ENG
Добавить в избранное
Инвестклимат, Мнение, Прогнозы

Рост цен на продовольствие продолжится

Борис Соловьев

Борис Соловьев

Финансовый аналитик

По октябрьским данным Росстата, продовольственная инфляция составила 10,89% в годовом выражении. С очень большой вероятностью в дальнейшем рост цен на продовольствие продолжится, а то и ускорится.

Девушка покупает продукты. Денис Абрамов / РИА Новости
Девушка покупает продукты. Денис Абрамов / РИА Новости

Глава Банка России Эльвира Набиуллина, которая взяла на себя задачу бороться с инфляцией, отметила, что на столь существенный рост цен на продукты повлияли рост глобальных цен, не очень хороший урожай и удорожание рабочей силы в сельском хозяйстве, поскольку сократилось число мигрантов. С первым объяснением трудно не согласиться, а вот две другие названные причины вызывают много вопросов.

Действительно, если верить Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, то в октябре средние мировые цены на продовольствие выросли чуть более чем на треть в годовом выражении. Так что российский показатель роста можно назвать вполне приемлемым.

Цены же на мировом рынке растут по многим причинам. Это дефицит продуктов питания, вызванный периодическими коронавирусными локдаунами в экономиках почти всех стран. Значимую роль в удорожании продукции аграриев сказали подорожавшие топливо, металлы и удобрения. Наконец, есть значительные проблемы в мировой логистике, где серьезно разрушены транспортные цепочки из-за периодических простоев портов, опять-таки, из-за тех же коронавирусных проблем. Все эти факторы действуют и в нашей стране.

Что же касается «не очень хорошего урожая» в России, то тут особых проблем нет. На середину ноября в России было намолочено 123,7 млн тонн зерновых — это меньше прошлогодних 133,5 млн тонн, но, как считает глава Минсельхоза Дмитрий Патрушев:

«Урожай зерновых в 2021 году позволит в полном объеме выполнить индикатор госпрограммы, обеспечить внутренний рынок и внешнеторговый потенциал».

Совсем не годится объяснение повышения цен оттоком мигрантов: их число в аграрном секторе очень мало, поскольку за предлагаемые в сельском хозяйстве зарплаты не готовы работать ни таджики, ни узбеки.

Кроме общемировых проблем, рост цен в России имеет внутренние аспекты. Это прежде всего рост курса доллара к рублю. С одной стороны, он провоцирует желание как можно больше экспортировать продукции, и экспортные пошлины далеко не всегда поспевают за этим процессом. Так, в конце лета рост цен на гречку был вызван тем, что большая часть запасов была просто распродана за границу.

С другой стороны, слабый рубль повышает цены на импортные комплектующие, которые поголовно используются в процессе обработки сельхозпродукции, упаковке, оборудовании торговых точек. В том числе подорожали такие суррогатные добавки, как пальмовое масло и другие закупаемые растительные жиры, используемые сейчас практически повсеместно.

Розничная торговля продуктами питания сейчас монополизирована несколькими крупными сетями, которые завоевали не только города-миллионники, но и маленькие городишки с населением в 100–200 тыс. человек. Казалось бы, крупный ритейлер закупает товар крупным оптом по очень низким ценам — так должен держать низкими и розничные цены. Но почему-то никакой конкуренции между известными сетями нет: одни и те же товары стоят у них подозрительно одинаково. И так же синхронно растут цены на них.

Другой стороной многогранной медали монополизации розничной торговли является то, что мелкий и средний производитель не может выйти на конечный рынок сбыта и вынужден продавать свою продукцию перекупщикам.

Немаловажную роль в дороговизне фруктов, овощей и «молочки» играет продуктовое эмбарго, введенное Россией в ответ на западные санкции за присоединение Крыма. Многие позиции по этим видам продовольствия в Европе дешевле, чем у нас, не только в силу более мягкого климата, но и в разы большей производительности труда. Кто с этим не согласен, может посмотреть телевизионные программы про криминал, где каждую неделю говорят и показывают про задержания контрафактных партий европейских яблок, сыров и мяса.

Этот же фактор привел к резкому ухудшению качества отечественного продовольствия. В условиях ограниченной конкуренции сырокопченую «колбасу» стало можно производить из куриных обрезков, а «сыр» — на основе растительных жиров. Если же считать изменение цен на сопоставимые с «докрымским» 2013 г. по качеству продукты, то показатель продовольственной инфляции может выглядеть вообще ужасающе.

Наконец, в России ощущается острый недостаток современных хранилищ. Пока в магазинах в избытке присутствует продукция нового урожая. Скоро «свежатина» закончится, и придется покупать картошку и морковку у тех компаний, которые озаботились постройкой овощехранилищ. Не нужно быть пророком, чтобы предсказать рост цен на плодоовощную продукцию в самые ближайшие недели.

Подорожает и мясо. Сейчас на рынке много свинины, говядины и баранины мелких и средних хозяйств, которые при первых заморозках забивают скот, чтобы не тратиться на обогрев животных и постоянно дорожающие комбикорма. Примерно к Новому году «фермерское» мясо закончится — и рынком будут править несколько крупных животноводческих комплексов, которые будут иметь все возможности поднять цены. Примерно такая же ситуация наблюдалось в прошлом году.

Нет никаких предпосылок для улучшения ситуации в следующем году. Все действующие сейчас негативные факторы никуда не денутся, но к ним добавятся новые.

Ожидается подорожание техники, хотя бы потому что в этом году внутренние цены на сталь выросли более чем вдвое; это будет закладываться в стоимость запчастей и ценники новой сельхозтехники. Продолжается рост цен на топливо. Аграриям придется брать кредиты на посевную и уборочную по ставкам как минимум вдвое выше, чем в этом году, поскольку ключевая ставка Банка России уже почти вдвое превышает уровень весны. Стоимость привлеченного капитала будет заложена в цены овощей и фруктов.

Непонятна ситуация с ценами на удобрения. Сейчас ряд европейских производителей удобрений прекратил производство из-за нехватки газа, мировые цены пошли вверх. Правительство РФ приняло решение ввести квоты на экспорт азотных и сложных удобрений с содержанием азота по 31 мая 2022 г. Буквально на днях отечественные производители удобрения обещали зафиксировать цены для российских сельхозпроизводителей на этот же срок. Но уже 1 июня цены удобрений начнут быстро расти — производители будут стремиться наверстать упущенную в результате «добровольного» соглашения с властями прибыль.

В таких условиях не очень верится в реалистичность прогноза Банка России, который ждет инфляцию в следующем году в пределах 4–4,5%.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья