Интервью, Технологии, Финансы

Валерий Лопатин: Нейросети вытеснят из банков людей

Цифровые технологии внедряются в банки с огромной скоростью. По данным компании KPMG, 86% российских банков находятся на пути к цифровой трансформации. Доцент Департамента менеджмента Финансового университета Валерий Лопатин в интервью «Инвест-Форсайту» рассказал об «открытом банкинге», переводе цифровых данных в ДНК, а также почему у банков будущего не будет офисов и клерков вытеснят нейросети.

О банках будущего

— Валерий Алексеевич, можете назвать главные тренды банковской цифровизации в России? В каком направлении движется данный процесс, связан ли он только с созданием более удобных клиентских интерфейсов?

— На мой взгляд, главным трендом является цифровизация банковских процессов. Чем она отличается от вещи, которую банки делали до того — от автоматизации процессов? Раньше банки не ставили перед собой задачи исключить из процесса человека: они просто хотели максимально облегчить его работу. Посмотрите на банковские системы, которые сегодня предлагают даже самые продвинутые российские вендоры: в них человек является неотъемлемой частью любого процесса. Он заполняет справочники, вводит данные из документов на бумажном носителе, переключает пункты меню, нажимает кнопки для перехода от одной операции к другой, загружает данные из внешних систем, осуществляет разнообразные проверки данных.

Что касается цифровизации, то она предполагает цифровизацию всех составляющих процесса, включая субъектов процессов. Фактически речь идет об исключении из процессов людей и передаче всех функций машинам. Это очень непросто, так как некоторые операции люди выполняют быстрее и более качественно, чем машины. Это касается семантического анализа текста, экспертных оценок при недостатке информации, принятия решений в условиях неопределенности.

В перспективе провести цифровую трансформацию таких операций банкам помогут алгоритмы машинного обучения, и особенно алгоритмы глубокого обучения. В данном случае я имею ввиду алгоритмы обучения многослойных нейросетей. Для этого банки накапливают огромные объемы данных, а также разрабатывают и обучают программы, построенные на принципах машинного обучения. К счастью, сегодня есть все условия — математически обоснованные алгоритмы, свободно распространяемые библиотеки, обученный персонал.

— Какими вы видите банки будущего? Превратятся ли они в виртуальные банки без офисов, каким уже сегодня является «Тинькофф банк», или такая модель не имеет перспективы?

— Я предполагаю, в будущем сегодняшние функции банков начнут выполнять компании, у которых не будет физических офисов, в том числе для содержания собственных ИТ-систем. Инфраструктуру, платформы и софт они будут использовать на принципах IaaS, PaaS и SaaS. А то небольшое количество сотрудников, которое необходимо для текущей модернизации цифровых процессов и обработки инцидентов, будет работать дистанционно, находясь в различных точках земного шара. Продолжат ли такие компании называться банками или нет — вопрос непростой. Думаю, содержание терминов «банк» и «банковская деятельность» сильно изменится, так как отдельные банковские функции перейдут к различным специализированным площадкам: открытие счетов, перевод денежных средств, конверсия валют, идентификация и т.д. 

Понятно, что переход к описанному сценарию будет долгим и непростым. Банки будут бороться за свой статус, который сегодня защищен специальными лицензиями.

Распылению банковских функций будут противодействовать и центральные банки, которые пока не умеют обеспечивать финансовую стабильность в условиях распределения банковских функций среди большого количества экономических субъектов. Но по мере накопления данных и распространения цифровых технологий ситуация изменится, и процесс обеспечения финансовой стабильности в условиях распределения банковских функций превратится в один из рутинных цифровых процессов каждого центрального банка.

— Можете назвать самые впечатляющие финтех-разработки, которые еще не внедрены, но работа над которыми уже идет?

— Их много. Назову только одну. Хранение цифровой информации в виде ДНК. Такое хранение занимает на порядок меньше места. В частности, недавно обнародована информация об установке стоимостью $10 тыс., которую продемонстрировала компания Microsoft. С помощью нее можно переводить цифровые данные в ДНК и обратно. Пока это долго: слово hello переводили 21 час. Но это только начало.

Цифровизация как угроза

— Есть ли какие-то угрозы в появлении большого числа виртуальных банков? Например, они станут мишенью массовых атак хакеров или между ними начнутся банковские войны. Так, недавно Сбербанк ввел комиссию для переводов на карту «Тинькофф банка» из своего приложения — у клиентов сразу возник вопрос, как теперь пополнять карту банка Олега Тинькова, у которого нет отделений?

— Угрозы сами по себе не создают потерь. Потери возникают, когда угрозы подкрепляются уязвимостью процессов. Здесь цифровая трансформация процессов может оказать банкам огромную услугу, так как из процессов исчезнет один из главных источников уязвимостей — человек. К сожалению, именно люди совершают ошибки, злоупотребляют полномочиями, пытаются получить выгоды незаконными способами. Понятно, что существуют внешние угрозы, к которым уязвимы большинство процессов, например наводнение, террористический акт и т.п. Но даже в этом случае виртуальные банки по многим причинам могут оказаться более живучи, чем офисные. Хотя бы в силу распределенного характера выполняемых функций.

Что касается конкуренции между банками, чаще всего она приводит к совершенствованию процессов банков и устранению имеющихся угроз. В частности, «Тинькофф банк» существенно увеличил сеть банкоматов, расширив возможности взноса наличных на счета клиентов банка.

— Многие эксперты говорят о вытеснении традиционных банков финтех-компаниями. Идет ли этот процесс только на Западе или уже и в России? Как изменится банковский рынок через 10 лет?

— Если мы говорим о компаниях финтех-сектора, которые ведут легальную деятельность, то они выполняют операции в соответствие с российским законодательством. А российские законы не разрешают проводить банковские операции при отсутствии лицензии ЦБ. Естественно, кроме случаев, предусмотренных законодательством, которых не так много: Внешэкономбанк, микрофинансовые компании. Но ситуация постоянно меняется. Например, мы ждем легализации и внедрения в России технологии «открытого банкинга», в соответствии с которой в России должны появиться новые виды платежных посредников, имеющих доступ к счетам клиентов банков. Также значительные изменения в распределении банковских функций произойдут, если будет расширен круг операций, которые банки могут передавать на аутсорсинг.

Банки и цифровые активы

— Хайп вокруг криптовалюты уже прошел, но, тем не менее, как вы считаете: могут ли в будущем банки начать принимать криптовалютные платежи, или больше эта идея не актуальна?

— Идеи, заложенные в системах оборота криптовалют, настолько многогранны, что в будущем они, несомненно, изменят денежные системы многих стран. Эти идеи касаются способа эмиссии криптовалют, алгоритмического характера этой эмиссии, встраивания криптовалют в смарт-контракты, способа криптографической защиты сообщений о передаче криптовалют и т.д. Мы знаем, что в некоторых странах есть планы по выпуску криптовалют центральными банками. В других странах легализованы частные системы криптовалют. Это означает, что у систем оборота криптовалют есть условия для развития. Ну а потенциальные возможности такого развития мы увидим, когда схлынет хайповая пена и начнется обычный и кропотливый труд по внедрению инноваций.

Развитию корпоративных систем оборота криптовалют сегодня мешает отсутствие у них явных преимуществ. Но у публичных систем, построенных на публичном блокчейне, такие преимущества есть. К сожалению, сегодня развитию таких систем мешает отсутствие эффективного механизма защиты блокчейна от модификации, так как существующий механизм, основанный на доказательстве выполнения работы (proof-of-work), оказался крайне энергозатратным. Но, я надеюсь, эта проблема будет решена в ближайшем будущем.

— В СМИ прошла информация о том, что в России может появиться еще один закон, который будет регулировать сферу цифровых активов. Речь идет о контроле выпуска и оборота цифровой валюты. Как принятие законопроектов о легализации цифровых активов может повлиять на работу банков? С чего могут начать банки в освоении сферы цифровых финансовых активов?

— Самая главная задача этого закона — легализовать понятие финансовых активов и зафиксировать принципиальную возможность их использования. Отсутствие в законе понятия криптовалюты, а также конкретных видов криптовалют, должно устранить ограничения и расширить возможности инновационного процесса по созданию и использованию цифровых активов. Естественно, банки начнут с внимательного изучения закона и рынка предлагаемых решений. Что именно будет востребовано, покажет время.

По моему мнению, цифровая трансформация экономики, заявленная в политике государства, естественным образом подразумевает цифровую трансформацию субъектов экономики, которая определяется цифровой трансформацией процессов банков, компаний. Учитывая, что функционирование цифровых процессов невозможно без цифровизации активов и пассивов компании, расширение круга цифровых активов в рамках применения упомянутого закона неизбежно.

Например, уже есть попытки, пока не очень удачные, создания полностью алгоритмизированных виртуальных компаний на базе блокчейна Ethereum. Фактически речь идет о создании цифровых компаний, деятельность которых основана на цифровых процессах. Совершенно очевидно, что в рамках функционирования таких процессов будут использоваться цифровые активы и обязательства, преимущественно выраженные в виртуальных валютах, включая криптовалюты. Естественно, с соблюдением законодательных ограничений.

Что будет с наличными

— Объем электронных безналичных платежей в России растет значительными темпами: по некоторым данным, цифровые каналы получения услуг использует 45% взрослого населения страны. Есть ли угроза уменьшения бумажной денежной массы в стране и какие последствия будут от этого?

— По данным банка России, последние несколько лет доля наличных денег (агрегат M0) в общей массе денег (агрегат M2) колебалась около 20% с небольшим среднеквадратичным отклонением около 0,4%. В то же время недавно появилась информация от оператора контрольно-кассовой техники «Такском», что по итогам января 2019 года доля безналичной оплаты выросла до 50%. Если тренд сохранится, можно будет говорить об изменении платежного поведения населения и уменьшении спроса на наличные деньги.

Опыт европейских стран показывает, что в условиях стабильной экономики это нормальный процесс, который не грозит какими-либо негативными последствиями. Более того, уменьшение доли наличных денег повышает прозрачность операций и снижает издержки на инкассацию.

Беседовал Александр Столяров

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья