ENG
Аналитика, Инвестклимат

Российская экономика: ростом не вышла

Уже традиционно оценки Росстата и Минэкономразвития относительно роста ВВП пусть символически, но разошлись. По оценке статистиков, прирост в 2019 году составил 1,3%, расчеты экономического ведомства показали результат чуть выше — 1,4%. Очевидно, что расхождение обусловлено всего лишь некими арифметическими тонкостями: результат практически одинаков, и он явно хуже показателя 2018 года. Оценивая сложившиеся структуру и качество экономического роста, эксперты не усматривают драйверов, способных придать существенное ускорение развитию и в наступившем году. Возможность перехода российской экономики на инвестиционную модель развития по-прежнему вызывает сомнения.

Российская экономика: ростом не вышла
Фото: depositphotos.com

В новейшей истории, впрочем, известны случаи, когда после цикла окончательных перерасчетов, которые продолжаются весь первый квартал, темпы роста экономики задним числом начинали выглядеть более убедительными. Так было в отношении итогов 2018-го, итоги 2015-го пересматривали пять раз.

По поводу результатов 2019-го одно уже можно сказать наверняка: они слабее показателей 2018-го, зафиксированных в итоге на отметке 2,5%. В прошлом году произошло как минимум замедление темпов роста, а в более жесткой терминологии — спад. Директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев характеризует итоги 2019-го как «малоразличимый рост». Впрочем, даже скромную оценку статистики 2019-го некоторые эксперты находят завышенной.

«Декларируемый Минэкономразвития рост на уровне 1,4% — это все-таки многовато. По моим оценкам, рост составил 1–1,1%», — указывает директор Центра структурных исследований института им. Е. Гайдара Алексей Ведев.

В прошлом году просели все ключевые индикаторы. Оказался ниже уровня 2018-го прирост промышленного производства — 2,4% против 2,9%. Почти символическим было развитие строительства: 0,6% против 6,3% годом ранее. Сократились обороты розничной торговли: 1,6% против 2,8% в 2018-м. При этом, напомним, в начале 2019-го ожидания по росту экономики со стороны правительства были более оптимистичными. Но уже в сентябре Минэкономразвития пересмотрел прогнозы в более слабую сторону.

«Самым впечатляющим для меня моментом был пересмотр динамики неэнергетического экспорта: еще в апреле ожидался его рост на 6%, а в сентябре предсказали его падение до минус 3%. Что случилось в этой сфере?» — недоумевает Алексей Ведев.

По мнению многих экспертов, экономику в прошлом году вновь вытянул потребительский спрос, по-прежнему опирающийся на кредитные ресурсы.

«Несмотря на замедление темпов роста оборота розничной торговли, они все еще опережали рост ВВП», — отмечают аналитики «Альфа-Банка». 

Они указывают на бурный, несмотря на все ограничительные меры ЦБ, рост потребительского кредитования — 18,5%.

«Население, как мы полагаем, полноценно перешло в категорию “вынужденного заемщика”: то, что рост продаж (в особенности непродовольственных товаров) превышал динамику доходов, можно объяснить только поддержкой со стороны кредитов», — соглашаются аналитики «Райффайзен Банка». 

В условиях замедления экономического роста перспективы дальнейшего развития представляются весьма неопределенными.

«Очевидна для всех стагнация доходов населения, которую пытаются как-то вытянуть в положительную область, но прогресс получается на уровне статистической погрешности. Соответственно, внутренний спрос остается достаточно низким, а потому и инвестиции не высоки: инвестиции частного сектора связаны с внутренним спросом, а при его отсутствии несут большие риски. Непонятна ситуация с курсом рубля. Считаю, что его надо таргетировать, поскольку политика его “свободного плавания” у нас оборачивается риском для инвестиционного процесса. Также можно сделать вывод о том, что в связи со сменой правительства — даже не критикуя его — весь нынешний год уйдет на написание стратегии, вхождение в курс дела и т.д. А в совокупности это означает, что под сомнением оказывается выполнение указа президента — и в принципе это правильная цель — о выходе экономики на траекторию устойчивого роста. Потому что совершенно непонятно, за счет чего в конструкции нового цикла стагнации должен произойти предусмотренный на 2021 год рост до 3% и выше», — отмечает Алексей Ведев.

Большие надежды правительство связывает с реализацией нацпроектов. Однако для специалистов их «спасительная» функция неочевидна.

«Неискушенному человеку кажется, что вот стоит в полном объеме профинансировать нацпроекты, и все получится. Однако большой прорывной силой эти проекты в их заявленном виде обладать не могут: объем госинвестиций составляет у нас около 14% от всех инвестиций. Финансирование нацпроектов способно поднять эту планку до 16–17%, что непринципиально. Без частных инвестиций ситуация не изменится», — отмечает Игорь Николаев. 

Разделяет скептическое отношение к этому современному фетишу и Алексей Ведев:

«Простая арифметика. На эти проекты предусмотрено 27 трлн руб. в течение 6 лет. Получается примерно по 4 трлн руб. в год. Из них, грубо, половина — это инвестиции, половина — государственное потребление. Итого 2 трлн руб. в год дополнительных инвестиций. А у нас совокупные инвестиции ежегодно уже составляют 20 трлн руб. И ни к какому прорыву они не приводят. Поэтому совершенно непонятно, как за счет двух триллионов мы можем как-то необыкновенно ускориться». 

Не стоит переоценивать значимость нацпроектов, согласны аналитики «Райффайзен банка». По их расчетам, нацпроекты (финансируемые из налогов) не смогут ускорить рост более чем на 0,2–0,3 п.п. На прорыв явно не тянет.

В поисках хороших новостей аналитики высказывают осторожные надежды на то, что новое правительство пересмотрит бюджетную политику: действующее жесткое бюджетное правило оказывает очевидное сдерживающее влияние на экономику. По мнению аналитиков «Райффайзен банка», «краеугольным камнем» является достаточно низкий уровень цены отсечения по нефти (в 2020 году 42,4 $/барр.):

«Бюджетное правило, с одной стороны, обеспечивает подушку безопасности, а с другой, “отнимает” у экономки ежегодно 1 трлн руб., которые идут не на расходы, а в резервы».

У прежнего правительства, согласен Алексей Ведев, сберегать получалось лучше, чем инвестировать:

«Профицит бюджета в 2019-м составил 2 трлн руб. Это, по сути, незапланированные, “лишние” деньги. И на этом фоне в связи с посланием президента обсуждают, как же профинансировать пакет социальных мер стоимостью 400 млрд руб. Зачем же тогда “кубышка”? Профицит бюджета означает, что “лишние” деньги надо пускать либо на инвестиционные цели, либо на социальную поддержку». 

Столь же необъяснимыми при профицитном бюджете, на его взгляд, являются массированные заимствования на рынке ОФЗ: средства, привлеченные под 6%, слишком дороги для инвестиций.

Кадровые перестановки в новом правительстве позволяют ожидать смягчения бюджетной политики. Что, по мнению аналитиков, будет способно несколько оживить экономику. В противном же случае, по оценке Алексея Ведева, экономический рост в 2020 году окажется на уровне прошедшего года — в пределах или чуть выше одного процента.

Экономическим чиновникам перспективы экономики-2020 видятся менее депрессивными. По прогнозу ЦБ, рост по итогам года составит 1,5–2%. Минэкономразвития рассчитывает на восстановление роста до отметки 1,9%. Совсем не прорыв, однако и не спад.

Автор: Марина Тальская

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Подписывайтесь на наши телеграм-каналы «Стартапы и технологии» (@startupnews_if) и «Коронаэкономика» (@crypto_if)
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья