ENG
Инвестклимат, Интервью

Владимир Иванов: Нужны творцы, а не «квалифицированные потребители»

Многочисленные кризисы (экономические, политические, военные) указывают на то, что существующие модели исчерпали возможности для устойчивого развития. В условиях глобальных трансформаций общества особое место начинают занимать интеграционные процессы, в первую очередь научно-технологическая интеграция. О роли фундаментальной науки и технологиях, гуманитарной технологической революции в Евразийском экономическом союзе мы сегодня беседуем с заместителем президента Российской академии наук, заместителем председателя Научного совета РАН по комплексным проблемам евразийской экономической интеграции, модернизации, конкурентоспособности и устойчивого развития ЕАЭС, членом-корреспондентом РАН Владимиром Ивановым.

Путь Большой Евразии

— Владимир Викторович, как бы вы оценили текущую и перспективную модели экономического развития Евразийского экономического союза?

— В настоящее время в направлении интеграции сделаны первые шаги, поэтому давать какие-то оценки пока преждевременно. Но результаты обнадеживают, надо двигаться дальше. Что же касается перспектив, сейчас, по-видимому, надо вырабатывать стратегию интеграции, исходя из быстро меняющейся ситуации. Тогда можно говорить и о моделях.

— Насколько, на ваш взгляд, отличаются системы ценностных координат в странах Евразийского экономического союза? 

— В системе ценностей стран ЕАЭС много общего, поскольку нас связывает большой исторический период, но есть и определенные различия. Тем не менее переоценка ценностей сейчас необходима всем без исключения. Это особенно ярко проявилось в результате пандемии COVID-19. Развитие ситуации явно показало, что наибольшие человеческие потери понесли страны, ориентированные на принципы либеральной экономики. Очевидно, что после прекращения пандемии система ценностей будет существенно скорректирована в глобальном масштабе.

— Что, на ваш взгляд, является наиболее важным в модели развития Евразии?

— Главной идеей постиндустриального общества является приоритет развития человека, повышение качества жизни за счет использования новых технологий. А для этого надо решить две задачи. Первая — замещение физического труда интеллектуальным за счет использования автоматизированных систем организации производства. То есть человек прямо не будет принимать участие в производственном процессе, а будет управлять им. Отсюда и вытекает понятие «постиндустриальное общество». Вторая задача — создание дружелюбной и комфортной среды обитания, что также возможно только за счет новых технологий. При переходе к постиндустриальному обществу главным показателем конкурентоспособности становится качество жизни. Страны, обеспечивающие высокий уровень качества жизни, имеют возможность аккумулировать самый ценный ресурс — человеческий потенциал. Применительно к ЕАЭС приоритетом развития должен стать человек.

Гуманитарно-технологическая революция 

— Насколько Евразийский экономический союз готов к Четвертой промышленной революции?

— При ближайшем рассмотрении тезис о том, что мир вступает в IR-4, выглядит не так однозначно. Прежде всего надо заметить, что в основе своей идеологии К. Шваб использовал работу Н. Винера Cybernetics and Society, изданную в Лондоне в 1954 г. В ней же изложены взгляды на промышленную революцию, основу которой составляют вычислительные системы. С точки зрения бизнеса это можно рассматривать как революционный прорыв, поскольку в результате будут созданы новые рынки сбыта продукции. Что же касается интересов общества, то это требует отдельного рассмотрения, поскольку пока нет однозначного ответа на принципиальные вопросы: повысило ли производительность труда создание нового сегмента реальной экономики — производства многофункциональных цифровых систем? Повлияло ли массированное внедрение цифровых технологий на повышение качества жизни или только обеспечило новые источники прибыли? Какие риски и угрозы влекут за собой цифровые технологии? Ответы на эти вопросы требуют проведения специальных исследований.

Ключевая проблема научно-технологического развития заключается в том, что новые технологии требуют соответствующего уровня культуры. Поэтому всё большее распространение получает концепция гуманитарно-технологической революции (ГТР), основные положения которой были разработаны в 2017 году российскими учеными. Суть ГТР заключается в том, что наука, технологии и культура должны развиваться синхронно. Основу технологического уклада составят разработки в области энергетики, материалов, жизнеобеспечения, а также информационные технологии. Старый спор «физиков» и «лириков» решён однозначно: им не жить друг без друга. Результатом ГТР станет новый мировой уклад, базирующийся на новых технологиях повышения качества жизни (постиндустриальный технологический уклад), новой культуре и новой экономической парадигме, суть которой составит переход от «человека для экономики» к «экономике для человека». В ЕАЭС исследования проблем развития ГТР наиболее активно выполняются совместно российскими и белорусскими учеными при поддержке научных фондов.

— Какие направления в промышленности и какие научные области будут наиболее востребованы и перспективны в дальнейшем развитии?

— Направления фундаментальных научных исследований вряд ли претерпят существенные изменения. Что касается прикладных исследований и, соответственно, промышленности, то наиболее интенсивно будут развиваться направления, обеспечивающие повышение качества жизни, прежде всего: энергетика, здравоохранение, продовольствие, транспорт, строительство, телекоммуникации и связь.

— Какие наиболее важные направления научно-технологического развития ЕАЭС вы можете отметить? 

— Направления научно-технологического развития формируются, исходя из стратегических целей ЕАЭС. Для этого надо определить, какие результаты предполагается достичь в перспективе 10–20 лет. Если ставить задачу вхождения в число глобальных лидеров, то перво-наперво надо признать: наука является не услугой, как это предписывается либеральной идеологией, а главной производительной силой. Для обеспечения системной работы необходимо формирование единого научно-технологического пространства ЕАЭС. Решение этой проблемы требует принятия на высшем уровне документа, определяющего основные направления политики научно-технологического развития ЕАЭС, которым должны быть определены цели, задачи, механизмы реализации и ресурсного обеспечения, гармонизации законодательства и т.д. При этом особое внимание должно быть уделено развитию фундаментальных научных исследований. Это должен быть системообразующий документ, ориентированный на научно-технологическое обеспечение достижения основных стратегических целей ЕАЭС. В РАН имеется опыт подготовки подобного рода документов и сделаны предварительные проработки применительно к ЕАЭС.

К Единому научно-технологическому и образовательному пространству 

— Каков потенциал фундаментальной науки в странах ЕАЭС? 

— За годы, прошедшие после распада единого научно-технологического пространства СССР, каждая страна шла своим путем. Где-то наука сохранилась лучше, где-то в меньшей степени. Здесь все определяется стратегическими целями и задачами развития конкретной страны. Например, в Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации до 2035 года записано:

«Поддержка фундаментальной науки как системообразующего института развития нации является первоочередной задачей государства».

В целом следует заметить, что интегрально фундаментальная наука стран — членов ЕАЭС существенно уступает основным конкурентам: ЕС, Китаю, США. Однако человеческий и ресурсный потенциал, а также сохранившиеся научные школы и традиции дают шанс на восстановление утраченных позиций. Этому должно способствовать формирование Единого научно-технологического и образовательного пространства ЕАЭС. Ученые, в отличие от политиков и дипломатов, говорят на одном языке. Сегодня научная дипломатия играет важную роль в системе международных отношений.

— Как фундаментальная наука может помочь процессам интеграции, модернизации и устойчивому развитию стран Евразийского экономического союза? 

— Одной из задач фундаментальной науки является анализ протекающих глобальных процессов, оценка внутреннего состояния страны, прогнозирование развития ситуации и выработка рекомендаций по приоритетам и направлением развития, а также по механизмам парирования возможных рисков и угроз. Поэтому учёные могут принять активное участие в разработке концепции будущего ЕАЭС. Но для этого необходимо понять, какие цели будут достигнуты в результате интеграции. Либо все сведется к установлению некоторой системы взаимодействия на экономическом пространстве, либо интеграция будет рассматриваться в более широком смысле: культурная, научно-технологическая, образовательная и т.д. Если ставить задачу создания конкурентоспособного объединения независимых стран как одного из реальных игроков на глобальном пространстве, то экономическую интеграцию надо рассматривать как первый шаг. Задача ученых — просчитать возможные варианты. Но делать это можно только при наличии соответствующих политических решений. При этом не следует рассматривать интеграцию как объединение государств. 

— Что такое Евразийские технологические платформы? 

— Основной целью Евразийских технологических платформ (ЕТП) является в перспективе «создание центров компетенций… для формирования экономики будущего повышения глобальной конкурентоспособности промышленности». Решениями Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) утверждены 13 направлений создания ЕТП и 16 приоритетных ЕТП. К участию в приоритетных технологических платформах привлечены научные организации и общественные объединения ученых, университеты, промышленность, бизнес. Но это надо рассматривать только как первые шаги по созданию инновационной инфраструктуры. Следующей задачей должно стать определение конкретных параметров продукции, освоение собственных рынков и выход на международные рынки. Для обеспечения системной работы необходима разработка соответствующей нормативной правовой базы.

— Как осуществляется взаимодействие между научными группами стран ЕАЭС? Какие на сегодня есть объединяющие совместные программы в области фундаментальной науки в ЕАЭС? 

— Взаимодействие ученых наших стран осуществляется по широкому спектру направлений. Об этом можно, в частности, судить по набору ЕТП, о которых говорилось выше. Кроме того, проводятся работы в рамках двусторонних соглашений. Здесь наиболее удачным следует признать опыт РФФИ по заключению соглашений с зарубежными финансирующими организациями о совместном проведении конкурсов.

— Готова ли РАН к софинансированию совместных проектов в области фундаментальной науки в пространстве ЕАЭС? 

— Фундаментальные научные исследования проводятся не только в академических институтах, но и в крупных научно-исследовательских центрах, например НИЦ «Курчатовский институт», госкорпорациях, университетах. Финансирование фундаментальных научных исследований осуществляется из государственного бюджета.

Применительно к проблемам ЕАЭС можно схематично рассмотреть два механизма финансирования. Первый: формирование специального бюджета (Фонда) за счет взносов стран-участников и внебюджетных источников для финансирования фундаментальных научных исследований по направлениям, утверждаемым ЕЭК. Другой механизм, не противоречащий первому, мог бы выглядеть следующим образом. Академическим сообществом ЕАЭС разрабатывается единый план фундаментальных научных исследований. При этом каждая страна определяет свое направление исследований, сохраняя общую системность работ. Финансирование в таком случае осуществляется в рамках бюджетов стран-участников, выделяемых на фундаментальные научные исследования.

Примерно по такой же схеме РАН разработана программа фундаментальных научных исследований в Российской Федерации на долгосрочный период, которая в настоящее время находится на рассмотрении правительства России. Предполагаются, что в программе примут участие ученые, работающие в организациях различной ведомственной принадлежности. Финансирование работ будет проходить по различным механизмам, но в целом за счет единого плана будет обеспечено единство фундаментальных научных исследований.

— И последний вопрос. А есть ли кадровый потенциал в области фундаментальной науки в странах ЕАЭС? 

— В условиях перехода к постиндустриальному обществу кадровый потенциал является главным объектом конкурентной борьбы на глобальном пространстве. В силу интернационализации науки она наиболее успешно развивается там, где для этого созданы наилучшие условия. Поэтому страны, заботящиеся о своем будущем в стратегической перспективе, очень внимательно относятся к проблемам учёных, сохраняют исторически сложившиеся и зарекомендовавшие себя научные институты, прикладывают значительные усилия для привлечения ведущих ученых из других стран.

Кадровый потенциал фундаментальной науки зависит от системы образования и условий для работы ученых. В новых условиях необходим пересмотр подходов к системе образования, к подготовке профессиональных кадров, в том числе научных кадров высшей квалификации. Поскольку речь идет о создании на пространстве ЕАЭС конкурентоспособной экономики, базирующейся на достижениях науки, необходимо отказаться от концепции подготовки «квалифицированных потребителей» и построить образовательную систему, ориентированную на подготовку «творцов».

Сейчас много внимания уделяется онлайн-образованию. Однако такая система имеет существенные ограничения: она может играть либо вспомогательную роль, либо обеспечивать подготовку специалистов технических специальностей, не требующих особых фундаментальных знаний (квалифицированных потребителей). При таком подходе невозможно в принципе подготовить «творцов»: учёных, инженеров, врачей, педагогов, художников, музыкантов, артистов и т.д. 

Беседовал Сергей Николаев

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья