ENG
В мире, Инвестиции, Это интересно

Родина Тамерлана на реконструкции

Немногие за пределами Узбекистана знают о городе Шахрисабз, между тем это родина Амира Темура (Тамерлана), которого во всем мире знают хорошо. В ЮНЕСКО считают, что архитектурное наследие Шахрисабза находится под угрозой, узбекская же сторона борется за то, чтобы из категории городов под угрозой разрушения Шахрисабз перешел в категорию городов с архитектурным наследием. Ситуация в Шахрисабзе хорошо известна в Узбекистане, известна она и иностранным инвесторам, интересующимся капиталовложениями в узбекскую экономику.

Вполне возможно, что Шахрисабз старше Самарканда, от которого находится недалеко. В Кашкадарьинской области он занимает второе место по численности населения.

Основная архитектурная историческая ценность эпохи Амира Темура в Шахрисабзе — Ок-Сарой, «белый дворец» в переводе. От него сохранились только части портала, но и они выглядят впечатляюще, имея высоту 12–13-этажного дома, что чуть ниже бухарского минарета Калян. Портал был, по всей видимости, высотой около 70 метров, а периметр одного только двора Ок-Сароя — около километра. По свидетельствам испанского посла де Клавихо, чьи описания сейчас используют реставраторы, за двором находился тронный зал, на крыше которого располагался бассейн; вода из него стекала вниз каскадами фонтанов.

Ок-Сарой якобы был разрушен в XVI веке бухарским ханом Абдуллой Вторым, которому не понравилась такая память о величии Темура. Более правдоподобная версия состоит в том, что он рухнул гораздо позже — и сам, поскольку у мелких узбекских ханств не было денег, чтобы регулярно проводить капитальные ремонты в огромном здании.

Местные власти решили капитально перекопать историческую часть города еще в начале десятых годов. Сначала расчистили район от жилых махаллей (в исламских странах — часть города размером с квартал, чьи жители осуществляют местное самоуправление — ред.), в которых попадались и дома, построенные в Средневековье. Расчистка проводилась с применением физического насилия к местным жителям, не желавшим покидать махалли. Далее начали строить парк, причем в лучших советских традициях: если при СССР на уборку хлопка сгоняли студентов и служащих разных НИИ, то при режимах Ислама Каримова и Шавката Мирзиеева тех же служащих сгоняли на посадку деревьев в шахрисабзском парке.

При хокимияте Шахрисабзского района был даже создан Департамент по благоустройству, озеленению и содержанию исторической части города Шахрисабза. Все бы хорошо, да только среди источников финансирования департамента значатся аттракционы, объекты торговли, сферы обслуживания и общественного питания, которые планируется разместить в исторической части. То есть еще при Каримове, когда подписавший документ об учреждении департамента Мирзиёев был премьером, а не президентом, планировалось превратить архитектурное наследие Амира Темура в парк развлечений.

В результате деятельности департамента была проложена, в частности, новая аллея между Ок-Сароем и историческими памятниками Дорус-Саодат, Дорут-Тиловат, рынком Чорсу, мечетью Кукгумбаз. На 11 объектах были начаты реставрационные работы, еще как минимум 4 архитектурных памятника планировались к реставрации.

Тем не менее никто в департаменте и не думал поднимать вопрос о транспортных проблемах Шахрисабза, мешающих притоку туда не то что иностранных, но и внутренних узбекских туристов. Железная дорога (тупиковая ветка из Карши) там была построена еще в двадцатые годы при суверенной Бухарской советской народной республике и сейчас не функционирует. Автостанция находится в 20 км от города, в Китабе, откуда сообщение автомобильным транспортом нерегулярное. Прямая дорога в Китабиз Самарканда через перевал ранее была закрыта для автобусов и маршруток, поэтому они шли, делая крюк, через Карши. Открытие перевала — единственный шаг, который узбекские власти сделали для улучшения туристической доступности Шахрисабза.

Скандал, в результате которого узбекские власти начали хоть как-то решать проблему Шахрисабза, разгорелся в конце весны 2018 года. Эксперты ЮНЕСКО очень заинтересовались реставрационными работами в исторической части города, причем даже теми, что были проведены в девяностые. Оказывается, в 1996 году в мемориальном комплексе «Дорут-тиловат», построенном по указанию сына Темура — Шахруха Мирзы, — были проведены реставрационные работы, оказавшиеся некачественными.

ЮНЕСКО поставило вопрос о нахождении Шахрисабза в списках архитектурного наследия. Еще в 2016 году Шахрисабз автоматически попал в списки архитектурного наследия ЮНЕСКО находящимся в угрожающем состоянии.

Крайне негативно был в этой организации воспринят тот факт, что под предлогом развития туризма (вообще-то, развитие туризма надо начинать с транспортной инфраструктуры) в историческом центре города были снесены памятники архитектуры, а вместо них построены гостиницы. По данным независимых экспертов, при постройке гостиниц было уничтожено более 10% исторической части Шахрисабза.

Рекомендации архитекторов и историков не были учтены городскими властями: дело в том, что снос в Узбекистане стоит дороже, чем строительство. После неудачно проведенной реставрации однозначно утратили свою ценность мавзолей Джахангира и мечеть Хазрат-Имама. Несмотря на то, что в Шахрисабзе сейчас задумались о целесообразности радикальной реставрации, разговор о консервации памятников архитектуры пока не ведется, и инвестиционных проектов в этой области нет, хотя во всем мире в последнее время распространились проекты, в том числе достаточно дорогостоящие, консервации памятников под пуленепробиваемыми стеклами.

В действительности экспертам ЮНЕСКО начинать анализ неудачной реставрации нужно было еще с советского времени. Следует отметить, что узбекская школа реставрации была сильнейшей в СССР. Но был один момент, омрачавший ситуацию в Шахрисабзе: его исторический центр служил донором материалов для Самарканда, то есть узоры памятников архитектуры на родине Амира Темура снимались с местных строений и трансплантировались на строения в Самарканде, имевшего неизмеримо лучшую транспортную доступность для туристов и туристическую инфраструктуру.

Для советских историков Темур был захватчиком и восточным деспотом. Для историков независимого Узбекистана — национальным героем. Соответственно, к 660-летию со дня рождения Амира Темура были ускоренными темпами проведены реставрационные работы на объектах в Шахрисабзе, которые и исказили облик исторической части города. Подобная «реставрация» проводилась и в Бухаре, и в Хиве, но они пострадали меньше, чем Шахрисабз.

Конечно, нельзя говорить, что в попытках развивать Шахрисабз как туристическую зону абсолютно все плохо. Есть и хорошие, удачные моменты. В конце прошлого года был создан совместный узбекско-казахский проект развития исторических местностей Южного Казахстана и Южного Узбекистана. Предполагается, что гостиницы и кемпинги, возводящиеся в рамках этого проекта, будут рассчитаны всего на три тысячи туристов в год. Один только инвестиционный проект зоны отдыха в горах близ Шахрисабза имеет стоимость $2 млн, что является достаточно крупной суммой для узбекской провинции. Сдать зону отдыха в эксплуатацию планируют уже к концу текущего года. В настоящее время строится инфраструктура: автомобильные дороги и линии электропередач, хотя с общественным транспортом дела пока плохи.

Что касается исторического центра Шахрисабза, то местные власти все же испугались угрозы ЮНЕСКО исключить город из списка архитектурно-исторического наследия, потому предлагают инвесторам, в первую очередь иностранным, проекты по развитию инфраструктуры и консервации тех памятников, которые еще не успели испортить.

К концу текущего года в Шахрисабзе должны быть реализованы 157 инвестиционных проектов на сумму 867,6 млрд сумов ($85,1 млн), в том числе проекты в сфере услуг и сфере развития инженерно-коммуникационной инфраструктуры. До июля 2021 года Узбекистан обязан предоставить ЮНЕСКО инвестиционный проект восстановления города после того урона, который был нанесен бездумной «реставрацией».

В прошлом году все реставрационные и строительные работы в исторических центрах городов Узбекистана (в первую очередь, помимо Шахрисабза, это Самарканд, Бухара и Хива) были приостановлены до одобрения инвестиционных проектов ЮНЕСКО. Характерной чертой развития Шахрисабза как международного туристического центра являются проведенные там недавно международные фестивали национальной одежды и макама (характерный для Средней Азии, Закавказья, Ближнего Востока и Крыма музыкальный стиль, заключающийся главным образом в импровизации).

Автор: Роман Мамчиц

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Нравятся материалы «Инвест-Форсайта»? Подпишитесь на рассылку «Самое интересное сегодня»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья