государство просто не имело права не отреагировать.

Здесь мы имеем дело с ситуацией, которая запомнится, скорее всего, не развитием событий и развязкой, а самим фактом первоначальной оперативной реакции. В пользу этого говорит и возбуждение дела по ч. 4 ст. 159 УК РФ Следственным комитетом Российской Федерации, тогда как данный состав преступления, в соответствии с правилами о подследственности, предусмотренными ч. 2 ст. 151 УПК РФ, относится к следствию органов внутренних дел. Причина такой расстановки не очевидна, но явно демонстрирует уровень дискуссии, который хотят создать для этой ситуации. Ведь дело, как сообщается, возбуждено именно Следственным комитетом, а не передано из «полицейского» следствия, скажем, надзирающим прокурором (у него такие полномочия есть). Тем не менее, судя по описанию в СМИ, фабула возбужденного дела достаточно тривиальная: руководство компании знало, что они уже находятся в «крутом пике», но умышлено продолжило продажу билетов на рейсы, понимая, что их не осуществит. Именно в этом состоит обман как неотъемлемый признак (способ) объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ. Свидетельствует о показательности и «скоростной режим» возбуждения данного дела. Судя по хронологии событий, имел место предупредительный характер действий, поскольку доследственной проверки как таковой практически не проводилось, что нехарактерно для экономических преступлений.

Примечательным является и то, что только 25.09.2017 г. Генпрокуратура России вносит представление руководству компании, которое даже рассмотреть за сутки проблематично, а уголовное дело уже возбуждено. Такая последовательность действий далека от традиционного развития событий. Поэтому на данный момент, не располагая процессуальными нюансами, трудно говорить о тонкостях возбуждения дела.

Бросается в глаза еще одно обстоятельство. Согласно относительно недавно появившемуся в отечественном уголовно-процессуальном законодательстве правилу, закрепленному в ч. 3 ст. 20 УПК РФ, уголовное дело по ст. 159 УК РФ, если преступление совершено в сфере предпринимательской деятельности, может быть возбуждено только по заявлению потерпевшего, если предметом хищения не является государственное или муниципальное имущество. Поскольку в данном случае предметом хищения, по версии следствия, являются деньги физических лиц, купивших билеты, а денежные средства явно получались в связи с осуществлением коммерческой деятельности организацией, данное положение закона полностью распространяется на него. И поскольку общественности и профессиональному сообществу неизвестны факты заявлений от обманутых граждан, без них давать оценку соблюдению норм при возбуждении дела профессионалами невозможно, а прогнозы при отсутствии информации по данному уголовному делу, еще и находящемуся в зачаточном состоянии, пока делать профессионально невозможно.

Тем не менее, для понимания гражданами и обманутыми клиентами своих перспектив рассмотрим разные возможные процессуальные сценарии. Если следователи смогут доказать факт обмана и, безусловно, прямого умысла на него, а также обращение полученных компанией денежных средств руководством и сотрудниками компании в свою пользу или пользу третьих лиц, тогда дело имеет судебную перспективу. В случае, если стороне защиты, или потенциальным фигурантам (ведь дело возбуждено по факту и пока подозреваемых и тем паче обвиняемых по нему нет), удастся доказать, что умысла на такое обогащение не было, руководство пыталось всеми силами выйти из сложившейся ситуации, а кроме того, все привлечённые деньги остались на счете фирмы и по сомнительным сделкам, скажем, не были куда-то выведены, тут перспектива уже совсем неочевидна. Однозначно не обойдётся дело и без судебных экспертиз, причем не факт, что простой бухгалтерской экспертизы будет достаточно: следствию нужно будет установить, на каком этапе финансовая ситуация в компании стала необратимой, что должно было быть очевидным для ее руководства. В любом случае, дело обещает быть интересным с юридической точки зрения, и наблюдать за ним однозначно стоит.

Независимо от перипетий прецедента, важно максимально снизить уровень ущерба для пострадавших, поэтому моя рекомендация — знать свои права, отстаивать их грамотно и, по возможности, с наименьшими эмоциональными потерями, а именно: обращаться к своим туроператорам и туристическим агентам, так как по закону они несут ответственность за оказание услуг по предоставлению туристского продукта, в том числе по перелету на чартерных рейсах. Туроператоры уже сами будут разбираться с авиакомпанией в рамках договорных отношений. Туристы могут требовать возмещения убытков, которые были причинены задержкой рейса (оплата дней упущенного отдыха). Если отдых пришлось отменить, стоит взыскивать стоимость всей путевки.

Кроме того, имеются и другие санкции, которые установлены законом для потребителей (неустойки, штраф, компенсация морального вреда). Если билеты на самолет покупались напрямую в авиакомпании, предъявлять требования нужно именно к ней. В таком случае, кроме указанных выше убытков, взыскать можно еще и разницу в стоимости билетов на другой рейс.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья