ENG
Инвестклимат, Мнение

Противоречия в российском импортозамещении

Вячеслав Володкович

Вячеслав Володкович

Генеральный директор компании «Аэродиск»

Процесс импортозамещения технологий уже идёт активными темпами: на рынке появляется всё больше отечественных решений, во многом благодаря успешным законодательным мерам. В результате сегодня российская ИТ-отрасль стремительно меняется — но любые трансформации всегда идут рука об руку с попытками вернуться обратно в «зону комфорта». В импортозамещении возникают разные противоречия, и одно из них связано с характером самого определения отечественной продукции. Как с ситуацией справляются все стороны, заинтересованные в цифровом развитии страны, а главное — государство?

Микросхема 1879ВМ8Я (продукт НТЦ "Модуль") на выставке спецтехники на Международном военно-техническом форуме "Армия-2019" в конгрессно-выставочном центре "Патриот". Микросхема предназначена для обработки больших потоков данных в реальном масштабе времени (цифровая обработка сигналов, обработка изображений, навигация, связь, эмуляция нейронных сетей). Рамиль Ситдиков / РИА Новости
Микросхема 1879ВМ8Я (продукт НТЦ «Модуль») на выставке спецтехники на Международном военно-техническом форуме «Армия-2019» в конгрессно-выставочном центре «Патриот». Микросхема предназначена для обработки больших потоков данных в реальном масштабе времени (цифровая обработка сигналов, обработка изображений, навигация, связь, эмуляция нейронных сетей). Рамиль Ситдиков / РИА Новости

Не совсем отечественная продукция

Согласно постановлению правительства № 1746 «Об установлении запрета на допуск отдельных видов товаров, происходящих из иностранных государств, и внесении изменений в некоторые акты правительства Российской Федерации», государственные органы на федеральном, региональном и муниципальном уровне должны использовать только российские программно-определяемые комплексы СХД. Мера действует с 2019 года, одна из её целей — обеспечение безопасности критической информационной инфраструктуры (КИИ). Она действительно нередко оказывается под угрозой: так, в 2020 году произошло около 30 известных хакерских атак на объекты КИИ, за которыми стояли злоумышленники, связанные с иностранными государствами, и их количество с годами будет только расти.

Таким образом, уже больше года госорганы обязаны применять только отечественное оборудование. Подтверждением его производства на территории нашей страны считается наличие сведений в Едином реестре радиоэлектронной продукции Минпромторга России. Чтобы Минпромторг включил продукцию в реестр, нужно подать официальную заявку: сотрудники Министерства проверят документы и при необходимости санкционируют выездную проверку.

Раньше на практике определяющим признаком включения решения в реестр становилась адвалорная стоимость компонентов: если самая дорогая составляющая была произведена в России — значит, весь вычислительный комплекс считался российским. Методика пришла из автопрома, где работала весьма неплохо. Однако она оказалась абсолютно неприменима для ИТ-рынка — и вот почему. Автомобильная промышленность связана с локализацией производства: когда сначала в стране производятся в основном полностью импортные изделия, а затем компонент за компонентом они постепенно становятся российскими. Но в сегменте вычислительной техники приходится иметь дело с изначально отечественной продукцией, в производстве которой по разным причинам применяются зарубежные компоненты — в первую очередь из-за обрыва производственных цепочек, который наблюдался в нашей стране.

Две стороны медали

Ситуация приводила к тому, что зачастую даже действительно российские решения не попадали в реестр. Например, если сложная высокопроизводительная комплексная система создавалась в нашей стране, но включала в себя очень дорогие иностранные комплектующие, она никак не могла войти в реестр Минпромторга. А значит, не считалась отечественной.

Представим СХД, которая полностью произведена в России — от метизов и до печатных плат. Но разработчик использует зарубежные диски: подходящих отечественных просто не существует. Он принимает решение увеличить производительность системы: расширяет количество дисков до 124. В результате по формуле адвалорной стоимости СХД рискует оказаться импортной, потому что стоимость дисков начинает превышать пороговое значение. И отечественное изделие очень легко превращается в импортное.

Но на практике намного чаще происходила обратная ситуация: под видом отечественных в реестр радиоэлектронной продукции попадали решения зарубежных производителей. По факту любой производитель вычислительной техники может просто взять готовое иностранное оборудование и добавить в него маленькую деталь российского производства с завышенной стоимостью — даже если она не несёт функциональной нагрузки. Как итог, общее решение становится намного дороже, зато считается отечественным.

Получается, реестр радиоэлектронной продукции должен был стать дополнительной мерой государственной поддержки отечественных производителей. Кажется логичным, что вслед за ограничениями для иностранных компаний должен увеличиться спрос на российское оборудование. На практике методика включения решений в реестр только провоцировала попадание в него иностранной продукции, притом с повышенной стоимостью.

Итоги и последствия

Положение дел негативно сказывалось почти на всех участниках российского ИТ-рынка, которые занимаются реальным производством. Производителям, которые создают по-настоящему отечественные продукты, приходилось бороться с недобросовестными конкурентами: пока разработчики тратили время и силы на создание российских ИТ-систем, кто-то просто брал готовое оборудование с рынка, объединял, например, с маленькой и бесполезной, но очень дорогой платой, и попадал в заветный реестр.

В результате государственные органы приобретали зарубежную продукцию под видом отечественной — ещё и по более высокой цене. Негативные стереотипы о том, что полностью российского ИТ-оборудования не существует, только укреплялись. Государство тоже проигрывало: ведь российская ИТ-отрасль развивалась не так активно, как могла бы, и приносила меньшую пользу экономике. Вместо того чтобы вкладывать усилия в новые технологии и создавать дополнительные рабочие места, отечественным компаниям приходилось просто учиться соблюдать процедуры — это тормозило их разработки и, как следствие, сам процесс импортозамещения.

На протяжении прошлого года было сломано немало копий по поводу включения технологических решений в реестр по методике адвалорной стоимости компонентов. Положение дел беспокоило многих представителей российского ИТ-рынка, например: ассоциация РОССХД («Консорциум отечественных разработчиков систем хранения данных») в конце прошлого года обратилась в Минпромторг, написав открытое письмо с просьбой устранить законодательные противоречия. Это дало свой результат: Министерство приняло решение отказаться от методики.

Новый взгляд 

По планам, методику адвалорной стоимости должны были заменить ещё весной прошлого года, однако помешала пандемия. Этим воспользовались OEM-производители и начали противостоять изменениям, используя самые разные инструменты. Например, той же весной произошла интересная история. Многие российские производители, среди которых оказался и «Аэродиск», столкнулись с трудностями при подаче заявок на включение продукции в реестр радиоэлектронной продукции. В тот же самый момент в реестр вошло решение компании Yadro, системы которой разрабатываются в рамках OEM-соглашений с крупнейшими глобальными производителями, среди которых в том числе — компания IBM. Почему так произошло — остаётся загадкой до сих пор.

Вряд ли такой случай повторится: согласно постановлению № 2458 «О внесении изменений в приложение к постановлению правительства РФ от 17 июля 2015 г. № 719», «отечественность» оборудования определяется по наличию российского центрального процессора. Именно он является «сердцем» вычислительной техники — кроме того, зачастую именно процессор оказывается наиболее дорогостоящим компонентом. Вопреки многим разговорам российские процессоры уже существуют и широко представлены на рынке, например: «Байкал», «Эльбрус», «Мультикор» от компании «Элвис».

Для систем хранения данных норма действует уже с 1 января 2021 года. Для других категорий продукции изменения вступят в силу в разное время: с 1 июля 2021 года до 1 января 2022 года.

Путь, открытый для всех

Но и для оборудования на зарубежных процессорах «дорога» в реестр не оказывается закрытой. Для таких решений предусмотрена специальная балльная система. За «отечественность» различных компонентов вычислительных комплексов начисляются баллы, в соответствии с которыми принимается решение об их включении в реестр. В частности, балльная система применима для сложных гибридных вычислительных комплексов, в которые входят как отечественные, так и иностранные процессоры.

Складывается следующая логическая цепочка: отечественная вычислительная техника — это решения на российских процессорах. С ними разработчикам будет легко попасть в реестр радиоэлектронной продукции. Если производитель хочет попасть в реестр с российским продуктом, который работает на основе зарубежного процессора, для него вводятся ограничения в виде балльной оценки. Так причислить своё решение к действительно отечественным становится немного сложнее, но зато и вероятность включения в реестр заведомо иностранной техники снижается.

То есть, с одной стороны, российская микроэлектроника получает преимущество, а с другой — государство не вводит жёстких запретительных мер. Кроме того, Минпромторг может допустить применение госорганами зарубежного решения только в исключительных случаях, например когда требуется дооснащение существующей информационной системы или её расширение.

Введение балльной системы взамен критерия адвалорной стоимости — важный шаг вперёд для развития всего сегмента российской радиоэлектронной продукции. Она лучше учитывает особенности разработок отечественной продукции на территории России с нуля. Теперь расходы государства смогут быть направлены в сторону российской ИТ-индустрии, что поддержит разработчиков микроэлектроники и программного обеспечения.

Главное противоречие

Ситуация с реестром радиоэлектронной продукции — безусловно, очень важный пример противоречий в российском импортозамещении. Но всё же их корень лежит глубже. Метафорой ситуации становится двуглавый орёл, изображённый на российском гербе: одна голова смотрит на запад, другая — на восток. В каком именно направлении лучше двигаться — до конца никому не ясно, но действовать нужно уже здесь и сейчас.

На разных сегментах российского ИТ-рынка больше 20 лет работает немалое количество зарубежных компаний. Относительно недавно появились ограничения, стало ясно: стране необходим цифровой суверенитет. В итоге жить, как раньше, больше нельзя, а по-новому — ещё не получается. Любые изменения не обходятся без сопротивления.

Иностранные производители не хотят терять российский рынок и иногда в своей борьбе используют нелегитимные методы: пытаются выдать оборудование, произведенное за рубежом, например в Китае или США, за российское. Заказчики не спешат менять иностранную технику на российскую: ведь для этого нужны дополнительные время, деньги и немало усилий. Тем более зачем что-то менять, если всё и так неплохо работает?

Государство старается всё более активно вводить меры поддержки российских производителей. Но его влияние неоднородно, так как среди представителей органов власти можно найти людей самых разных взглядов — в том числе тех, кто категорически не согласен с действующей политикой ИТ-импортозамещения. Поэтому, с одной стороны, государство давит на рынок и зарубежных производителей, а с другой — отпускает их. Российские разработчики в этот момент всё ещё не знают, что делать и куда двигаться, пытаясь балансировать между разнонаправленными центрами силы.

Но процесс импортозамещения уже движется, несмотря на все препятствия на своём пути. Здесь особенно важно продолжать переводить производство вычислительной техники в нашу страну, открывать новые предприятия по разработке компонентов. Помимо этого, важно создавать прозрачные условия для регулирования и вводить понятные и адекватные ограничительные меры. Именно это может стимулировать локальных ИТ-производителей создавать продукты, способные составить конкуренцию зарубежным аналогам.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья