ENG
Инвестиции, Мнение

На смену венчурам приходят «стратеги»

Ксения Попова

Ксения Попова

Старший консультант Odgers Berndtson

Мы привыкли, что венчурные инвесторы поддерживают проекты лишь на раннем этапе их становления, выходя из бизнеса по мере его развития. Глобальный тренд на диджитализацию и активное развитие новых технологий в корне меняют эту практику.

Популярность венчурных инвестиций в последние годы обусловлена в первую очередь тем, что наиболее быстрый рост и лучшие перспективы демонстрируют высокотехнологические отрасли. Исторически именно на них фокусировались венчурные инвесторы. Сегодня они заслуженно вызывают интерес у всех групп инвесторов — от крупных институциональных до частных розничных. Даже такие довольно консервативные структуры, как управляющие компании крупных промышленных холдингов или, наоборот, family office, исторически инвестирующие в ценные бумаги, теперь также начали создавать собственные венчурные фонды. То есть в отрасли, ранее считавшиеся исключительно уделом венчуров, стало заходить всё больше «традиционных», стратегических инвесторов.

Лучше меньше, да лучше

Немаловажным фактором в выборе объекта для инвестирования становится и то, что инвестиционный вход в высокотехнологичные стартапы, как правило, подразумевает меньший ticket сделки — они обходятся дешевле. На фоне сокращения ликвидности, снижения свободных средств (как у крупных компаний, так и у частных инвесторов) наблюдается падение «среднего чека» инвестиций. Например, в прошлом году «Севергрупп», принадлежащая миллиардеру Алексею Мордашову, инвестировала в образовательный холдинг «Нетология-групп». Тогда источники издания Forbes, близкие к сделке, оценивали её в $50-60 млн. При этом ранее структуры Алексея Мордашова осуществляли сделки с гораздо более высоким тикетом. Так, например, в 2013 Группа ВТБ продала 50% мобильного оператора «Tele2 России» за 40,4 млрд руб. консорциуму инвесторов, в числе которых был и Мордашов. То есть инвестор может за те же деньги приобрести либо меньшую долю в уже состоявшемся бизнесе, либо более крупную в начинающемся, но имеющем отличные перспективы. Вход в компанию на ранней стадии — это, опять-таки, признак венчура.

Ангелы и демоны

Меняется и подход инвесторов к вложению средств. Ранее сделки со стартапами выглядели так: венчурный фонд отбирал проект, подходящий под его критерии, инвестировал определенные деньги и дальше просто ждал роста компании, чтобы зафиксировать прибыль. Или убытки — ведь, по статистике, выстреливает не более 10% стартапов, а «единорогов» (бизнесов, доросших до капитализации в $1 млрд) можно пересчитать по пальцам.

Сегодня практика такова, что инвесторы всё чаще приходят к пониманию: одной только финансовой поддержки стартапа уже недостаточно. Необходимо приложить дополнительные усилия, чтобы инвестиция стала успешной. Поэтому инвесторы берут на себя роль бизнес-ангелов — «ведут» фаундеров и помогают компаниям в операционной деятельности. Делятся опытом, консультируют по поводу правильного подбора топ-менеджмента. Ведь в большинстве случаев инвесторы — уже состоявшиеся в бизнесе личности, а фаундеры — носители конкретной идеи, разработчики технологий. Как правило, именно основатели стартапа на начальном этапе становятся руководителями компании, но с её ростом и развитием у них может не хватить компетенций управленцев; тогда и приходит время привлекать наемный топ-менеджмент.

Стратегические коллекционеры

Еще один фактор, влияющий на смену венчуров на стратегов, — замедление темпов роста в традиционных индустриях, не связанных с высокими технологиями. Между тем, они — технологии — проникают во все сферы нашей жизни. Финансы, медицина, образование, транспорт… Любой акционер или топ-менеджер заинтересован в том, чтобы придать ускорение развитию бизнеса. Они наблюдают, как рядом стремительно растут связанные бизнесы. Естественный вывод — попытаться встроить технологии в свою систему, добиться синергетического эффекта. Самые яркие примеры на отечественном рынке — Сбербанк и Яндекс. Правда, глава Сбербанка Герман Греф не так давно высказался в том смысле, что пока непонятно, зачем они так массово скупают финтех-стартапы:

«Пока просто коллекционируем».

Впрочем, вряд ли кто может назвать Сбербанк венчурным инвестором — это очевидный стратег.

Не в деньгах счастье

Если говорить о таком понятии, как «стратегический венчурный инвестор», его задача не в том, чтобы просто заработать деньги, как это происходит в привычном венчурном бизнесе (купить-вырастить-выйти с прибылью), но увеличить капитализацию основного бизнеса: своего собственного. Подобные инвестиции должны в первую очередь благоприятно влиять на ключевой бизнес инвестора.

Даже в таких неповоротливых государственных махинах, как, например, Росатоме, Роскосмосе или Объединенной судостроительной корпорации, сегодня создаются стратегические венчурные инвестиционные подразделения, нацеленные на инвестиции в технологии, комплементарные основному бизнесу корпораций.

Это обуславливает совсем другой подход к выбору объекта для инвестирования, так как может подразумевать даже не денежное выражение его итогов. Доля рынка, рост клиентской базы, вовремя замеченный тренд или технология, применение которой в дальнейшем позволит быть в первых рядах — вот ключевые цели стратегических венчурных инвесторов.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья