ENG
В мире

В тени Василия Голобородько

Общеизвестно, что до того как стать президентом Украины на самом деле, Владимир Зеленский успел побывать главой государство в кино. В сериале «Слуга народа» главой государства стал персонаж в исполнении Зеленского — скромный учитель истории Василий Голобородько. Популярность сериального президента была так высока, что партия Владимира Зеленского была названа «Слугой народа» — то есть, в сущности, в честь сериала. Трудно сказать, найдется ли в мировой историй другой пример такого влияния кино на политику; хотя артистическое прошлое президента США Рональда Рейгана и губернатора Калифорнии Арнольда Шварценеггера общеизвестно, все же Шварценеггер избирался не от блока «Терминатор».

Президент Украины Владимир Зеленский. Стрингер / РИА Новости
Президент Украины Владимир Зеленский. Стрингер / РИА Новости

И по сей день политик Владимир Зеленский находится в тени своего персонажа, ибо затмить киногероя трудно — такого обаятельного, честного, скромного, ездящего на работу править страной на велосипеде и назначившего главой службы безопасности свою классную руководительницу. В реальности все, разумеется, оказалось сложнее. Прежде всего выяснилось, что у президента-артиста нет проверенной команды; или, как говорят некоторые украинские политологи, его команда была набрана слишком поспешно. В итоге всех высших должностных лиц — главу правительства, главу президентской администрации (офиса президента Украины, ОПУ), генерального прокурора, секретаря Совета безопасности, — большинство министров, назначенных после инаугурации (май 2019 года), уже к весне нынешнего года пришлось поменять.

Вторые лица 1.0

В сериале президент Голобородько назначил премьер-министром свою бывшую жену, сотрудницу коммерческого банка (а до того в сериале она успела побывать главой Нацбанка). В реальности первым премьером стал 35-летний Алексей Гончарук, либеральный юрист, известный своей общественной деятельностью — он был главой Ассоциации помощи пострадавшим инвесторам, председателем Третейского суда при Союзе инвесторов Украины, возглавлял финансируемый Евросоюзом экспертно-аналитический центр «Офис эффективного регулирования», был советником у двух министров. К команде Зеленского он примкнул незадолго до выборов — и связано это было как раз с тем, что «Слуга народа» (партия, а не сериал) никак не могла найти человека, который бы возглавил экономический блок. Будучи самым молодым премьер-министром в истории Украины, Гончарук демонстрировал молодежный стиль поведения, рассказывал о работе правительства в видеоблоге, однажды провел онлайн-экскурсию по Дому правительства, однако уже через полгода подал в отставку.

Причины отставки не вполне ясны, хотя политологи обращают внимание, что незадолго до того, в феврале 2020 года, подал в отставку покровительствовавший Гончаруку глава офиса президента Андрей Богдан.

Богдан был, наверное, самой одиозной фигурой в команде Зеленского. Уроженец Львова, потомственный юрист, адвокат, одно время занимавший пост заместителя министра юстиции, — все это были бы прекрасные исходные данные, если б не одно обстоятельство: в годы, непосредственно предшествующие президентским выборам, Богдан был личным адвокатом и советником известного украинского олигарха Игоря Коломойского. Политические противники и так постоянно намекают, что Зеленский — креатура Коломойского, а Богдан был как бы живым доказательством этой связи (хотя Зеленский, вопреки ожиданиям, не вернул Колмойскому ранее национализированный «Приватбанк»). Стоит ли вспоминать, что кинопрезидент Голобородько самоотверженно боролся с олигархией!

В начале 2019 году Минюст Украины, еще находившийся под контролем старых «порошенковских» кадров, внес Андрея Богдана в люстрационный список как причастного к коррупции, что вроде бы (на этот счет были разные мнения) лишило его возможности занимать пост главы администрации президента — но Зеленский обошел формальную трудность, преобразовав администрацию в офис.

Вторые лица 2.0

Февральскую отставку Андрея Богдана объясняют и его усталостью от постоянных обвинений в связях с Коломойским, и конфликтом с его же заместителем и преемником на посту главы ОПУ Андреем Ермаком. Последний тоже был адвокатом, но уроженцем украинской столицы, в свое время возглавившим Ассоциацию предпринимателей города Киева. По слухам, Богдан и Ермак, в частности, конфликтовали из-за контроля над городом: Богдан добивался отставки боксера Виталия Кличко с поста столичного мэра, Ермаку удалось его защитить.

Что же касается поста главы правительства, преемником Гончарука стал 45-летний вице-премьер и министр по развитию громад и территорий Денис Шмигаль. Он родился во Львове, получил экономическое образование во Львовском политехе и трудился почти всю сознательную жизнь тоже во Львове. Первые 15 лет трудовой деятельности он занимал экономические и бухгалтерские должности в различных бизнес-структурах, затем в 2009 году перешел на службу в львовскую обладминистрацию, где тоже работал по экономической части, например возглавлял главное управление экономики. Таким образом, в назначении Шмигаля можно увидеть минимум два смысла: жест доброй воли в адрес «западянской» части страны и желание, чтобы правительство сконцентрировалось, наконец, на экономических вопросах.

«Отсутствие политического опыта у Зеленского повлияло на то, что он не смог сформировать эффективную команду управленцев в кабинете министров, так как люди, которых он включил в состав правительства, явно не справились со своей работой, — констатирует руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов, политолог Олег Иванов. — Уже спустя несколько месяцев Зеленскому пришлось менять состав кабинета министров, ссылаясь на падение промышленного производства, хаос с коммунальными платежами, проблемы с выплатой зарплат шахтерам. Но и новое правительство не смогло решить финансово-экономические проблемы страны. Значительно снизились социальные выплаты гражданам, рейтинг Зеленского за первый год его пребывания в должности сократился, по некоторым оценкам, с 70% до 40%, а сегодня он уже составляет менее 30%». 

Кое-что о министрах

Единственный министр, который достался Зеленскому от администрации Петра Порошенко, — министр внутренних дел Арсен Аваков. Бывший харьковский губернатор, миллионер, входивший в топ-200 самых богатых людей страны, Аваков явно не улучшает репутацию нового правительства, хотя бы потому что публичную поддержку ему оказывал все тот же Игорь Коломойский, в мае 2019 года заявивший, что Аваков является фактором стабильности в стране и потому его надо оставить в правительстве.

Не пытаясь рассуждать о причинах политического бессмертия Арсена Авакова, стоит заметить, что в странах постсоветской политической культуры реформа полиции является одной из настоятельных потребностей — и глава МВД, явно не собиравшийся проводить обновление в прошлом, видимо, не станет проводить его и в будущем.

«Полагаю, в перспективе развернется серьезная политическая борьба между Зеленским и Аваковым, за которым стоит не только возглавляемое им МВД Украины, но и националисты, “добробаты”, а также небезызвестный олигарх Коломойский», — говорил Олег Иванов.

Самый известный эксперимент по реформированию полиции на постсоветском пространстве был проведен в Грузии при президенте Михаиле Саакашвили, который, как известно, позже работал на Украине губернатором (главой госадминистрации) Одесской области и публично конфликтовал с Аваковым, называя последнего вором. Кстати, Зеленский пытался привлечь в свое правительство и Саакашвили, но попытка назначить его вице-премьером провалилась из-за отсутствия поддержки в Раде — назначение не поддержали даже депутаты от «Слуги народа». В итоге Саакашвили возглавил Национальный совет реформ — совещательный орган с неопределенными функциями. Сейчас возглавляемый Саакашвили совет рассматривает проекты самых радикальных реформ, в числе которых — комплексные реформы недропользования, подключения к электричеству, судебная реформа и реформа архитектурно-строительного контроля; в парламент уже внесены подготовленные советом проекты реформы таможни, введения налога на выведенный капитал и закона о приватизации.

Вообще, Зеленский старается использовать яркие кадры из предыдущего правительства, например: литовско-украинский инвестор Айварас Абромавичюс, при президенте Порошенко возглавлявший Минэкономики, назначен главой государственного концерна «Укроборонпром».

Что касается Минэкономики: при Зеленском этот ключевой орган был усилен, в его ведение был также отдан аграрный сектор, в результате получилось Министерство развития экономики, торговли и сельского хозяйства. Первоначально его руководителем был назначен Тимофей Милованов, академический экономист, учившийся и работавший в университетах США и Германии, потом возглавивший Киевскую школу экономики. После отставки кабинета Гончарука министром стал Игорь Пташко, экономист, имевший более практический бэкграунд: долгое время он работал в консалтинговых структурах, в частности около 7 лет — в украинской дочке известной российской инвестиционно-банковской компании «Тройка-диалог», последние же годы он был заместителем генерального директора крупного агрохолдинга.

То, чего давно ждали

Команда Зеленского нестабильна, часто неопытна и плохо слажена — и это, вероятно, замедляет масштабные реформы, хотя в украинской политической печати говорят о работе законодателей в «турборежиме»: поскольку партия «Слуга народ» составляет большинство в Верховной раде, это позволяет ей принимать законопроекты со страшной скоростью, российский мем «бешеный принтер» пришел и на Украину.

«Такой состав парламента позволил Зеленскому контролировать законопроектную деятельность в нужном ему ключе. Верховная Рада сразу же развила активную деятельность, приняв свыше 200 законов чуть больше, чем за год», — отмечает Олег Иванов.

Важнейшие уже принятые законопроекты касаются политической системы, в частности сбылась мечта многих радикалов и журналистов Украины: отменена депутатская неприкосновенность, теперь генеральный прокурор может возбуждать дела против депутатов. Правда, непонятно, стоит ли радоваться отмене традиционного средства защиты независимости законодательной власти, не говоря уже о том, что сам генпрокурор назначается Радой, а значит, можно ожидать его предвзятости в отношении оппозиционных партий. Приняты новые законы об импичменте президента, а также новый Избирательный кодекс с системой открытых списков, позволяющий избирателям не просто голосовать за список определенной партии, но отмечать в списке предпочтительных кандидатов.

В то же время массовые посадки коррупционеров, обещания которых проскакивали в предвыборной агитации, так и не начались; 17 сентября Зеленский публично выразил свое недовольство низкой активностью правоохранителей. В сериале президент Голобородько вообще упразднил существующее в стране Антикоррупционное бюро, но пока до этого далеко. Как заявил харьковский социолог и политолог Дмитрий Алексеев, самыми важными для электората пунктами предвыборной программы Зеленского были обещания деолигархизации и наказания коррупционеров, но эти надежды в целом не оправдались.

«Деолигархизация не произошла, хотя заметны некоторые признаки саморазрушения олигархической системы. Никто из известных коррупционеров не посажен, а антикоррупционные органы со всех сторон подвергаются информационным и политическим атакам», — констатирует Дмитрий Алексеев.

Все же, продолжает Дмитрий Алексеев, у Зеленского есть существенные успехи и достижения. Например, в определенном отношении Зеленский добился бесспорной победы над коррупцией. А именно — в отношении самого себя как президента. Никто не сумел обвинить его в извлечении коррупционных выгод и доходов от занимаемой должности. Многочисленные украинские коллеги Алексея Навального не нашли во владении или пользовании президента новых объектов недвижимости, яхт, охотничьих угодий и «домов для уточек». Не обнаружены признаки существования коррупционной «семьи» молодого президента — в том смысле, в котором это слово прилагалось к семьям Бориса Ельцина, Ислама Каримова или Виктора Януковича.

«Зеленский задал стандарт личного бескорыстия во власти, и это останется надолго», — утверждает украинский политолог.

Украину продать, но не иностранцам

Отмена депутатской неприкосновенности, как к ней ни относись, является примером того, что при Зеленском наконец реализуются масштабные реформы, о необходимости которых на Украине говорили многие годы, но реализовать которые предыдущие президенты не хотели или не могли. Вторым примером является земельная реформа, ставшая причиной грандиозных медийных скандалов и обвинений в адрес президента.

В 2001 году на Украине был введен мораторий на продажу сельскохозяйственной земли. С тех пор почти два десятилетия многие экономисты, включая международных экспертов, не уставали повторять, что нормальное развитие экономики без оборота земли невозможно. Украина была одной из шести стран мира, которые не имели свободного рынка земли, — в этом же ряду находились Северная Корея, Таджикистан, Конго, Венесуэла и Куба. И вот в апреле 2020 года соответствующий закон был принят, несмотря на громкие крики о том, что под диктовку МВФ Зеленский собирается распродать страну иностранцам; к этим обвинениям присоединились и многие бывшие сторонники президента. В итоге в финальной версии закона продажа земли нерезидентам все-таки запрещена. Вот что говорит об обстановке вокруг земельной реформы политолог Дмитрий Алексеев:

«Различные украинские политики (например, Юлия Тимошенко) накручивали вокруг земельного вопроса массовые алармистские настроения: “Граждане Украины, наша родная земля в опасности, политики X и Y вынашивают планы протолкнуть закон о ее распродаже, землю растащат и раздерибанят, ее скупят иностранцы и мафия…” Дело, однако, заключалось в том, что во все годы украинской независимости в стране был рынок сельскохозяйственной земли, но теневой, дикий. Средством фактического оборота земли были арендные отношения, выгодные аграрным олигархам, которые получали в пользование десятки и сотни тысяч гектар по бросовым ценам. Переход к законной купле-продаже земли стал далеко не только экономическим событием. Прежние теневые, серые поземельные отношения поощряли лукавство, двоемыслие, эластичное отношение к закону, склонность к “понятийным” и коррупционным действиям». 

Эпоха великих реформ?

Теперь на повестке дня Украины стоят еще три великих реформы: децентрализация, приватизация и судебная реформа.

Большую приватизацию обещал еще предшественник Зеленского Петр Порошенко, но провести не смог. Провести приватизацию госкомпаний, которая бы охватила даже железные дороги и почту, было одним из пунктов экономической программы «Слуги народа». Кабинет Алексея Гончарука в 2019 году анонсировал начало большой приватизации, но по итогам года выполнил ее план только на 3%.

9 сентября правительство Украины утвердило план приоритетных действий на оставшиеся месяцы 2020 года, предполагающий продажу пяти объектов: «Объединенной горно-химической компании», «Одесского припортового завода», «Завода «Электротяжмаш», «Угольной компании «Краснолиманская» и «Президент-отеля». Почти одновременно фонд госимущества объявил о начале продажи 40 государственных спиртовых заводов, а сам президент Зеленский анонсировал передачу в концессию нескольких крупных портов. Но, очевидно, главные битвы за приватизацию еще впереди.

В сериале президент Голобородько жаловался, что не может продавить судебную реформу через парламент: Рада не хочет ее даже рассматривать. Чтобы найти в стране хотя бы одного честного судью, Голобородько пришлось вернуть на работу бывшего служителя Фемиды, который пожертвовал имущество на церковь и ушел в монастырь, немного тронувшись умом. В реальной жизни все не так драматично, но запланированная администрацией Зеленского судебная реформа действительно вызывает серьезное сопротивление, прежде всего самого судейского сообщества. В первоначальном варианте реформа, кроме прочего, предполагала сокращение численности Верховного суда с 200 до 100 человек при сокращении зарплат (сокращение числа высших госслужащих — первое, что сделал президент Голобородько), создание в рамках судейского самоуправления Комиссии по этике с участием иностранных экспертов и, самое главное, — создание для решения ключевых кадровых вопросов особой конкурсной комиссии, половина членов которой будут являться международными экспертами.

Противники, разумеется, пишут о том, что Зеленский ликвидирует суверенитет Украины и хочет поставить национальное правосудие под контроль Запада. Конституционный суд объявил некоторые предложения Зеленского не соответствующими конституции, в результате часть предложений пришлось выбросить — и Комиссию по этике, и лимит количества членов Верховного суда. Законопроект находится в парламенте. Тем временем Михаил Саакашвили опубликовал собственный, куда более амбициозный проект, предполагающий радикальное упрощение судебной системы: достаточно сказать, что число судов на Украине по плану грузинского экс-президента должно сократиться с 764 до 200, также предполагается упразднение административных и арбитражных судов, внедрение суда присяжных, суда в смартфоне, элементов прецедентного права и т.д. 

В тени России

Все предлагаемые и обсуждаемые на Украине реформы вызывают бурю эмоций, но, наверное, самой скандальной станет постепенно продавливаемая президентом и правительством «децентрализация». В сущности, под децентрализацией понимается федерализация, но этот термин на Украине дискредитирован: считается, что идею федерализации подбрасывают украинцам Россия и донецкие сепаратисты, чтобы развалить страну, хотя это нормальная характеристика конституционного устройства множества стран мира.

Украина — страна не просто унитарная, но крайне централизованная; роль губернаторов в ней играют главы областных государственных администраций, назначаемые президентом. Предлагаемая реформа передает власть на местах в руки местных советов и их исполкомов, а президент ограничивается назначением префектов, надзирающих за местной властью. В рамках реформы заодно предполагается резкое укрупнение территориального деления: предполагается, что население района должно быть как минимум 150 тыс. человек, в результате количество районов на Украине сократится втрое, с 490 до 129. Реформа идет очень непросто, Зеленскому приходилось несколько раз отзывать и вновь вносить законопроекты; тем не менее она идет.

В довершении всего этого в сентябре Зеленский объявил о предстоящей реформе Вооруженных сил, которые должны стать совместимыми со структурами НАТО, ибо вступление в Североатлантический альянс является стратегическим курсом Украины.

Намерения Владимира Зеленского можно оценивать по-разному, но он явно имеет амбиции сделать свое правление временем великих реформ, хотя реформы проходят не так быстро, не так просто и не в том объеме, что исходно планировал президент. Конечно, над всей деятельностью Владимира Зеленского тяготеет тень конфликта на Донбассе. Эту проблему вряд ли смог бы разрешить любой украинский президент, и Зеленский — наверное, мудро — решил ее не бередить; при нем антироссийская риторика в верхах уменьшилась, на востоке страны худо-бедно действует перемирие, с Россией подписано соглашение о транзите газа. Конфликт остается законсервированным — и это дает Зеленскому известную передышку для проведения реформ.

Автор: Константин Фрумкин

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья