ENG
Интервью, Технологии

«Росатом» поделится роботами

Недавно госкорпорация «Росатом» представила на рынке цифровой сервис «Атомбот.Закупки», который обеспечивает автоматизацию закупочных процедур и является первым продуктом линейки. Как можно видеть, теперь «Росатом» занимается не только ядерной энергетикой, но иногда и выступает в роли IT-компании. Почему так происходит? Об этом «Инвест-Форсайту» рассказал Александр Шумаков, директор по IT компании «Промышленные инновации», топливный дивизион госкорпорации «Росатом».

Первый вопрос, чтобы сразу ввести наших читателей в курс дела: что из себя представляет ваша компания?

— Компания существует в структуре топливного дивизиона уже более 15 лет. Нашим основным видом деятельности является предоставление сервисных услуг в интересах предприятий, входящих в контур управления топливной компании ТВЭЛ. Прежде всего наша основная функция — предоставление услуг по подготовке и проведению конкурсных процедур в рамках закупочной деятельности предприятий.

Второе активно развивающееся направление — сервисное, когда предприятия делегируют нам функцию подготовки закупочных процедур на стороне заказчика.

И третье направление, за которое я, собственно, отвечаю: IT-направление. Здесь мы выступаем и в качестве сервисной организации, и в качестве интегратора сторонних решений. Мы предоставляем комплекс IT-услуг для предприятий топливного дивизиона, а также участвуем в роли генподрядчика по IT-проектам, которые реализуются в рамках программы цифровизации топливной компании ТВЭЛ.

Еще одно новое направление нашей деятельности — реализация цифровых продуктов; мы выделили несколько наших наиболее успешных решений и предлагаем их как другим дивизионам ГК «Росатома», так и внешним заказчикам за периметром ГК «Росатом».

— Вы смогли разработать несколько оригинальных собственных IT-продуктов?

— История про цифровые продукты затевалась с целью поделиться решениями, которые у нас реализованы как внутри госкорпорации, так и на внешнем рынке. Для этого был проведен анализ рынка, сформирован пакет таких решений, далее проведена оценка готовности цифровых продуктов к выходу на внешний рынок. Оценена целостность команды, возможности комплексного предоставления услуг и готовность самого продукта.

— Какие это были продукты?

— Тут мы выделяем три основных направления. Во-первых, это услуги, связанные с роботизацией пользовательской активности (RPA). Все подобные проекты мы осуществляем под ключ, являясь партнерами основных вендоров, предоставляющих программное обеспечение. То же самое в отношении систем BI (Business Intelligence), систем аналитической отчетности. Мы осуществляем как поставку ПО, так и проекты под ключ любой степени сложности. И третье направление — цифровой продукт, cвязанный с автоматизацией закупочных функций, который охватывает основные моменты, существующие в материально-техническом обеспечении. МТО мы занимаемся уже более 15 лет, знаем все подводные камни; в том числе занимаемся автоматизацией и роботизацией процесса. В результате многолетнего совершенствования этого процесса родился цифровой продукт, который был обкатан в рамках пилота в топливном дивизионе. Изначально продукт был нацелен на решение проблем заказчика внутри госкорпорации, поскольку он локализован для соблюдения её нормативных актов. Но со временем мы поняли, что он может быть адаптирован в рамках проекта под иные требования — и востребован внешним заказчиком.

— В пресс-релизе говорилось, что у вас он с элементами чат-бота… 

— Скорее речь идет о неком перечне сценариев роботизированных взаимодействий. В этом продукте у нас использована технология RPA — роботизация пользовательской активности. Для этого было создано порядка 14 роботов, работающих в тесной взаимосвязи, можно говорить о комплексном взаимодействии роботизированных сценариев.

— Как полагаете, этот продукт облегчает жизнь потенциальных подрядчиков и поставщиков госкорпорации?

— Основной целью продукта является сокращение трудозатрат и затрат времени при подготовке к закупочной процедуре со стороны инициатора, а также со стороны лица, проводящего подготовку к публикации. Основной фокус данного продукта — привести техническое задание и проект договора в соответствие с требованиями, которые действуют в рамках любого нормативного документа, описывающего процесс закупок заказчика, будь это 223‑ФЗ, 44‑ФЗ, неважно. И второй момент — обзор рынка, поиск источников ценовой информации для того, чтобы соблюсти все требования при подготовке расчета начальной максимальной цены договора.

Если же говорить в части подрядчиков… Они, по идее, не должны участвовать в этих процедурах, но как вторичный потребитель результатов работы этого этапа подрядчик наверняка заинтересован в том, чтобы техническое задание и проект договора были корректны и однозначны, соответствовали всем требованиям заказчика, чтобы процедура закупки была «проходная», то есть осуществлялась без жалоб, без задержек, без отклонений, с которыми подрядчик будет вынужден работать.

Строительная площадка павильона "Росатом". Григорий Сысоев / РИА Новости
Строительная площадка павильона «Росатом». Григорий Сысоев / РИА Новости

— Ваши продукты уже вызвали интерес покупателей на открытом рынке?

— Да, у нас на данный момент есть несколько крупных заказчиков, с которыми мы прорабатываем схему взаимодействия. Либо это будет сервисная модель, либо будем «приземляться» непосредственно на ландшафт заказчика. Также несколько проектов идут в частичной реализации, в то время как в топливной компании это было комплексный продукт процесса МТО от начала и до конца. Некоторых заказчиков интересует только функционал нашего решения в части проверки ТЗ, а кого-то, наоборот, поиск источников цен и ценовой анализ. Соответственно, они пользуются исключительно данными бенефитами.

— Если говорить об обзоре рынка: откуда ваша система берет информацию о рынке?

— Мы действуем в четком соответствии с методикой определения начальной максимальной цены договора заказчика. И это достаточно скользкий вопрос. Зачастую проблема возникает в некомплексном обзоре рынка, когда «ненужные» предложения не учитываются, нужные прикладываются. В этом случае возникает искажение информации. Наше решение идет в соответствии с утвержденной методикой.

В госкорпорации «Росатом» она жестко описывает порядок поиска источников цен. Первое — это адресные запросы поставщикам. Самый ценный источник информации. Второе — база данных цен ЕОС «Закупки», которая представляет собой хранилище контрактов и цен предыдущих договоров поставки. Далее — электронные запросы: они проводятся на соответствующих электронных торговых площадках. Робот выкладывает запрос и ожидает появления предложений.

Также используются сайты-агрегаторы, «Яндекс.Маркет» и схожие с ним. Часто задают вопрос: можно ли для поставок брать цены с «Яндекс.Маркета», как это вообще взаимосвязано — розничный рынок и наши поставки? Но мы не просто берем ценовую информацию. Мы определяем поставщика и делаем ему адресный запрос в официальной форме. Если поставщик желает работать в необходимом режиме, мы получаем ответ, значит, у нас появляется еще одно предложение.

— Клиенты, которые уже заинтересовались вашими системами, все находятся в госсекторе, или есть и частные компании?

— Прежде всего интересуются предприятия, жестко регламентирующие процесс закупок, — это предприятия с государственным участием. Но также есть высокий интерес у частных компаний из финансового, телеком- и промсекторов.

Беседовал Константин Фрумкин

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья