• Подписывайтесь на  E-mail рассылку

ENG
Generic selectors
Exact matches only
Поиск по заголовкам
Поиск по содержимому
Search in posts
Search in pages
Инвестклимат, Мнение

Реиндустриализация Москвы: подробности и проблемы

Дмитрий Евстафьев – профессор факультета коммуникаций, медиа и дизайна Высшей школы экономики

Задача реиндустриализации Москвы выглядит крайне масштабной и чрезмерно рисковой, если воспринимать ее как некое одномоментное явление. На деле альтернатива развития московской городской агломерации выглядит как выбор между стихийной реиндустриализацией в зоне низших технологических переделов и сервисной промышленности (наиболее очевидным проявлением которой являются автосервисы и прочая «ремонтная» промышленность) или осуществление реиндустриализации мозаичной, но одновекторной, которая осуществляется в управляемом инвестиционном пространстве на рыночных основаниях, и не единовременно, а кластерно.

В таком формате реиндустриализация Москвы начинает выглядеть «подъемно» с инвестиционной, а главное, организационной точки зрения. При проектном подходе реиндустриализация в щадящем темпе может уложиться в 10-12 лет, по сути, проходя параллельно с процессами формирования нового облика российской и, шире, мировой экономики, в которых роль «глобальных городов», одним из которых является Москва, будет объективно скорректирована. Так что Москве, в последнее десятилетие переживавшей «кризис экономической идентификации», разумная программа реиндустриализации может дать дополнительный запас прочности в борьбе за глобальный статус.

Евгений Биятов / РИА Новости

Базовые компоненты политики реиндустриализации в Москве могут быть определены следующим образом:

  • Социальность. Целью реиндустриалиазции Москвы является улучшение социальной обстановки и создание новых, по сравнению с предшествующим историческим периодом, кластеров экономически обоснованной занятости. Этот процесс и эти конкретные решения должны быть выстроены в расчете на существующую и, особенно, перспективную социальную ситуацию в Москве, которая развивается зачастую без прямого влияния руководства Москвы.

Заданным результатом политики реиндустриализации Москвы на временной дистанции в 12-15 лет необходимо считать возникновение существенно более устойчивой социальной структуры с минимальной «флюидной безработицей». Эта структура должна обеспечивать успешное функционирование социальных лифтов не только в административно-управленческом сегменте, но и в реальном секторе и прикладной научно-конструкторской деятельности.

  • Экологичность. Ключевым условием любых усилий по реиндустриализации Москвы является неухудшение экологической ситуации в городе, а желательно – улучшение обстановки. Это связано с тем, что в последние годы проявилась повышенная чувствительность социально активных вовлеченных слоев москвичей и жителей Подмосковья к экологическим проблемам. Да и слишком велика общероссийская цена экологических проблем в Москве – модели экологического недовольства и протестной активности в условиях России являются, вероятно, одними из наиболее легко тиражируемых. Соответственно этому должны выстраиваться форматы и конкретные промышленные проекты. Отсылка к «советским» экологическим парадигмам работать не будет – к сожалению, «точкой отсчета» станет период максимальной деиндустриализации Москвы, то есть период ранних «десятых» годов.
  • Антикоррупционность. Отсутствие встроенных антикоррупционных процедур с учетом уже сложившихся в столице стереотипов восприятия деятельности властей может привести к серьезным политическим последствиям. Можно предположить, что риск раскрутки публичной кампании против даже самой мягкой реиндустриализации Москвы на антикоррупционной основе следует считать одним из наиболее значимых и потенциально дестабилизирующим. И, главное, подрывающим инвестиционную привлекательность промышленных проектов в Москве.

Важно, что в случае успешной реиндустриализации общественный вес постинтеллигенции (медийных и масс-культурных кругов, находящихся в сетевых взаимоотношениях) может существенно сократиться по сравнению с классическими социальными группами. Естественно, такая перспектива не будет вызывать у «креативного класса», получившего избыточное влияние на фоне промышленной деградации столицы, поддержки.

  • Проектность. Московская реиндустриализация должна быть прежде всего проектной, а не процессной, быть направленной на выполнение среднесрочных промышленных программ, предусматривающих достижение конкретных промышленных результатов. Реиндустриализация Москвы в таком формате становится гибким вектором, основанным на относительно жесткой проектности, особенно в том, что касается конкретных сроков.
  • Расчет на среднесрочные промышленные циклы. Долгосрочные программы в Москве реализовывать затруднительно по причине статуса города и невозможности создания принципиально новых производственных площадок и технологических циклов. А краткосрочные программы осуществлять на системном стратегическом уровне – бессмысленно. Они вполне могут воспроизводиться в рамках волновых инвестиционных последствий средних проектов.
  • Инновационность. В «большой Москве» имеет смысл реализовать программы реиндустриализации, связанные с развитием опережающих технологических решений, прежде всего с их апробацией в условиях реальной крупной городской агломерации. Создавать с нуля традиционные отрасли промышленности, основанные на технологиях и принципах организации производства предыдущего поколения, в Москве смысла нет. Хотя в силу ряда причин на начальном этапе такие производства могут временно восстанавливаться.
  • Энергоэффективность. Москва не имеет возможности существенно нарастить энергопотребление в ближайшие годы. Это потребует слишком значительных дополнительных инвестиций в развитие энергетической базы. Проблемы энергоэффективности московской экономики в силу объективных и субъективных причин будет являться вызовом развитию города и без учета программ возрождения промышленности.

При оценке потребности в энергосберегающем подходе к реиндустриализации Москвы стоит учитывать то обстоятельство, что одна из ключевых для энергоснабжения центрального региона Курская АЭС оснащена реакторами «чернобыльского типа», которые даже при максимально устойчивой эксплуатации придется выводить на консервацию и захоронение после 2021-23 годов. Безусловно, всегда существует опция замещения источника электроэнергии через постройку новых блоков, но с точки зрения экономической и социальной целесообразности гораздо более привлекательным выглядит повышение энергоэффективности.

Встает вопрос о необходимости опережающего развития энергосберегающих технологий в Москве как в контексте реиндустриализации, так и в целом – городского развития.

Москва не может и не должна быть фабрикой для массового производства серийных товаров как потребительского, так и корпоративного плана. Это бессмысленно, в том числе с экономической точки зрения. Но Москва может и должна быть местом производства уникальных товаров как для новой экономики, так и для традиционных отраслей, отраслей второй промышленной модернизации, а также местом окончательной конфигурации. Москва должна быть также пространством и площадкой для отработки и первичной апробации комплексных технологических решений и схем использования новых технологий.

Если говорить о возможностях реиндустриализации Москвы под промышленность второй модернизации, то – с учетом особенностей развития города в последние 25-30 лет – речь прежде всего может идти о восстановлении на новой технологической основе промышленности пригородов. Это – почти повторение пути, по которому шла индустриализация столичного региона в 1930-50-е годы с большей социальной составляющей и на новом экологическом уровне. Но этот путь обуславливается целым рядом внутримосковских социальных и логистических процессов. И это обуславливает необходимость реиндустриализации Москвы в едином векторе с Подмосковьем.

Возрождение промышленности пригородов сможет смягчить чрезмерную нагрузку на городскую социальную сферу и логистику и уменьшить внутрирегиональные транспортные потоки. А главное – прекратить хаотически формируемую практику концентрации рабочей силы в урбанизированном пространстве. Это неизбежно потребует пересмотра сложившихся после 1991 года отношений города и области как отношений по поводу землеотводов. Эти отношения настоятельно требуется трансформировать в отношения по поводу реиндустриализации и инвестиций.

Конечно, данный вектор должен быть скорее инвестиционным, чем административным, но это подразумевает более высокий уровень скоординированности, нежели сейчас.

Стратегическая идея такова: в ближайшие 12-15 лет с учетом тенденций регионализации мировой торговли и производственной деятельности в Москве в формате реиндустриализации должен возникнуть глобально, а не только федерально, значимый институционализированный конструкторско-внедренческий кластер, сориентированный на несколько ключевых отраслей реального сектора экономик. Концепция Москвы как глобально значимого финансового центра и центра евразийского политического управления может быть эффективно реализована, только если будет надстроена на этот кластер. Сектор мог бы включать в себя в комплексе проектные, опытно-конструкторские и научно-производственные предприятия, патентные и апробационные услуги, а главное – внедренческие предприятия, предприятия глобального инжиниринга.

На московских индустриальных площадках есть объективно лучшие в стране возможности для апробации и внедрения в промышленность принципов модульного инжиниринга с максимальной степенью операционной кастомизации, которые потом можно экспортировать на другие значимые рынки. Для этого не нужны крупные производственные мощности, но требуется наличие возможности пользоваться лучшей инженерной экспертизой на проектной основе, что возможно только в крупных агломерациях с большим кадровым потенциалом.

Новые и уникальные технологические решения могут апробироваться на относительно крупных сегментах потребителей и иметь в случае успеха гарантированный рынок первичного сбыта, которым является регион «большой Москвы». Москва при всех ограничениях обладает высокой степенью социальной и инвестиционной гибкости, чтобы осуществлять многовекторную реиндустриализацию не только во вспомогательных и адаптационных отраслях, но и в базовых, естественно, при соблюдении понятных ограничений экологического характера.

Приоритетными направлениями практического развития реиндустриализации в Москве на этапе инициирования процессов могли бы стать:

  • Создание молодежного инновационного промышленного кластера на базе одной из московских индустриальных зон прошлого. Учитывая социальный потенциал Центральной России и наличие уникальной научно-производственной базы, Москва должна стать столицей общероссийского молодежного индустриального кластера. Москве в молодежной инновационной политике необходимо выйти за пределы цифровых технологий, поддерживая целевым образом молодежные индустриальные стартапы.

Создание молодежного индустриально-инновационного кластера именно в Москве было бы исключительно важно не только с социальной, но и с политической точки зрения. Это продемонстрировало бы внимание политического руководства страны к разного рода «молодежным активистам», как правило оппозиционной направленности, но и к основной части современной российской молодежи, которая ищет свое место в структуре современной российской экономики.

При определенных условиях можно было бы выйти на ФЦП по данному направлению, в рамках которого Москва и московский молодежный индустриальный кластер могли бы стать управляющим центром более широкой системы.

  • Развитие кластера экологических технологий широкой направленности. Москве нужен экологический технопарк, вероятнее всего, в районе Новой Москвы – на месте одного из заброшенных промышленных объектов с прилегающими сельскохозяйственными регионами. На базе этого направления индустриализации можно будет создать единый центр стандартизации и сертификации экологических технологий, предотвратив излишнюю конкуренцию различных групп интересов в этой критической для будущего развития России проблематике. Эта конкуренция, уже проявившая себя сугубо негативно в «мусорных войнах» в Подмосковье, будет совершенно нетерпима политически при любом, даже самом мягком сценарии реиндустриализации в Москве.
  • Разработка, ОКР и пилотное, апробационное производство энергосберегающего оборудования. Важное конкурентное преимущество Москвы как площадки на сегодняшний день – возможность быстрой и репрезентативной апробации разработанных технологий и технологических решений.

Позиционирование Москвы как города экологического и энергосберегающего урбанизма, а также осуществление практических программ в этом направлении станет важным вкладом Москвы, в принципе, в глобальное развитие и существенным компонентом участия столицы в новой российской индустриализации, которая должна стать максимально энергоэффективной.

  • Создание операционной базы для развития перспективных направлений цифровой экономики, но не с точки зрения чистого программирования и коммуникационных технологий, а первоначального конструирования и создания пилотных или уникальных образцов цифровой техники, либо адаптации серийной цифровой продукции под конкретных специфических заказчиков.

В Москве в рамках программы индустриализации может быть легко реализован принцип «векторной гаражности» в развитии компьютерных технологий и технологических решений. Инвестиционный вклад Москвы в данном случае мог бы заключаться в предоставлении помещений среднего уровня производственной комфортности и налоговых льготах в обмен на прозрачность проектов, как гарантию отсутствия махинаций.

  • Предприятия штучного и уникального производства машиностроительной продукции, под которые нецелесообразно развертывать самостоятельные производства. Это потребует реализации пионерного конструкторско-производственного проекта на основе модульности и максимального использования технологий индустриальной кастомизации (например, промышленной 3D-печати).

В столичном регионе, например, целесообразно развернуть изготовление крупного энергетического оборудования, турбин большой мощности, потребление которых в российской экономике в год не превышает нескольких штук, а то и меньше. Также на таких комплексах в модульном проектном режиме могло бы, в принципе, «проектно» производиться практически любое уникальное оборудование непортового назначения.

Такое производство может при правильном подходе создать дополнительные высокоуровневые рабочие места для действительно квалифицированных работников условно «предпенсионного» и пенсионного возраста. Более того, такие производства могли бы стать общероссийски значимыми центрами подготовки и переподготовки кадров для промышленности. Такие производства вдохнули бы новую жизнь в московские промзоны, возможности трансформации которых в «бизнес-парки» или жилые районы близки к исчерпанию по естественных экономическим причинам.

Нельзя, впрочем, не учитывать и организационно-административный контекст возможной реиндустриализации. Сейчас крайне сложно рассматривать возможности реиндустриализации Москвы только в формальных административных рамках города. Необходима единая система экономического и инвестиционного управления всем столичным регионом. Хотя понятно, что это будет воспринято многими как решение, которое несет значимые политические и операционные риски.

Экономическая интеграция Москвы и ближнего Подмосковья является настоятельной экономической потребностью, которую новая индустриализация только обострит. Относительно устойчивое разделение Москвы и Подмосковья достигалось на фазе острой промышленной деградации 1990-х, которая делала ненужной целый сегмент важнейших экономических и технологических связей в промышленности, восстановление которых является естественной потребностью в ходе реиндустриализации Москвы (и схожих процессов в Подмосковье, хотя и в меньшей степени). Эта потребность осложнена многими политическими обстоятельствами, но стратегически от них независима, и рано или поздно эти процессы начнут реализовываться естественным порядком, а попытки сохранить во многом искусственное разделение единого индустриального пространства будут приводить к тяжелым социальным последствиям.

С системной точки зрения, однако, проблематика новой индустриализации Москвы оказывается неотделимой от политических решений о новой архитектуре отношений федерального Центра и регионов, а также обновленного экономического районирования страны в соответствии с новыми экономическими реалиями и системой экономических отношений, построенных на приоритете отраслевых структур.

Но реиндустриализация Москвы может осуществляться исключительно управляемо, с учетом неизбежно возникающих операционных рисков – не только социального или экономического, но и политического характера. А также учитывая существенно более широкий контекст развития Москвы как глобального политического и экономического центра. А не только из идеи восстановления в формальном административном пространстве Москвы части утраченного за последние 30 лет промышленного потенциала.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...