ENG
Стартапы, Технологии

Вода становится «новым золотом»

В 2018 году жизнь в четырехмиллионном Кейптауне замерла. Весь город ждал, когда наступит «день ноль». Еще в феврале власти ЮАР объявили засуху в стране национальной катастрофой. Вода, по приблизительным расчётам, должна была закончиться спустя три месяца. Но попытка сэкономить — 50 л на человека в день — отодвинула «день ноль» на пару месяцев. Люди остались без воды в самый разгар засухи. Климат неумолимо меняется, и то, что произошло в Кейптауне, может случиться где угодно. Водный кризис слишком близко, чтобы его игнорировать. «Инвест-Форсайт» разобрался, можно ли заработать на инвестициях в воду и в какие проекты лучше вкладываться. 

Художник: Юрий Аратовский
Художник: Юрий Аратовский

Дефицитный ресурс

Несколько лет назад легендарный Майкл Берри (Michael Burry) заявил, что намерен инвестировать только в один товар — воду. Новость встряхнула инвестиционное сообщество — к мнению Берри стоит прислушаться. Он прославился тем, что вовремя сыграл на понижение курса ипотечных облигаций до кризиса 2008 года и заработал целое состояние (Майкл Льюис сделал Бэрри одним из персонажей в своей книге The Big Short, которая легла в основу одноименного фильма). В долгосрочной перспективе вода, по мнению Майкла Берри, станет новым золотом.

Но вода — уже дефицитный ресурс. Чем быстрее растет население, а оно превысило отметку в 7 млрд, тем выше спрос на воду. Сегодня более одного миллиарда человек не имеют доступа к воде. В 2030 году, согласно прогнозу ООН, мировой спрос на пресную воду может увеличиться на 40%. Если не будут приняты меры по снижению нагрузки на природные ресурсы, к 2050 году без воды окажутся 5 млрд человек. Продолжающийся рост населения, особенно в бедных странах, без сомнения, сокращает запасы питьевой воды. Но это — не единственная причина водного дефицита.

Изменение климата, с его наводнениями и засухами, влияет на весь водный цикл. По прогнозу Всемирного Банка, глобальное потепление внесет свои 20% в сокращение водных ресурсов. Это уже происходит — по данным НАСА, 21 из 37 водоносных горизонтов истощается. Другая серьезная проблема — загрязнение окружающей среды в целом и пресных источников воды в частности. Правительство КНР, к примеру, сообщило, что около 80% поверхностных подземных вод страны не пригодны для питья, а 90% подземных вод в городских районах уже загрязнены. Стареющая инфраструктура тоже играет немаловажную роль, например: в США, по данным Американской ассоциации водоснабжения, 13,7% питьевой воды теряется из-за утечек. Примерна та же история происходит в коммунальном хозяйстве Великобритании.

Вода = власть 

Все эти факторы плюс неравномерное распределение водных ресурсов могут привести к «водным» войнам. Столь явная перспектива грозит в первую очередь Ближнему Востоку. Число конфликтов, связанных с водными ресурсами, по данным аналитического центра Тихоокеанского института в Калифорнии, удвоилось за последнее десятилетие по сравнению с предыдущими годами. Согласно исследованию Pacific Institute, с 2000 года во всем мире произошло 357 споров из-за воды (93 — в Африке, 90 — на Ближнем Востоке, 60 — на юге Азии).

Эксперт по изменению климата International Alert Джессика Хартог (Jessica Hartog) выделяет две страны, находящиеся в зоне риска, — Ирак и Республику Мали. Неспособность решить проблемы, связанные с водой, и улучшить услуги водоснабжения, по ее мнению, «напрямую угрожает хрупкому миру Ирака». Сильную волну последних протестов в Сирии и Ираке также вызвало строительство турецкой плотины «Илису». С ее запуском поток воды из Тигра и Евфрата в соседние страны сократился в два раза. Однако директор китайских программы и стратегических инициатив в университете Пенсильвании и Оксфорде Скотт Мур (Scott Moore) считает, что шансы на превращение этих споров в войны невелики. Но они, по его мнению, могут «дестабилизировать местную и национальную политику и привести к крупномасштабным перемещениям населения».

Большие риски 

Несмотря на всю ценность воды как ресурса, она, согласно отчету The Global Risks Report 2018, занимает первое место в списке «операционных и экономических рисков». Венчурный капитал неохотно вкладывается в этот сектор рынка и склонен рассматривать водный кризис, по данным Edison Group, «как долгосрочную проблему».

«Инвесторы держатся подальше, поскольку рынок воды является “неликвидным”», — считает преподаватель политической экономии в Leiden University College Дэвид Зетланд (David Zetland).

Инвестиции в воду, по его мнению, неоднородны.

«Их сложно купить, продать или оценить как товар», — добавляет он.

Политолог и доцент Школы общественных дел им. Лускина Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Вероника Эррера (Veronica Herrera) связывает недоверие венчурного капитала к этому сегменту рынка с политикой. В своей книге «Вода и политика: клиентелизм и реформы в городской Мексике» она приводит примеры того, как местные власти манипулируют предоставлением государственных услуг в преддверии выборов. В одних районах чиновники обменивали услуги водоснабжения на голоса, а в других полностью отключали воду, таким образом наказывая несогласных. Другая проблема, которая тоже часто отталкивает инвесторов, — плохое управление водными ресурсами (вспомним утечки). Согласно последнему отчету ООН о мировом развитии водных ресурсов, водная инфраструктура плохо финансируется во всем мире.

«Одна из причин, лежащих в основе дефицита инвестиций в водоснабжение, заключается в том, что эта услуга воспринимается в основном как социальная, а в некоторых случаях ее считают экологической проблемой, но никак не экономической», — говорит главный редактор отчета Ричард Коннор (Richard Connor).

Вода без соли

Главная ошибка начинающих инвесторов — рассматривать воду отдельно. Вода — не товар, а основа мировой экономики. Она связывает между собой все отрасли. Больше всех воду использует сельское хозяйство — 69% от мировых ресурсов. На промышленность уходит около 21%. Энергетический сектор тоже является крупным потребителем воды — если растают снежные покровы в Непале, без света могут остаться сотни миллионов жителей Индии.

«На рынке не так много проектов, занимающихся чистой водой. Вы должны подумать, в какие типы компаний хотите инвестировать», — поясняет управляющий партнер и основатель исследовательской фирмы ETFGI LLP Дебора Фур (Deborah Fuhr).

Один из трендов в этом сегменте рынка — опреснение. Существует множество способов извлечь соль из воды, но самой перспективной считается технология обратного осмоса. Согласно отчету ResearchAndMarkets.com, к 2027 году мировой рынок оборудования для опреснения воды достигнет $25,7 млрд, а среднегодовой темп роста составит 9,0%. Развитие рынка простимулируют Ближний Восток и Африка, где пресной воды становится все меньше. Опреснением морской воды занимается множество компаний, но выживают и преуспевают корпорации, работающие сразу в нескольких сферах: энергетика, промышленность и водоснабжение. Сегодня сильными игроками, чьи акции торгуются на фондовых биржах, считаются испанский промышленный конгломерат Acciona SA (цены на его акции растут), южнокорейская корпорация Doosan Heavy Industries & Construction, американский поставщик технологий водоснабжения Xylem. Отдельно эксперты выделяют компанию в сфере услуг по очистке сточных вод Aqua America. С 1993 по 2013 гг. она приобрела свыше 300 компаний.

Инвестировать в стартапы

«Технологии опреснения и рециркуляция воды ценны, когда местное водоснабжение выходит из строя из-за плохого управления, — поясняет преподаватель политической экономии в Leiden University College Дэвид Зетланд. — Их легче монетизировать как “частные товары”, но они чрезвычайно расточительны по сравнению с управлением водными ресурсами в “зеленой инфраструктуре” (например, водно-болотные угодья, ледники и грунтовые воды)».

Это «неэффективные и энергоемкие» процессы, соглашается начальник отдела ответственного инвестирования и главный экономист KBI Global Investors Эоин Фахи (Eoin Fahy). Он рекомендует рассмотреть IT-стартапы, разрабатывающие «умные» технологии в сфере водоснабжения. В качестве примера Фахи приводит датчики, отслеживающие потребление воды и предотвращающие утечки.

«Простые технологии могут решить большие проблемы», — считает он.

Менеджер по водной стратегии в лондонской компании Impax Asset Management Брюс Дженкин-Джонс (Bruce Jenkyn-Jones) тоже считает, что лучше вкладываться в компании по мониторингу воды, а также в производителей специального оборудования (фильтры и насосы) и проекты, занимающиеся разработкой устройств для обнаружения загрязнителей в воде.

По пути с Майклом Берри

«Лучшее “вложение в воду” — это земли с хорошим (физическим и юридическим) водоснабжением», — считает Дэвид Зетланд.

Легендарный Майкл Берри сделал ставку на богатые водой земли еще в 2012 году. Он купил миндальные фермы в Калифорнии. Потому что водный кризис, по его мнению, приведет к росту цен на миндаль.

«Еда — это способ инвестировать в воду. То есть выращивать продукты питания в районах с большим количеством воды и перевозить их для продажи в районы с низким уровнем воды», — заявил Майкл Берри в интервью Intellgencer.

Это хороший способ инвестировать деньги, по мнению Зетланда, но ровно до того момента, пока в бизнес не вмешается государство.

«Политики могут влиять на экспорт продуктов в голодные страны. Их цель — оставить на рынке местную еду (это вопрос “продовольственной безопасности”)», — добавляет он.

А что делать мелким инвесторам?

Самый безопасный способ — инвестировать в индексные фонды, или ETF (exchange traded funds). ETF может состоять из десятков и даже сотен различных типов инвестиций. Для портфеля это плюс — лучше диверсифицировать вложения, чем потерять все деньги, вложив их в одну компанию. Однако ETF, как правило, имеют более скромную доходность, чем отдельные акции. В водной сфере обычно выделяют несколько основных индексных фондов: First Trust ISE Water Index Fund (FIW), Invesco Global Water ETF (PIO), Invesco S&P Global Water Index ETF (CGW), Invesco Water Resources ETF (PHO) и др.

First Trust ISE Water Index Fund (активы под управлением 536,3 млн) следует смешанной стратегии — инвестирует и в акции, и в ценные бумаги. Он отслеживает индекс воды ISE, который в первую очередь ориентирован на компании, работающие в сфере питьевой воды и очистки сточных вод. Другой пример: Invesco Global Water ETF (PIO) (активы под управлением $207,3 млн). Он отслеживает глобальный индекс водных ресурсов NASDAQ OMX, в который входят компании, производящие продукты для сохранения и очистки воды. Этот ETF также вкладывается в компании, занимающиеся водным оборудованием и материалами.

Автор: Ольга Гриневич

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья