ENG
Мнение, Финансы

Рынок краудфандинга начнут регулировать с 2018 года

Александр Абрамов

Александр Абрамов

Завлабораторией анализа институтов и финансовых рынков РАНХиГС

Рынок краудфандинга (частные инвестиции в реализацию проектов) составляет в России несколько сотен миллионов рублей — и Банк России пока его не регулирует. Однако уже с 2018 года регулятор может обратить на этот сегмент более пристальное внимание — и, как опасаются некоторые эксперты, тем самым закрыть Россию для иностранных краудфандинговых платформ.  

© Wavebreak Media / Фотобанк Лори

Допустим, у вас есть идея фильма или вы хотите построить частную подводную лодку, чтобы заниматься научными исследованиями или катать на ней туристов. Вы понимаете: крупных инвесторов, готовых вложить деньги в проект, будет сложно убедить в его значимости. Остается краудфандинг. Вы регистрируетесь на специальном сайте, размещаете там свой призыв и ждете. Если идея окажется действительно интересной, деньги от частных инвесторов или даже просто жертвователей не замедлят появиться на счету.

Про подводную лодку, кстати, не вымышленный пример — владелец и разработчик субмарины Петер Мадсен собрал на постройку судна грузоподъемностью 32 тонны и длиной 18 метров около 200 тысяч долларов. Впрочем, есть и другие примеры — когда трое молодых режиссеров из Чикаго собрали 78 тысяч долларов на фильм и исчезли с этой немаленькой суммой на два года, периодически размещая в соцсетях фотографии с иностранных курортов. Правда, потом они появились, и фильм тоже оказался снят. Но нервов, понятно, попортили добровольным инвесторам изрядно. Попутно, естественно, заставив усомниться в честности остальных претендентов на инвестиции.

Именно поэтому предмет для регулирования — есть.

В России самыми популярными ресурсами для привлечения денег являются краудфандинговые площадки Boomstarter и Planeta, существующие с 2012 года. Обе работают по модели предоставления спонсору «нефинансового вознаграждения» и копируют западные проекты Kickstarter и Indiegogo. Точных статистических данных об их деятельности в 2017 году пока нет, но известно, что в последние три месяца 2016 года общий объем заключенных сделок в сфере, например, кредитования физическими лицами юридических вырос на 51 процент (если сравнивать с 3 кварталом того же года) и составил чуть более 173 миллионов рублей. А количество заключенных договоров подскочило на 64 процента. Другой сегмент — когда одни юрлица кредитуют других — тоже вырос, причем в последнем квартале прошлого года по сравнению с 3 кварталом сразу в 3 раза. Сумма заключенных сделок — 37 миллионов рублей. И, наконец, в сегменте, где одни физические лица кредитуют проекты других, зафиксирован объем сделок на уровне 46 миллионов рублей.

Центральный банк оценивает потенциал рынка в 1-2 миллиарда рублей. Конечно, не так уж и много, если сравнивать с мировым: 34 миллиарда долларов по данным 2015 года.

Рынок в целом представляет интерес для изучения и участия, считает заведующий лабораторией анализа институтов и финансовых рынков РАНХиГС Александр Абрамов:

— Он нужен бизнесу, и сам бизнес, по сути, его и развивает. Однако, участвуя в этом рынке, важно понимать, что на его просторах не должно быть арбитража, разбирательств и конкуренции между, скажем так, традиционным IPO и краудфандингом. Чтобы люди не стремились заниматься последним только потому, что рынок IPO слишком зарегулирован, — считает эксперт.

Однако так или иначе, но вводить краудфандинг в правовое поле необходимо. По сообщениям ряда российских СМИ, в регуляторе сегодня работают над «дорожной картой», которая может начать действовать либо с середины 2018 года, либо раньше — если объем рынка начнет расти, как говорится, по экспоненте. А потом уже может появиться и закон о рынке взаимных инвестиций.

По словам участников рынка, краудфандинговые площадки в рамках тестирования карты и сотрудничества с регулятором должны нарастить свой капитал минимум до 10 миллионов рублей, раскрыть совладельцев с долями участия более 10 процентов, а также в обязательном порядке провести анализ финансового состояния заемщиков и идентификации инвесторов. Еще одно требование касается размещения клиентских данных — те должны храниться на территории России.

Если какой-то механизм начинает затрагивать интересы частных инвесторов и деньги становятся слишком большими, такой рынок обязательно нужно регулировать, уверен Александр Абрамов.

«Должен быть выработан какой-то неформальный критерий, связанный с числом инвесторов, участников процесса и объемами вложенных в проекты средств. Но главное в регулировании — прозрачность информации: если удастся ее достичь, это будет абсолютно правильный подход», — резюмирует эксперт.

Автор: Валентин Искитимов

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья