ENG
Добавить в избранное
Блокчейн, Интервью

Владислав Мартынов: «Блокчейн — это серебряная пуля от коррупции»

Несмотря на то, что в сознании многих россиян слово «блокчейн» ассоциируется исключительно с криптовалютой, у технологии намного более широкая сфера применения. Но ее внедрение во все отрасли идет слишком медленно — мешает отсутствие понятной законодательной базы. Хотя уже даже государственные организации вроде ФНС пытаются подобраться к блокчейну. О том, когда в России будет активно развиваться блокчейн, зачем нам эта технология и что ее ждет в ближайшем будущем, рассказал Владислав Мартынов, российский предприниматель и инвестор с 25-летним опытом в сфере цифровых технологий на российском и международном рынках, глава центра компетенции Ethereum, сооснователь инвестиционного фонда BlockRock Capital и образовательного портала BlockGeeks, спикер ReForum WINNING THE HEARTS.

Криптовалюта в России и в мире

Владислав Мартынов, глава центра компетенции Ethereum, сооснователь инвестиционного фонда BlockRock Capital и образовательного портала BlockGeeks

Как ваша работа и компании, которыми вы руководите, связаны с биткоином?

— Я познакомился с криптовалютой и криптоактивами около шести лет назад благодаря дружбе с Дмитрием Бутериным. Его сын Виталий Бутерин в то время запускал блокчейн-платформу Ethereum. От них я и узнал про новую технологию; соответственно, первый проект, в который я инвестировал вместе с Дмитрием, был BlockGeeks.

Это образовательная онлайн-платформа для разработчиков в архитектуре блокчейн с возможностью инвестиций в криптоактивы. Сейчас там широкий набор курсов как для начинающих, так и для продвинутых разработчиков, инвесторов, бизнесменов — получился крупный англоязычный образовательный портал. Это был мой первый проект, связанный с блокчейном и криптоактивами.

Около трех лет назад я стал сооснователем инвестиционного фонда BlockRock Capital. Сегодня это BR Capital. Фонд инвестирует в стартапы, которые что-то разрабатывают на технологии блокчейн: в разные криптопроекты, в основном области децентрализованных финансов и деценетрализованных игр.

Также, примерно пять лет назад, я был советником фонда Ethereum Foundation, а сегодня возглавляю центр компетенции Ethereum в России. Эта небольшая структура, которая занимается образовательно-просветительской деятельностью, рассказывает о технологии блокчейн: какие возможности она открывает для бизнеса и для людей; помогает в экспертной оценке тем, кто запрашивает консалтинг.

— Как бы вы обозначили отношение к криптовалюте в России и в других странах?

— У нас в России неоднозначное отношение к криптовалюте и блокчейну, потому что нет четкой ясности, что можно, а что нельзя. С одной стороны, с большим трудом утвердили закон о цифровых финансовых активах, который гласит, что можно токенизировать определенные активы. Также у нас разрешено майнить: это никак не пресекается, не ограничивается, но при этом запрещено рассчитываться криптовалютой внутри страны. Декларирование счетов с криптоактивами и налогообложение выглядит сложным и запутанным. Пока существует много вопросов и областей, где интерпретация законности той или иной операции с криптоактивами может трактоваться по-разному. Нет ясности во взаимодействии разных элементов криптоотрасли — значит, система в целом не работает. Поэтому отношение неоднозначное.

Если рассматривать Америку, там быстро определились с регулированием. Стратегия, по которой они идут: да, мы признаем эту отрасль и хотим, чтобы она развивалась, но пусть все декларируют свои счета и кошельки и платят налоги, если зарабатывают с помощью криптовалюты. По сути, любой регулятор, любая страна не очень рада, что появился блокчейн и криптовалюта. Но либеральные прогрессивные страны пытаются отреагировать на инновацию, изменить законодательство, определить рамки правового поля. А другие запрещают — как Китай, который видит угрозу даже не экономике, а авторитарному режиму или вертикальной власти. Мне кажется, китайское правительство перегибает палку с разными запретами, именно исходя из этого, а не из-за экономической нестабильности, которую может вызвать криптовалюта. Поэтому законодательство в её отношении в разных странах зависит от степени демократизации и уровней либеральных взглядов.

— Можно ли сказать, что в России боятся появления блокчейна?

— У нас подвешенная ситуация: один закон приняли, на этом все встало, в комплексе не работает отрасль. Я думаю, есть консерваторы во власти, как обычно бывает, и есть либералы. Полагаю, либералы постоянно лоббируют, проталкивают закон, чтобы как-то разрешить развитие инновационной технологии, а консерваторы его стабильно блокируют и делают все возможное, чтобы ничего не развивалось. Позицию консерваторов в информационном поле обычно озвучивает Центральный банк России. Он говорит, что это все очень опасно, внедрять нужно очень аккуратно, и это парализует процесс развития.

Блокчейн от коррупции и изменение майнинга

— Какую пользу и какой вред может принести решение об отмене запрета на расчеты?

— Блокчейн — это прорывная технология, которая сделает не только финансовую систему, но и многие другие отрасли намного более эффективными. А криптовалюта как средство платежа — один из тысяч сценариев использования блокчейн. Сдерживание ее развития сдерживает инновации в России в целом. Например, огромное количество интересных и полезных сервисов на основе этой технологии создаются российскими разработчиками, но так как у нас непонятно, разрешено это или нет, они уезжают в Дубай, Сингапур и еще куда-то, чтобы спокойно этим там заниматься. Эти стартапы привлекают огромные средства со всего мира. А раз ребята регистрируют компании не у нас, деньги оседают в других странах. Когда рабочие места и команды, которые они возле себя формируют для создания, тоже уезжают за рубеж, те страны, где все это развивается, получают определенные плюсы от повышения эффективности в различных отраслях. Мы хотим быть прогрессивным обществом, которое использует современные технологии для повышения качества жизни каждого человека на территории нашей страны. Но мы будем отставать, когда ряд стран все это внедрит повсеместно, повысит эффективность, производительность труда, сделает все более удобным для людей.

Мы много говорим про гражданское общество, и блокчейн многие утопичные идеи делает реальностью. Потому что появляется инструмент, который позволяет человеку лучше видеть, как он живет, как тратятся налоги государства, как он голосует, как влияет на те или иные решения. Одна из ключевых характеристик технологии блокчейн — нельзя заменить какие-то данные, отключить сервер, зайти на базу данных и что-то там переписать. Все, что происходит в блокчейн, абсолютно прозрачно и понятно, осуществляется по определенным программным кодам, алгоритмам; любой человек может посмотреть, например, как прошло голосование, кто сколько за кого голосов отдал. Нет никакой возможности манипулировать этими данными. Можно сделать так, что каждый бюджетный рубль, выделенный на те или иные цели, будет как на одном большом дашборде: понятно, где он находится, использовали ли его целевым образом или нет, использовали ли его эффективно, по рыночным ценам закупили тот или иной товар или нет.

То есть, по сути, это серебряная пуля от коррупции в любой стране. Потому что появляется блокчейн-система, где государственное финансирование выделяется, доходит до поставщика-подрядчика, который либо выполняет, либо не выполняет работу. И все это можно отследить, каждый рубль можно подсветить: вот эти 10 миллионов рублей на зарплату учителям в этом городе, а эти 20 миллионов рублей — на строительство моста. Таким образом, кодируя деньги в архитектуре блокчейн, можно сделать прозрачным отображение их использования. И это будет понятно не только Счетной палате, например, но и любому гражданину, который зайдет на «Госуслуги» и посмотрит движение средств. Он узнает, что учителя условного Томска не получили зарплату, заходит и смотрит, почему не так: оказывается, деньги лежат у губернатора уже две недели. Или он их направил на строительство моста вместо того, чтобы платить зарплату учителям.

— Что нужно сделать, чтобы у нас не было такого блокчейн- отставания? Полностью изменить государственный аппарат, законы?

— Законы меняются или не меняются по запросу общества. А чтобы возник запрос, должно возникнуть осознание в умах большинства граждан. Сейчас в сознании общества криптовалюта — это какая-то штука для мошенников, бандитов, которые анонимно хотят прятать свои деньги, переводить куда-то. Либо это пирамида — очередная МММ. Надо менять сознание через разъяснения, чтобы критическая масса людей поняла, как эта технология может сделать им жизнь лучше.

Например, сегодня мои деньги хранит банк. Но когда у меня возникает какая-то задача, я не могу ими полностью распорядиться. Недавно была история: я жене пытался перевести 150 тысяч рублей в Ситибанке, и мне отказали, сославшись на лимит в 100 тысяч рублей в день. Я спрашиваю, могу ли поменять этот лимит, я же хозяин денег. Мне сказали «нет», объяснив это тем, что ограничения ставят ради моей безопасности. Я настаиваю, что мне не нужна эта безопасность, а нужно жене кинуть 150 тысяч рублей срочно. В итоге мне отказали, дав понять, что они лучше знают, что мне нужно. А если бы это был блокчейн и криптовалюта, у меня бы таких вопросов не возникло. Это самый простой пример. Я уже не говорю о ситуациях, когда в магазине рассчитываешься на кассе, и тебе банк говорит:

«У нас подозрительная транзакция, мы вам заблокировали карту». 

Как дурак стоишь с кучей вещей, не дай бог, еще сзади очередь, и не понимаешь, что делать. Я уже не говорю про проценты. Если положить наши деньги в долларах на депозит, меньше одного процента банк платит. А если положить на депозит в криптовалюте, например взять стейблкоин USD, который является эквивалентом доллара, то там будет около 6–10% годовых. Потому что это более эффективная финансовая система.

Поэтому, думаю, как только общество осознает, что технология сопоставима с появлением интернета и мобильных телефонов, после чего многие вещи стали удобными, появится запрос не только у маленькой группы людей, которые этим занимаются, но и в более широких массах. Вот тогда и законодательство поменяют. Любо во власть должны прийти люди нового поколения, которые это понимают и открыты к этому.

Никто не говорит, что нужно игнорировать вопросы безопасности — все должно внедряться и работать системно. Мы действительно следим, чтобы обеспечивать хороший уровень безопасности, чтобы не было риска сокрытия доступа к кошелькам, к биржам, к банкам, где хранят люди деньги, чтобы были понятны правила игры. Мне кажется, нужно посмотреть, что делают западные страны, особенно более либеральные. Россию я такой назвать не могу с точки зрения внутреннего запроса населения. Есть, конечно, небольшая группа людей, особенно в европейской части, и молодежь, но нет сильного гражданского запроса на какие-то определенные свободы, механизмы управления государством. Большинство живет в состоянии, что в принципе все классно. Есть люди, которые недовольны текущим статусом, но они обычно всегда находятся в меньшинстве. Поэтому пока эта ситуация не поменяется, не думаю, что блокчейн будет бурно развиваться. Искусственный интеллект может, потому что он не стимулирует формирование более децентрализованного социального общества — скорее он как инструмент помогает выстраивать более тотальный контроль за всем, что происходит.

— Как будут развиваться криптовалюта, майнинг и в целом блокчейн в дальнейшем в разных перспективах: год, пять, десять лет?

— Во-первых, по майнингу. Майнинг — это способ валидации транзакций, которые происходят в блокчейн-сети. Достаточно неэффективный с точки зрения энергопотребления, закупки большого количества оборудования, но он имеет право на жизнь и еще какое-то время будет существовать. Но тенденция такая, что майнинг в формате proof of work, когда чтобы валидировать транзакцию, нужно провести большой объем компьютерных вычислений, будет замещен версией proof of stake. Здесь не нужно иметь огромные вычислительные мощности оборудования, чтобы производить расчеты для валидации транзакций. Замещение произойдет достаточно скоро, поэтому я бы больших ставок на заработок через майнинг не делал, хотя есть экологичные способы майнить — когда подключаются к каким-то энергоресурсам, условной атомной электростанции, где можно легко получить огромное количество энергии и без кучи выбросов.

Во-вторых, про тенденции: блокчейн-технология становится более зрелой и уже начинает проникать в массы. Появляются децентрализованные компьютерные игры, децентрализованные финансы. Есть децентрализованные биржи, протоколы, с помощью которых можно брать в долг, давать в долг под хорошие проценты. Очень много новых способов заработка появляется в этих историях. Возникают автономные децентрализованные организации, где нет юрлица, а есть конкретный протокол, который решает какие-то задачи функционально, работает в автоматическом режиме и находится в децентрализованной сети. Это хорошо, потому что не нужны посредники: команда разработчиков сделала крутой сервис, разместила программный код в сети и все — дальше мы можем давать друг другу в долг, страховать, класть на депозит. Это финансовая революция.

Также бурно развивается NFT — non-fungible token, «невзаимозаменяемый токен»: цифровой код, который подтверждает ваше право собственности на какой-то цифровой актив. Это может быть музыка, картинка, фильм, книга, фотография — что угодно. Сейчас много разных тенденций вокруг блокчейна. Мы находимся в начале пути развития технологии, которая скоро очень мощно заявит о себе. С точки зрения роста в деньгах я тоже думаю, что этот рынок будет расти большими шагами и очень мощно набирать обороты.

Беседовала Кристина Фирсова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья