ENG
Блокчейн, В мире

В Южной Корее ждут закона о налоге на криптовалюты

На повестке дня у корейских криптовалютчиков стоят вопросы сбора налогов и чёткая правовая основа налогообложения. Власти страны хотят приравнять доход с криптовалюты к выигрышу в лотерее (доходы этой категории облагаются 20-процентным налогом).

Торговцы криптовалютой в Южной Корее ждут закона о налогах

Южная Корея является третьим по объему рынком криптовалюты, уступая лишь США и Японии. В течение последних трех лет корейский криптосектор прошел путь от агрессивного непринятия чиновниками и обвинения в отмывании денег до диалога с криптобиржами и их легализацией. В этом году отрасль ожидает от государства принятия закона о налогах на доходы с операций с криптовалютами. Национальная налоговая служба Южной Кореи уже приступила к разработке законопроектов, которые еще больше узаконят криптобизнес и позволят ему развиться в сложившуюся отрасль.

Отсутствие нормативно-правовой базы для налогообложения местных и иностранных пользователей торговых платформ стало причиной скандала и подсветило проблему. В канун Нового года широкий резонанс в корейских СМИ получил неоднозначный ход налоговой инспекции, которая предъявила крупнейшей бирже страны Bithumb Korea требование об уплате налога в размере $69 млн с иностранных пользователей до принятия стандартов налогообложения криптовалюты. Стоит отметить, что иностранные юридические лица без постоянной регистрации в Южной Корее должны уплачивать определённые налоги, однако к криптовалютной индустрии такие правила до сих пор не применялись. В настоящее время Bithumb пытается оспорить предъявленный ей налог в судебном порядке.

Власти отреагировали оперативно: уже в январе 2020 года Министерство экономики финансов страны заявило, что рассматривает возможность введения максимального 20-процентного налога на доходы от операций с криптовалютами, переведя его с налога на имущества в раздел «прочие доходы», в ряду которых числятся выигрыши в лотерею, призы и прочие. Если прибыль от торговли криптовалютами попадет в категорию прочих доходов, регуляторы смогут взимать налоги незамедлительно. Если же сделки с цифровыми активами будут подпадать под налогообложение на прирост капитала, для взимания налога властям нужны будут торговые данные с криптовалютных бирж.

Ситуацию отраслевому изданию Cointelegraph прокомментировал один из директоров южнокорейской криптоплатформы Tokeny Хеслин Ким.

«До сих пор мы видели, как корейские законодатели изучают и сравнивают опыт крипторегулирования других стран. Япония объявила, что определится с налогами в отрасли к марту-апрелю, и я предполагаю, что Корея будет ждать решений японского правительства, прежде чем принимать какие-либо конкретные действия, — говорит он. — Я не удивлюсь, если мы не получим закона о налогообложении отрасли до третьего-четвертого квартала 2020 года».

Интересно, как около полугода назад в России тоже ходили разговоры о том, что владельцы криптовалюты должны платить налоги, и по размеру они должны быть такие же, как налоги с находки клада. Однако это касалось только добычи криптовалюты, а не операций по её купле-продаже. Ассоциация банков России (АБР) предложила рассмотреть «Концепцию оборота децентрализованных криптовалют», в которой цифровые активы приравниваются к «кладу», который можно «найти».

Идея пришла из Австрии: по законодательству этой страны майнер считается первым легальным собственником монет, так как он первым их «находит». В России же биткоины и другие криптовалюты, полученные с помощью майнинга, АБР предлагает ввести под видом «вновь созданных», так как для их поиска и получения будущий владелец прикладывает определенные усилия.

Российский «Закон о цифровых активах» обсуждался при правительстве Дмитрия Медведева с 2018 года. Правительство ушло в отставку в начале 2020 года, так и не приняв законопроект. Вопрос о регулировании оборота криптовалют в России остаётся открытым. Судя по всему, к моменту принятия решения по налогам для криптобизнеса у российских законодателей будет, от чего отталкиваться: налоговую политику в отношении торговцев криптовалютой уже озвучат крупнейшие рынки — Япония и Южная Корея.

«Мне кажется, что южнокорейские фискальные органы не произвели должную оценку регулирующего воздействия предложенных ими мер, — считает профессор Артем Генкин, автор множества книг и статей в области теории денег и денежных суррогатов, а также передовых финансовых технологий. — Прогрессивный налог на прибыли от криптоопераций — такой же нонсенс, такой же отход от принципа технологической нейтральности, как и нулевой налог с них. Правильные решения, на мой взгляд, лежат в области применения налога на прирост капитала по стандартным для фиатных операций ставкам и, возможно, какой-то вариации “налога Тобина” по ставке от 0,2% до 1% для спекулятивных криптобиржевых операций. Все остальное — от лукавого: и отрасль загонит в “серое” правовое поле, и поступлений в бюджет не добавит».

Автор: Екатерина Воробьева

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Подписывайтесь на наши телеграм-каналы «Стартапы и технологии» и «Новые инвестиции»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья
Подпишитесь на новости

Выберите себе почтовую рассылку

Самое интересное сегодня

Регионы

Блокчейн

Стартапы и технологии

Инвестклимат

В мире

Читайте нас в соцсетях