В мире

Румыния ждет инвестиций в «минералку»

Румыния в Европейском союзе по уровню жизни занимает второе место от конца, но у этой страны есть свои сильные стороны. Здесь, например, в коммунистические времена в стране был учрежден первый в мире Институт геронтологии и гериатрии, что дало мощный толчок к развитию бальнеологии и, в особенности, бальнеогериатрии. Видимо, коммунистические руководители сами хотели жить если не вечно, то подольше. Вступление в 2008 году страны в Евросоюз дало некоторую надежду на получение инвестиций и реанимацию отрасли.

Tim Adams | Flickr

Бальнеологические ресурсы Румынии огромны и уникальны, Румыния — одна из самых богатых по части количества бальнеологических курортов и их ресурсов стран в мире: здесь, в частности, находится около трети всех бальнеологических ресурсов Европы. Кроме того, в стране насчитывается 2500 питьевых минеральных источников, что составляет 60% всех ресурсов Евросоюза. Вместе с тем по бальнеологическому туризму в Европе лидирует Чехия, запасы которой — по сравнению с Румынией и Венгрией — ничтожны. В основном румынские минеральные воды относятся к сероводородным, применяемым для лечения опорно-двигательного аппарата, сосудов, печени и органов пищеварения.

Самая старая лечебница Румынии — Ватра Дорней на Буковине. Грязи и минеральная вода этого месторождения используются в лечебных целях еще со времен Молдавского княжества. Национальный институт восстановления, физической медицины и бальнеоклиматологии существует уже 95 лет, однако настоящий расцвет бальнеологии начался после открытия в 1952 году Института гериатрии и геронтологии «Ана Аслан», названного в честь основательницы и являющегося первым в мире.

В 70-90-е годы в Румынии процветал медицинский туризм, люди ездили туда в основном за бальнеогериатрическим лечением: с этой целью страну посетили Иосип Броз Тито, Индира Ганди, Клаудиа Кардинале, Сальвадор Дали и Аристотель Онассис. Сама дисциплина «бальнеогериатрия» есть только в Румынии, на других языках, кроме румынского, термин в интернете найти невозможно. Изобретения румынских ученых в области бальнеогериатрии в период до середины 90-х годов использовались во всем мире. Так, Коста-Рика получает за счет бальнеологического туризма 5% ВВП, а Румыния, которая помогла Коста-Рике и имеет намного большие, чем у этой страны, ресурсы, большого бизнеса пока не организовала.

Самый маленький город в Румынии, Бэйле Тушнад, посещают примерно 500 тыс. туристов в год. Развитие его бальнеологических ресурсов в последнее время идет быстрыми темпами — один из относительно немногочисленных примеров успешной инвестиционной активности, — ведь это один из немногих румынских курортов, где сохранился регулярный поток туристов из «дальнего зарубежья» (то есть не из Молдовы или пограничных областей Украины с высоким процентом румыноязычного населения). Иностранцы составляют 20% туристов, большинство из них — жители Венгрии, Израиля, Германии, Нидерландов, Франции.

Второй по посещаемости бальнеологический курорт Румынии — Слэник Молдова. В качестве меры для продвижения курорта там используются в первую очередь научные конференции, проводимые примэрией города-курорта совместно с Национальным институтом восстановления, физической медицины и бальнеоклиматологии. Санаторий «Перла», построенный еще в коммунистическое время, был успешно превращен в четырехзвездочный отель, сменив название на «Хотелул Перла», во многом стараниями доктора Делии Чинтезэ из Университета медицины и фармакологии «Карол Дэвилэ», возглавляющей этот санаторий. В настоящий момент соисканием инвестиций занимаются как Чинтезэ, так и примар города Андрей Сербан, в ближайших планах — расширить коечный фонд санатория (сейчас, как правило, заняты все места) и создать 100 дополнительных рабочих мест, что будет заметным успехом для маленького городка в, мягко скажем, не самом богатом жудеце Румынии. Ведется работа по модернизации инфраструктуры, сопровождающей сами источники, в соответствии с требованиями Евросоюза.

Мощным двигателем прогресса явился Национальный чемпионат по гонкам по бездорожью «Трофеул Дачий Либерь». Также идет работа по приданию самому городу большей презентабельности: в частности, в прошлом году в парке санатория посадили 3 тыс. роз и строят парк «Аква Лэнд» с катком, амфитеатром, теннисными кортами и многоэтажной парковкой. Инвесторы, естественно, европейские.

Запад страны не отстает от центра и севера. В прошлом году в трансильванском городе Деж открылся бальнеологический парк Торок с бассейнами со сладкой и соленой водой, бассейном для детей, мини-гостиницей, горками для катания, сауной. Билет в парк стоит смехотворную по меркам ЕС сумму — 15 лей (около 230 рублей; для сравнения, столько в Румынии стоит 3 литра разливного пива), а после 16 часов — вообще 10 лей. В настоящий момент Деж является одной из наиболее перспективных зон привлечения инвестиций, поскольку в его окрестностях формируется туристический маршрут. В настоящий момент туда уже вложено 4,5 млн евро.

Вместе с тем пробуждение инвестиционной активности в сфере бальнеологии имеет и обратный эффект: не всем нравится приватизация инвесторами (особенно иностранными) источников минеральных вод. Недавно Национальная коалиция за модернизацию Румынии выступила с инициативой организовать онлайн-петицию (требуется 4500 голосов) под названием «Скажи «нет» приватизации минеральных вод Румынии». Основным инициатором, судя по всему, является политик Лавиния Шандру. Главный акцент делается именно на приватизации источников иностранными инвесторами — Шандру считает, национальное достояние не должно принадлежать иностранцам. На петицию уже отреагировал даже министр экономики Дэнуц Андрушкэ, сказавший, что Национальное общество минеральных вод никем приватизировано не будет, тем более иностранным инвестором. В связи с этим можно констатировать: конечно, чисто технически с иностранными инвестициями в румынскую бальнеологию не все гладко. Особенно если учесть обложение производства минеральной воды налогом, который не сильно отличается по своей ставке от акцизов на сигареты и алкоголь.

В связи с этим иностранные инвесторы приходят на рынок минеральных вод, но не на рынок санаторно-курортных услуг, поскольку последний чаще всего подразумевает приватизацию источника минеральной воды или месторождения лечебных грязей. С другой стороны, для успешного ведения бизнеса в этой сфере вовсе не обязательно приватизировать сам источник. Так, без этого обошелся в свое время такой гигант румынского рынка напитков, как компания Tuborg Romania, которая в 2009 году инвестировала в завод по разливу минеральной воды «Борсек» в 12 км от самого источника Борсек — в Билборе.

Tuborg – не единственный международный гигант безалкогольного рынка, проявивший интерес к румынским минеральным водам: потенциальная прибыль очень высока. Минеральная вода, которая в Румынии стоит 12-15 лей за литровую бутылку, в азиатско-тихоокеанском регионе, испытывающем дефицит бальнеологических источников, будет стоить около 25 евро. Успешно инвестировали средства следующие компании: Кока-Кола (одни из лучших в Румынии лечебно-столовых минеральных вод Дорна, Дома, Изворул Алб и Пояна Негрь), правда, не головной офис компании, а ее греческий филиал; щвейцарский Valvis Holding (учредитель СП Дорна-Апемин, купленного у Кока-Колы, как явствует из названия, СП специализируется в первую очередь на минеральной воде Дорна, а также собственном бренде AQUA Carpatica), американская компания Quadrant Amroc. Наиболее показателен успех обладателя швейцарско-греческого гражданства Жана Вальвиса, который появился на рынке румынских минеральных вод еще в 1994 году, в очень тяжелое для страны время (девяностые в Румынии были не веселее девяностых в России, если не сказать, что хуже). Вальвис сумел открыть в стране две фабрики по разливу минеральных вод в Ватра Дорней и Сучаве в период с 1996 по 1999 годы.

Однако, безусловно, есть иные риски, помимо законодательных. В первую очередь это определенный пессимизм западноевропейских инвесторов: в романоязычных государствах, куда в основном мигрируют граждане Румынии в силу языковой близости, гораздо больше знают цыганский криминалитет румынского происхождения, чем румынские бальнеологические ресурсы. В ЕС до сих пор помнят попытку Николя Саркози выдворить из Франции румынских цыган. На самом деле, цыганского населения в Румынии не так уж много — значительно меньше, чем в соседних Венгрии и Болгарии. Большую коммуникативную роль играет, конечно, и значительная близость румынского языка к итальянскому, испанскому и португальскому, а также то, что в Бухаресте и курортных городах в последнее время местное население вполне прилично выучило английский (на Буковине и в ряде мест Трансильвании продолжают помнить немецкий — сказывается австрийское владычество). Тем не менее, в ЕС Румыния ассоциируется именно со смуглыми вороватыми личностями, наводнившими Париж, Рим и Мадрид после 2008 года.

Автор: Роман Мамчиц

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья