ENG
Инвестиции, Мнение, Прогнозы

Усиление русских бумаг

Василий Колташов

Василий Колташов

Руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества

Биржевое падение первых месяцев 2008 года казалось многим ничего дурного не предвещающим. Фондовый рынок на Западе и в России вскоре продолжил рост, пока летом тенденция не переломилась. 

Фото: depositphotos.com
Фото: depositphotos.com

Индекс ММВБ рухнул почти с 1910 в мае 2008 года до приблизительно 560 в ноябре того же года. В 2016 году он вернулся на докризисный уровень после непростого периода восстановления 2009–2014 годов. В феврале 2021 года индекс поднялся выше отметки в 3400, и это можно было бы счесть большим успехом за десятилетие, если забыть о многочисленных девальвациях рубля.

РСТ дает свою картину, отличную от описанной динамики Московской биржи. Здесь все не так красиво. Индекс имел пик в мае 2008 года, приблизившись тогда к 2488. Его величина на начало марта 2021 года — около 1450. Падение весны 2020 года было весьма заметным, если оценивать его по графику РТС. Оно даже отбросило индекс в драматическую точку 2016 года. Тогда Вторая волна кризиса достигла своей кульминации. 2020 год принес уже Третью волну глобальной нестабильности. Но с конца 2020 года индекс начал восстановление.

Российская экономика прошла кризисную ситуацию 2020 года лучше многих других. Этот факт признали и представили недавно эксперты института «Центр развития» ВШЭ. Хорошо было бы, если б там отметили и методическую неправильность неолиберального подхода к экономике, который господствовал у нас долгие десятилетия. Именно он столь дорого обошелся экономике и фондовому рынку страны. Немало заплатил за него и рынок недвижимости, особенно столичный, где $100 тысяч инвестиций до 2014 года стали $50 тысячами после. Вот это и продиктовало отказ от ортодоксального неолиберализма в экономике: вместо дерегулирования имеется развитие регулирования, вместо неограниченной свободы ввоза иностранной продукции увеличена поддержка национального производства и вывоз своих товаров.

Новый подход — вот что следует признать основой неплохого прохождения кризисной ситуации 2020 года. Он не упал с неба, а начал формироваться в непростых условиях 2014–2016 годов. Данные показывают: экономика мира в 2020 году упала в среднем на 3,5%, тогда как ВВП России сократился на 3,1%. Стоит признать показательной и склонность экономики к оживлению, которую та показала во второй половине 2020 года. Причина такой склонности — в производственной основе экономики, которая и укреплялась нелиберальной политикой импортозамещения и развития аграрного сектора, а также расширения линейки экспортируемой продукции.

Однако остается открытым вопрос: в состоянии ли такой курс обеспечить взлет российского фондового рынка? Ведь, кроме фиксируемого наблюдателями сравнительно неплохого прохождения, есть еще факт двух девальваций рубля, причем вторая (осенью 2020 года) произошла на волне дорожающей нефти. Нельзя не учитывать влияние снижения ключевой ставки ЦБ РФ, так как эта мера способствовала оттоку капиталов из России. Так, иностранные игроки выходили сперва из отечественных облигаций, а затем и с российского рынка. Но уходили с рынка в офшоры не только они. Чистый отток капитала из России, по данным Центрального банка, составил за 2020 год $47,8 млрд. Годом ранее показатель был равен $22,1 млрд. Рост в 2,2 раза.

Обстоятельства 2020 года нельзя назвать благоприятными для фондового рынка России, как не были они благоприятными для экономики. Признаки оживления были перемешаны с чертами депрессии после глобального обвала. 2021 год принес ускорение роста мировых цен на нефть, зерно и многие иные товары. Улучшение глобальной ценовой конъюнктуры еще только началось, и оно будет влиять на российский фондовый рынок. Даже если ЦБ придется ещё немного понизить ключевую ставку для поощрения продаж недвижимости и капиталовложений в реальном секторе, фондовый рынок России будет делаться более привлекательным. Но существует серьезнейшая проблема — плохое поведение рубля при улучшении экономических обстоятельств.

Рубль позволил себе во второй половине 2020 года то, что никогда прежде не позволял. Он упал на дорожающей нефти. Он подешевел к слабеющему доллару вместо того, чтобы подорожать на поднимающихся в цене сырьевых товарах. Это случилось не по закону экономики, а по закону спекулятивной игры финансистов против российской валюты, которая не была пресечена регулятором. Падение было остановлено только вмешательством с самого верха, так как грозило принять морально катастрофический вид. За 80 рублей доллар не ушел. Дальнейшее повышение мировых цен на нефть немного укрепило российскую валюту.

Нефть в начале 2021 года на $8 обошла свой уровень начала 2020 года ($62 за «бочку»), но рубль на свой тогдашний уровень к доллару так и не вернулся. А доллару по формальной логике «отката» надлежало бы сейчас стоить не более 61–62 рублей, и это доллару старому — существовавшему до всех грандиозных денежных вливаний минувшего года в США. Говоря иначе, рубль в январе-феврале 2021 года оставался очень слабым. Зато Министерство финансов активно скупало валюту в соответствии с бюджетным правилом. Возможно, уменьшение этой энергии может помочь рублю укрепиться, а следом — и сделаться более привлекательным российскому фондовому рынку.

Укрепления рубля можно ожидать: это прогнозируют и ожидают экономисты. Оно является экономически логичным. Однако опыт второй половины 2020 года показывает, что процесс может потребовать регулятивной помощи, так как на направлении рубль-доллар действуют разные политические интересанты. Ограничения на вывод капитала могли бы здесь помочь, как и снижение активности по скупке долларов со стороны государственных структур. Иначе борьба против этой валюты кажется странной, ориентированной больше на её укрепление, чем ослабление.

Поддержка финансовой системы США была частью международной антикризисной повестки 2008–2013 годов. Но она более не актуальна. Зато актуальна полемика о крахе американского фондового рынка. Только ленивый аналитик не сказал в последние годы, что американский рынок ценных бумаг переоценен. Упрек относится и к фондовому рынку Англии, ЕС и Японии.

Но вывод из этой констатации (горькой из-за роста на бирже США после периода падения в 2020 году) необязательно должен состоять в неотвратимости краха рынка. Спад в конце февраля — начале марта 2021 года выглядит тревожно, но все будет зависеть не от экономических законов, а от щедрости денежных вливаний ФРС и правительства. Свой вклад должны будут внести Банк Англии и ЕЦБ. Законы экономики давно и не раз изнасилованы ФРС в компании других западных регуляторов. Вероятно, наученные горьким опытом 2020 года, регуляторы не решатся дать им свободу. Ведь именно нехватка денежных вливаний в финансовый сектор со стороны западных центральных банков и властей привела к биржевому обвалу прошлого года.

Ослабление доллара и иных старых резервных валют — такими должны быть альтернативные последствия описанной политики. Рост мировых цен на нефть и продовольствие уже выразил этот процесс, начавшийся не вчера. Дальнейшая инфляция долларовых активов неминуема, тогда как относительная ценность материальной продукции будет возрастать. Именно это должно будет поднять цену на бумаги российских компаний, то есть потянуть вверх фондовый рынок.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья