ENG
Добавить в избранное
Стартапы

Волшебные свойства промышленной конопли

Несмотря на давние традиции коноплеводства в нашей стране, у многих совершенно разных людей слово «конопля» вызывает абсолютно одинаковые ассоциации: психотроп, афродизиак, релаксант. Но если речь идет о промышленной конопле, то это ценный источник растительного сырья, который не имеет с наркотиком ничего общего. Что можно делать из конопли? Как развивается коноплеводство в России? Почему этот бизнес может стать прибыльным и увлекательным? Евгений Скигин, сооснователь «Коноплекс», знает ответы на эти вопросы.

Россия — Голландия — Австралия

Евгений Скигин вырос в Германии, учился в Австралии, осваивал фермерство в Голландии, а теперь развивает в России проект по возрождению коноплеводства — «Коноплекс».

Решение связать свое дело с промышленной коноплей родилось в 2009 году после конференции ООН по изменению климата. Евгений всегда увлекался темой устойчивого развития, сохранения окружающей среды, а конопля — оптимальное экосырье. Растение неприхотливо, не требует много воды и удобрений, ему комфортно как в жарком климате Австралии, так и в холодной России, причем везде оно растет очень быстро. Выход целлюлозы из технической конопли — вчетверо больше, чем из деревьев, посаженных на такой же площади, при этом деревья растут не один десяток лет, а конопля — быстро воспроизводимый ресурс: за 120 дней она вырастает до 2–2,5 метров. К тому же производство такой целлюлозы гораздо экологичнее древесных и хлопковых аналогов. Процесс выращивания, переработки культуры, выпуска пищевых и промышленных товаров из конопли имеет отрицательный углеродный след — в конопляной отрасли поглощается больше CO2, чем производится.

Все части растения перерабатываются, а получаемые материалы пригодны для многократного повторного использования. Из промышленной конопли изготавливают полезные продукты питания, подстилки для домашних питомцев, экотопливо, бумагу, бинты и вату, стройматериалы, биопластик и многое другое. В общем, отличная бизнес-идея была найдена; осталось только ее воплотить.

Путь коноплевода 

На тот момент в Австралии промышленной коноплей занималась только одна компания — EcoFibre. Связавшись с ней по электронной почте, Скигин познакомился с ее основателем Филом Ворнером, который как раз искал партнера для развития фермерского бизнеса.

«Фил стал моим другом и наставником: практически все, что я знаю о конопле, ее выращивании и способах переработки, я узнал именно от него», — говорит коноплевод. 

В Австралии Евгений даже построил себе дом из конопли. Вернее, из костры конопли. Оказалось, этот оригинальный стройматериал обладает превосходными акустическими и изоляционными свойствами, безопасен для окружающей среды и к тому же полезен для организма человека.

«В России этот рынок только зарождается, а вот, например, во Франции и Нидерландах использование экоматериалов в строительстве поддерживается государством. Так, с 2025 года в Амстердаме можно будет строить здания только с использованием биоматериалов, таких как техническая конопля, дерево и пробка. Сооружения должны будут состоять из биоматериалов как минимум на 20%», — рассказывает Евгений.

В 2009 году, в начале совместного бизнеса, у EcoFibre было всего около 300 гектаров земли на востоке Австралии и несколько комбайнов. За пять лет партнеры смогли увеличить стоимость бизнеса в несколько раз. Но нужно было развиваться дальше, поэтому в 2016 году Евгений продал свою долю американским партнерам, а уже в марте 2019 года компания провела в Австралии IPO.

Евгений Скигин изначально не хотел ограничиваться только австралийским рынком — если конопля растет везде, было бы странно не использовать это преимущество неприхотливой культуры. Еще работая с EcoFibre, Евгений познакомился с фермером из Голландии, владельцем крупной компании по производству промышленной конопли Dun Agro. Чуть позже Скигин стал одним из акционеров этого предприятия, имеющего 1000 гектаров посевных площадей и завод для производства волокна из конопли. Интересно, что часть продукции компания отправляла немецким автогигантам для внутренней отделки автомобилей BMW и Mercedes.

Бизнес в Нидерландах для Евгения — важная часть его глобального проекта коноплеводства. Эта страна славится своими высокими технологиями в агропромышленном комплексе. Во всем мире сектор коноплеводства пропустил из-за запрета на коноплю важный период эволюции — больше 50 лет, и многое (комбайны, технологии переработки, разнообразие продуктов, семенная база) было потеряно.

Голландия же благодаря общему уровню развития агротехнологий, поддержке государства и близости рынков сбыта очень быстро стала стратегической точкой, откуда технологии коноплеводства распространяются по всему миру. Наряду с соседней Германией это один из центров развития экологической промышленности. Эти страны, по словам Евгения, очень много вкладывают в новые продукты из возобновляемых ресурсов. Но все же Голландия — страна небольшая, посевные площади здесь ограничены. А коноплеводство из-за своих уникальных особенностей могло бы стать действительно глобальным бизнесом.

«У промышленной конопли в России огромные перспективы — территория больше и цена на землю ниже», — считает Евгений.

Традиции и тетрагидроканнабинол

Конопля посевная — традиционное растение для нашей страны. Российская империя, а затем СССР были крупнейшими производителями конопли в мире, а продукция из конопли — важной частью российского экспорта. До Великой Отечественной войны в СССР засевалось около 1 млн гектаров конопли. Все эти традиции оказались почти полностью утраченными. В середине XX века с растением стали бороться, от миллиона гектаров посевов к 1990 году практически ничего не осталось. Возрождение коноплеводства стало возможным в 2007 году после выхода Постановления Правительства РФ от 20 июля 2007 г. № 460 «Об установлении сортов наркосодержащих растений, разрешенных для культивирования в промышленных целях, требований к таким сортам и к условиям их культивирования». В 2020 году оно было заменено Постановлением Правительства РФ от 06.02.2020 № 101. В соответствии с ним на территории России разрешается промышленное культивирование безнаркотических сортов конопли, внесенных в Государственный реестр селекционных достижений. В реестр могут быть включены только сорта посевной конопли, содержащие в сухой массе листьев и соцветий верхних частей растения не более 0,1% тетрагидроканнабинола.

Когда в 2013 году Скигин отправился в турне по российским коноплеводческим предприятиям, то увидел, что практически все они находятся в плачевном состоянии. Не было профильных специалистов и подходящей техники. Стало понятно, что зайти по австралийской или голландской схеме в готовый бизнес не получится: нужно начинать с чистого листа. И в 2015 году совместно с российским партнером Евгений создал свой бизнес-проект — «Коноплекс».

Где достать семена?

В первую очередь необходимо было восстановить семенной фонд. Иностранные семена использовать в России нельзя даже в научных целях, так как во многих странах уровень допустимого содержания ТГК превышает показатели, разрешенные в России.

Семена, по словам Евгения, собирали по научным институтам, оставшимся с советских времен. Вести деловые переговоры по покупке земли в России для выращивания конопли поначалу было трудно. Это была новая сфера, ушло много сил, чтобы избавиться от существующих предрассудков, будто конопля — растение опасное и неоднозначное. До сих пор не все знают, что техническая конопля не имеет отношения к наркотикам, а является ценной сельскохозяйственной и промышленной культурой, не оказывающей какого-либо психотропного воздействия.

Начинали выращивать коноплю в разных регионах — Брянской, Рязанской областях. Но в итоге остановились на Пензенской области, где наиболее благоприятные климатические условия.

«Только самостоятельно получив достаточное количество семян, мы смогли перейти на промышленный сев: в 2015 году засеяли 115 гектаров в Брянской области, в 2016-м — 506 гектаров в Пензенской области и 449 гектаров — в Рязанской области, а в 2019 году площадь наших посевов составила уже более трех тысяч гектаров», — делится Евгений. 

Сейчас «Коноплекс» превратился в агрохолдинг, куда входят компании сельскохозяйственного и перерабатывающего направлений, научный центр и семеноводческое хозяйство, и стал лидером коноплеводства в России. «Коноплекс» засевает больше трети всей промышленной конопли в стране, ведет научно-исследовательскую деятельность — модернизирует агротехнологии и выводит новые сорта. В 2020 году в Госреестр вошли собственные высокопроизводительные сорта безнаркотической конопли «Милена» и «Роман».

Усилия «Коноплекса» не пропали даром — компании удалось восстановить посевной фонд технической конопли, разработать методы ее возделывания и переработки. Динамика рынка в стране положительная; площадь посевов, по словам Скигина, из года в год растет: в 2020-м было засеяно более 10,5 тысяч гектаров. Если говорить о валовом сборе пеньковолокна, то в 2020-м в России собрали около 3000 тонн, из них более тысячи тонн — урожай «Коноплекса».

Конопляное масло — суперфуд

Самая капиталоемкая задача, стоящая сейчас перед компанией, — развитие перерабатывающих мощностей. Производственной цепочки до «Коноплекса» не существовало, пришлось создавать ее с нуля. В прошлом году открылась новая площадка по производству пищевой продукции, объем инвестиций в нее на данный момент уже превысил 300 млн рублей. Это первое в стране производство масла полного цикла по технологии холодного отжима, построенное с нуля. Мощность предприятия — 15 млн бутылок в год. Евгений Скигин уверяет, что спрос на продукцию из конопли все время растет благодаря полезным свойствам растения.

«Рынок конопляного масла вырос за последние три года в 4 раза, хотя, конечно, это пока экзотический для россиян продукт. Конопляное масло — настоящий суперфуд, и все больше людей в России, как и во всем мире, придерживаются здорового образа жизни и выбирают здоровое питание. Продукты под брендами “Коноплянка” и “Кухня счастья” продаются более чем в 50 торговых сетях, онлайн-магазинах, маркетплейсах, экспортируются за рубеж. В прошлом году мы запустили собственный интернет-магазин hempproduct.ru», — рассказывает Евгений. 

Подразделение компании «Коноплекс Продукты Питания» в основном работает на внутреннем рынке, на экспорт идет совсем небольшая часть. На российском рынке компания может предложить более низкую цену, чем импортеры иностранной продукции, но работает все-таки в ценовом сегменте «средний плюс» и «премиум», что обусловлено спецификой культуры и стоимостью производства.

В этом году заработала и первая в России производственная линия «Коноплекс» по глубокой переработке конопляного волокна. С правительством России в конце 2020 года заключено первое в стране концессионное соглашение в сфере промышленности на создание завода по выпуску целлюлозы из лубяных культур — подобного предприятия нет в России, а применяемые технологии станут уникальными не только в стране, но и мире. Объем инвестиций составит более 3 млрд рублей.

«Рынок продуктов из конопляного волокна и его производных, по сути, только зарождается. Создание перерабатывающих предприятий откроет для отрасли новые перспективы — сфера применения технической конопли очень широка: от текстиля и нетканых материалов до биотоплива и экопластика. Отечественное конопляное волокно без применения избыточных химических веществ может заменить импортные аналоги», — уверен коноплевод. 

Действительно, сфера применения натуральных растительных российских материалов расширяется с каждым годом, вытесняя синтетические аналоги. Целлюлоза из лубяных культур близка по своим характеристикам к хлопковой целлюлозе, которую Россия полностью импортирует. Рынок хлопковолокна сегодня составляет порядка 50 тысяч тонн в год. Необходимо учесть, что импортируются и производные хлопкового волокна — пряжа, текстиль, которые также могут быть произведены из натурального отечественного волокна. Этот рынок уже на порядок больше.

В 2020 году в структуре продаж «Коноплекс» 40% составляли продукты питания, 40% — промышленное сырье и 20% — высококачественное волокно. Специфика сельского хозяйства и промышленного предприятия такова, что рентабельность достигается только при больших объемах и максимальной загрузке. Это долгосрочные и капиталоемкие проекты с длительным сроком окупаемости. Инвестиции группы компаний «Коноплекс» в коноплеводство в России уже составляют более 2 млрд рублей.

Нешуточный бизнес

За 13 лет в бизнесе Евгений Скигин, наверное, уже мог бы собрать анекдотов про коноплю на целую книгу. Правда, шуток на английском в ней было бы немного — в западном мире меньше путают техническую коноплю с наркотической. У них даже разные названия: hemp и marijuana. При этом экономический эффект от конопляного бизнеса очевиден — из конопли можно производить более 1000 наименований продукции. И пока в этой активно развивающейся сфере у России есть шанс занять лидирующие позиции на мировом рынке.

«То, чему ты посвящаешь жизнь, должно приносить не только деньги, но и удовольствие, тогда тебе будет сопутствовать удача, — считает Скигин, — коноплеводство — по-настоящему увлекательный бизнес, в котором совершается что-то действительно важное не только в разрезе одной компании или даже страны, а в мировом масштабе». 

Автор: Наталья Сысоева

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья