Мнение

Руслан Гринберг: «Циклическое развитие никто не отменял»

Цикл бесед с Русланом Гринбергом: «Порочные круги российской экономики»

Накануне открытия Московского экономического форума (МЭФ-2017)  «Инвест-Форсайт» предлагает читателям цикл бесед с одним из организаторов этого форума, научным руководителем Института экономики РАН, профессором Русланом Гринбергом — об основных проблемах российской экономики и о тех рецептах, которые смогут ее вылечить. Экономист обращает внимание на нюансы нашей реальности, которые власти обычно предпочитают стыдливо обходить молчанием. Между тем, именно из них-то и складывается весьма неутешительная картина.

 

Зачем Лондону пирамиды

Итак, когда же надо прислушиваться к поклонникам теории экономики предложения, а когда — спроса?

— Все зависит от экономического состояния. Мы думали, что циклическое развитие отменили, а лет 10 назад выяснилось: оно все же существует. Если не усложнять, грубо говоря, цикла два: подъем и спад. Независимо от причин, во время подъема более правильная экономика предложения. Все растут, есть жадность (в хорошем смысле слова) — к новым рынкам, новым продуктам… Есть такое понятие «конструктивное разрушение». Оно наиболее отчетливо проявляется в этот период.

Почему капитализм развивается? Потому что всегда находится кто-то, кто взламывает, разрушает текущий ход событий. Условно говоря, все делают табуретки и продают их. Но находится один, кто что-то придумывает, и у него получается стул. И он — пионер, он разрушает привычный продукт и изобретает другой. И сегодня идет такое же конструктивное разрушение, только в более сложных сферах. Это, повторяю, в экономике предложения.

Но когда по каким-то причинам у вас начинается спад, здесь уже однозначно должна превалировать экономика спроса… А если его нет, его надо создавать искусственно.

— Как?

— В мире существует три самых цитируемых экономиста. Адам Смит условно считается идеологом экономики предложения — главный его тезис: надо заботиться о рынке, о капиталисте, тогда все образуется. Карл Маркс, хоть и моралист, и боролся за свободу, но он — главный человек в мире, кто раскрыл анатомию капитализма и показал, что если его не регулировать, наступит саморазрушение. И — Джон Мейнард Кейнс, который как раз и создал экономику спроса во время депрессий (когда нужно деньги печатать).

Кейнс написал: если совсем будет плохо, Британии надо хоть пирамиды египетские в Лондоне строить, которые никому не нужны. Лишь бы строить. Потому что эти пирамиды понадобятся для запуска экономики: люди будут ходить на работу, строить эти дурацкие пирамиды, получать за это деньги. А когда они получат деньги, они пойдут в магазин и предъявят спрос на колбасу, телевизоры и т.д. И экономика закрутится. Повторяю: во время кризиса на первый план должна выходить экономика спроса.

Почему же в России это не работает?

— А разве у нас это пробуют запустить?

У нас у руля стоят серьезные такие экономисты-догматики. Они экономику спроса считают отсталой школой — что-то типа деревенской дурнушки. Потому что воспитаны они были в годы, когда господствовала установка на экономику предложения, на монетаризм, на свободную игру рынка, на демонизацию государства. Поэтому даже сегодня, в разгар кризиса, их заботит инфляция, сбалансированность бюджета… А экономика спроса предполагает существенное увеличение госрасходов во время депрессии и так называемую экспансивную денежную политику, то есть диаметрально противоположные мероприятия.

За четверть века выросли на 1%

На самом деле наши экономические власти сегодня, мне кажется, больше заботит, как еще больше денег вытащить из населения и наполнить бюджет — чуть не каждый день обсуждаются новые инициативы на эту тему…

— Нет у народа денег.

А это разве кого-то заботит?

— Вот ведь ирония истории. Люди, стоявшие у руля нашей экономики с момента новой истории, больше всего заботились о низкой инфляции, о том, чтобы был хороший инвестиционный климат, чтобы капиталисты платили как можно меньше отчислений и налогов… Ведь какая сказка была? Если они будут меньше налогов платить, они будут больше денег вкладывать в производство.

Но, оказалось, это действует лишь при определенных условиях (например, при жестком контроле). А вспомните, как у всех горели глаза, когда заменяли Горбачева на Ельцина: скоро мы будем жить, как в Швейцарии! И вот за 25 лет реформ мы получили рост экономики от советской России… Как вы думаете, какой был ее среднегодовой рост?

Не знаю, думаю, небольшой.

— И все же?

Ну, полтора, не больше.

— Один процент. Немного ошиблись. А можете предположить, какой была среднегодовая инфляция?

С учетом 90-х? Трудно сказать. Может 10-12%, максимум 20%…

— Правильная цифра 54%… Но, правда, это с учетом бурного периода 90-х, когда в 1992-м инфляция была 1200%, потом 700%, потом 600%… А вот эти 10-12% — в вашу пользу. Так и выйдет, если убрать эти 90-е, с 2000-го, когда будто бы  все наладилось, когда уже при Путине начался экономический рост и стала снижаться инфляция. Но ведь все относительно, 10-12% — это, конечно, не 54%, но все равно много: в мире в это время было от 2 до 5%.

Платить за все — от роддома до могилы

Вы тоже думаете, что без структурных реформ с места не сдвинемся?

— Давайте оставим это вечное «аллилуйя» структурным реформам и вдумаемся в их суть. На самом деле речь идет лишь о том, чтобы избавить государство от заботы о гражданах, чтобы от роддома до могилы человек за все платил сам. Ориентация идет исключительно на это. За пенсию, за медицину, за образование… А не хватит зарплаты у людей, говорят: если предпринимателя освободить от лишних налогов, он прибавит людям зарплату… А чего бы этому предпринимателю становится столь щедрым?

Вот насчет производительности труда у нас любят талдычить — мол, слишком она низкая в России. И поэтому россияне якобы не заслуживают даже той зарплаты, которую получают. Как будто человек, работающий с отбойным молотком конца 1930-х, виноват в том, что он работает именно этим молотком, а не на современной технике. А менеджеры, получающие минимум $1 млн в год, это оборудование не меняют. Зачем им?

Да, действительно, тезис умилительный — сказать, что тем же «Роснефти» и «Газпрому» не хватает денег на модернизацию, на выплату внешних долгов или на разведку месторождений. И при этом ни на копейку не убавить ни зарплаты топ-менеджеров, ни прибыль частных акционеров.

— Да, у них очень глубокие карманы. Они все — выпускники сиротского приюта. Не хватает у них денег… Если бы хоть один из них лично пробурил скважину. «Ненавистные коммуняки» оставили им скважины, из которых они сегодня получают золотые горы, а они жалеют копейки лишней потратить на модернизацию. В общем, чего здесь говорить.

И все-таки про структурные реформы…

— Смотрите. Сегодня борьба между экономикой предложения и экономикой спроса вышла на новый виток. И правительство, и экс-министр финансов Алексей Кудрин со своим коллективом, который готовит для президента экономическую программу развития, исходят из того, что надо сделать «вкусно» для потенциальных инвесторов. А те, надо думать, сейчас лежат на печи где-нибудь в Монте-Карло и ждут от них каких-то революционных изменений. Во-первых, независимого судопроизводства, как на западе. И тут возникает вопрос: а что, собственно говоря, мешало внедрить это судопроизводство за прошедшие четверть века? Я, собственно, за независимый суд. Но я не понимаю, как его внедрять. Что это за реформа должна быть, чтобы оно стало независимым? Ведь по закону оно такое и должно быть. Берите в руки Уголовный кодекс и судите по нему. Не откликайтесь на телефонное право, не берите взяток… Кто мешает? Но ведь сначала развратили себя и народ, а теперь говорите о структурных реформах. Если жить по принципу «друзьям — все, а остальным — закон», тут какие реформы ни проводи, независимого суда не получишь. И это относится ко всему. К примеру, закрытие банков. Ну да, там много жуликов. Но кто им дал лицензии? Они что, сами их напечатали? От вас же и получили. Или вузы. Сколько их у нас фальшивых, которые готовят дипломы, а не специалистов… Мы — чемпионы мира по платным студентам. Тут все одно за другое тянется.

Есть еще один важный пункт структурных реформ: защита частной собственности…

— Это — производная от тезиса «друзьям — все, остальным — закон». Если вы не можете добиться от богатого человека уплаты налогов и спокойно смотрите, как он переводит капиталы за рубеж — это отголоски данного тезиса. Если вы убеждены, что состояния уводятся в офшоры только потому, что их могут отобрать… И это после 25 лет частной собственности? Молодцы, ребята!

Правда, сегодня проблема в том, что боятся и те, кто заработал состояние честным путем. Но они боятся по другой причине: они могут оказаться не в той лодке, где «для друзей — все». Знаете, как хорошо кто-то сформулировал: ваш бизнес настолько успешен, что начал соответствовать нашим интересам. Еще есть третья категория боящихся все потерять: те, кто рискует перестать быть «своим». И как при таких раскладах можно что-то гарантировать? Какими внешними реформами? Еще один закон принять?

Налоги могут обернуться большой проблемой

Но вернемся к инвесторам, которые все чего-то ждут.

— Конечно, инвестиция — душа экономики, кто спорит. И когда у вас кризис, депрессия, рецессия, которую время от времени сменяет стагнация, безусловно, очень важно как-то заманить капиталистов, чтобы они начали инвестировать.

А у нас инвестиции падают. Они даже не восстановились до уровня 1991 года. В такой ситуации надо самим что-то делать. И тут нужны государственные инвестиции. Даже несчастный экс-министр Алексей Улюкаев (он — из гайдаровской школы вообще-то, упертый неолиберал) и тот выдавил из себя фразу, что риски от государственных инвестиций намного меньше, чем от отсутствия всяких инвестиций. Это очень важно.

Но это, как я понимаю, уже связано с налоговой темой. С одной стороны, президент заявил: ничего менять не будем, с другой — из Минфина доносятся слухи о переструктуризации существующих налогов.

— Да. Формально все хотят привести к тому, чтобы обеспечить привилегии для потенциальных инвесторов. А чем это обернется, мне кажется, никто не просчитывает толком. Ну, снизят отчисления работодателей в социальные фонды с 31% до 27-25%. Дыра в ПФР и других фондах будет больше. Откуда деньги пойдут? Из тени выйдут предприниматели? В этом уверенности нет. Да и подействует это (если подействует) неизвестно как и когда. Значит, деньги придется брать из бюджета. Или перекладывать платежи на плечи россиян.

Еще планируют увеличить НДС на 2-3%.

— А вот такое мгновенно отразится ценовым скачком. И вот вам «серп и молот»: это все-таки серьезное увеличение. С одной стороны, вы не соберете достаточное количество налогов (по крайней мере, вначале). С другой — столкнетесь с тем, что все больше и больше людей будут попадать в зону бедности: это неизбежно, если доходы расти не будут, а цены — будут.

Автор: Елена Скворцова

В следующих беседах:

подробнее о ловушках низких и высоких налогов;

почему неважно, какую экономическую программу выберет президент;

рецепт выхода из депрессии — государственно-частное партнерство. В чем секрет успеха?

Сохранить

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Подписывайтесь на наши телеграм-каналы «Стартапы и технологии» и «Новые инвестиции»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья