Menu
Технологии

Зачем нужна «национальная криптовалюта»

Небольшой сенсацией стало заявление заместителя председателя Центрального банка Ольги Скоробогатовой о том, что в конце концов в России появится своя «цифровая валюта». Поскольку представитель ЦБ не сообщил подробности, многие терялись в догадках, о чем идет речь, и даже высказывалось предположение, что предвидится появление какой-то новой денежной единицы. Поскольку карта «Мир» должна сыграть роль «русской Визы», никто не удивится, что может встать вопрос и о появлении «русского биткоина» – тем более что президент страны «заболел цифровой экономикой».

© Валерия Потапова / Фотобанк Лори

На повестке – крипторубль

Однако вряд ли эмиссионный банк страны будет конкурировать сам с собой, создавая параллельно рублю другую валюту. Речь идет только о том, чтобы расчеты с безналичными рублями могли существовать в системе распределенных реестров.

Бывший зампред ЦБ, заведующий кафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС Константин Корищенко отмечает, что «национальная криптовалюта» – скорее фигура речи. Если внимательно изучить то, что сказала зампред ЦБ, можно понять, что она имела в виду сохранение рубля в качестве национального платежного средства и его перевод на иную форму обращения.

«Национальную виртуальную валюту в данном контексте надо трактовать как создание иной распределенной платежной системы для российского рубля», – констатирует эксперт.

Как раз для изучения возможности применения распределенных реестров Центробанком создана Асоциация «ФинТех». Как рассказал «Инвест-Форсайту» руководитель рабочей группы развития технологии распределенных реестров (блокчейн) Ассоциации «ФинТех» Алексей Архипов, в рамках Ассоциации разрабатывается технология «Мастерчейн» – именно она может стать основой инфраструктуры, на которой будет тестироваться возможность реализации национальной цифровой валюты.

«Если взглянуть на международные рынки, мы увидим, что практически все финансовые регуляторы проводят исследования по возможности создания национальных цифровых валют. Но нужно понимать, что предстоит долгая работа, потому что, с одной стороны, это выгода, но, с другой, – новые типы рисков, которые следует оценить», – объяснил Архипов.

Мировой опыт

Российский регулятор далеко не первым начал изучение возможностей блокчейна. Как сообщает издание forklog.com, первый в мире страной, объявившей о выпуске национальной криптовалюты, стал Тунис, который в 2015 году ввел в обращение  цифровой динар (eDinar) на основе блокчейна. Проект реализован в партнерстве с швейцарским финтех-стартапом Monetas и почтой Туниса.

Осенью прошлого года Сенегал запустил собственную цифровую валюту на основе технологии блокчейн. Получившая название eCFA новая цифровая валюта стала законным платежным средством наравне с франком КФА – денежной единицей французских владений в Западной и Экваториальной Африке; при этом, после запуска eCFA в Сенегале новая цифровая валюта будет распространена и в другие страны, использующие франк КФА. Эмитентом новой криптовалюты выступил сенегальский банк Banque Régionale de Marchés (BRM) в партнерстве с компанией eCurrency Mint Limited.

Также в прошлом году заместитель председателя Приднестровского республиканского банка (ПРБ) Сергей Руссов заявил, что Приднестровье может в обозримом будущем обзавестись собственной национальной криптовалютой.

«Вполне вероятно, что в недалеком будущем в Приднестровье появится криптовалюта как платежная система титульных знаков (подобно электронному кошельку для WebMoney, Яндекс.Деньги и т.п.). В дальнейшем криптовалюта станет исполнять роль фидуциарных денег», – заявил Руссов.

В феврале пришло сообщение, что Народный банк Китая провел тестирование прототипа национальной цифровой валюты, при этом объявлено, что для тех пользователей, которые будут использовать цифровые деньги в расчетах на смартфонах или ноутбуках, криптовалюта НБК не будет сильно отличаться от системы оплаты вроде Alipay или WeChat.

На Украине активно обсуждается проект «криптогривны», но поддержку Национальногго банка он еще не получил.

Размножаются и местные криптовалюты. В этом году состоялся запуск фунта Ливерпуля – цифровой валюты на основе технологии цветных монет израильского блокчейн-стартапа Colu. Ранее, в 2015 году, Лозанна и Женева запустили местную валюту с названием «леман», а кантон Вале до конца текущего года планирует перейти на «фаринеты». Вообще, Швейцария благодаря своей политической децентрализации и невхождению в Евросоюз является наиболее передовой криптодержавой мира. В декабре 2016 года муниципалитет города Цуг объявил, что запущенный ранее пилотный проект по оплате коммунальных и других услуг при помощи биткоина теперь будет доступен на постоянной основе. В швейцарском кантоне Тичино также готовятся к запуску местной криптовалюты под названием Ticinocoin: в феврале прошел тестовый запуск сети.

Зачем это нужно?

Само по себе появление новой среды для электронных расчетов еще не является чем-то революционным, и потому может встать вопрос: зачем вообще все это нужно, стоит ли овчинка выделки? По умолчанию считается, что важнейшее достоинство блокчейна – надежность и защищенность от хакерских атак. В апреле этого года «Ак Барс Банк» совместно с консалтинговой компанией ForkLog Research представил публичное исследование «Блокчейн как способ решения ряда задач банковской системы», в котором объяснялось, что применение виртуальной валюты, построенной на технологии распределённого реестра, существенно повышает скорость, безопасность, прозрачность и снижает стоимость транзакций.

Константин Корищенко отмечает, что положительными последствиями построения расчетов на базе блокчейна будет повышение надежности и создание независимой системы, которая могла бы поддерживаться не только Центральным банком, как сегодня, но и всей банковской системой. Однако у системы может быть одна существенная особенность: она не будет в каком-то смысле подконтрольна Центральному банку – и пути ее развития будут, в общем-то, определяться рынком, а не государством.

Именно неконтролируемость может стать важнейшим камнем преткновения, мешающим тому, чтобы руководители Банка России вошли в число «блокчейн-энтузиастов». Как отмечает председатель правления IVenturer Foundation RUS Алексей Олин, перед ЦБ и рабочей группой стоит чрезвычайно нетривиальная задача: локализовать децентрализованное и найти способ контроля и мониторинга системы, не предусматривающей вмешательства извне – ибо криптовалюта по своему определению не имеет территориальных границ и не предполагает «администрирования». При этом крайне важно, чтобы решение было удобным и не лишило криптовалюту ее преимуществ.

Расширенный функционал

Впрочем, Константин Корищенко отмечает, что блокчейн позволил бы расширить функционал платежной системы: та могла бы позволить фиксировать и передавать более сложные документы, связанные с платежами. То есть платежная система обеспечивала бы оборот не только денег, но и связанных с системой контрактов.

«В эту систему можно было бы поместить не только рубли, но и, скажем, ценные бумаги», – предполагает Корищенко.

Отдельный вопрос – для кого будет предназначена внедряемая ЦБ платежная блокчейн-система. Вероятно, начнется все с обслуживания межбанковских расчетов – поскольку именно они будут находиться в центре внимания регулятора. Но если платежной системой будут также пользоваться организации и физические лица, ее последствия могут оказаться гораздо более глубокими, чем просто появления более надежных расчетов.  Как отмечает региональный директор инвестиционной социальной сети eToro в России и СНГ Павел Салас, если все расчетные операции будут фиксироваться в блокчейне, то та же налоговая служба будет иметь доступ к этой информации, и возникнет возможность удержания налогов в автоматическом режиме. Таким образом, денежные операции станут открытыми. Более того: возникнут предпосылки  к уходу банков и карточных систем с платежного рынка.

«Мы убираем посредников и добавляем более быстрые и оптимальные процессы при распределении денежных средств, кредитов и прочее, – считает Павел Салас. – Вместо того чтобы использовать кредитную карточку, на которой по факту находятся виртуальные деньги, будут использоваться аналоговые кошельки на криптосчете и оплачиваться точно так же».

С ним согласен старший аналитик QBF Роман Кузнецов:

«Безналичные средства, хранящиеся «на карточке», по факту являются обязательствами банка перед клиентом, и в случае банкротства банка могут сгореть. Виртуальная валюта исключает этот недостаток, поскольку банк пропадет из цепочки расчетов, а его место заменяет технология blockchain (технология распределенных реестров), оператором которой является все цифровое сообщество. С этой точки зрения национальная виртуальная валюта интересна и послужит снижению рисков банковского сектора».

Обещанного три года ждут

Когда же можно ожидать появления крипторубля? Алексей Архипов из Ассоциации «ФинТех» заявил «Инвест-Форсайту», что «это вопросы среднесрочной или долгосрочной перспективы».

«Насколько известно Ассоциации «ФинТех», Банк России в ближайшие несколько лет намерен сосредоточиться на задаче создания технологической инфраструктуры, которая позволила бы провести тестирование цифровой валюты в ограниченной экспериментальной среде. Также необходимо изучить возможные последствия создания цифровой национальной валюты для макроэкономики, монетарной политики, финансовой стабильности, а затем ставить вопрос о целесообразности создания национальной криптовалюты», – осторожно предсказывает эксперт.

Начальник отдела стратегического «Ак Барс Банка» Руслан Селиванов прогнозирует, что «вероятность появления такой валюты велика, но, скорее всего, это произойдет в лучшем случае через 3-4 года».

Роман Кузнецов, говоря о предварительных условиях появления блокчейн-расчетов, указывает, что, во-первых, Центробанком должно быть принято политическое решение, во-вторых, должны быть найдены ресурсы, с помощью которых эта система будет создаваться, и, в-третьих, должен быть найден тот интеллектуальный и технологический центр, который мог бы это реализовать.

«Сегодня на рынке наиболее подходящим кандидатом на эту роль является национальный резервный депозитарий, в который входит группа московской биржи, – уверен аналитик. – И если они этой задачей, что называется, озабочены, то они смогут ее решить, но думаю, что это займет не один год».

«Считаю необходимым всем участникам ‎рынка работать над возможными решениями и активами для блокчейна, чтобы эти разработки были не внешними, а еще и российскими, – говорит Станислав Машагин, генеральный директор инвестиционной компании «ВолгаКапитал». – Блокчейн-рубль, например, могло бы создать Правительство России. Роснефть могла бы выпустить актив, обеспеченный своей добычей нефти. Все, что угодно. Россия – страна с богатыми ресурсами. Невероятный прорыв может случиться, если мы будем генерировать цифровые ресурсы в блокчейн и финансировать свою экономику этими ресурсами. Мы просто забудем о долларах и долгожданных иностранных инвестициях, они станут более не нужны. Россия не должна упустить свой шанс сидеть за этим столом. Я считаю, за этим будущее».

Автор: Константин Фрумкин

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья