ENG
В мире, Стартапы

Запустить биотех-стартап в США: личный опыт

В 2014 году юрист по образованию Кирилл Суслопаров оставил топовую должность в свердловском ВТБ-24 ради собственного бизнеса. Годом ранее он познакомился с российскими учеными, которые придумали препарат для плохо срастающихся переломов. Они искали менеджера с успешным опытом управления, а он — перспективный биотех-стартап. Через некоторое время Суслопаров стал сооснователем проекта Mezomax. Он сумел найти инвесторов для российской разработки в США. Сейчас компания базируется в Сан-Франциско. После окончания регистрации препарата она намерена занять нишу на местном фармацевтическом рынке. Кирилл Суслопаров рассказал «Инвест-Форсайту», почему проект не остался в России, как зарегистрировать стартап в США и найти там инвесторов. 

Разработано в России 

Банковская сфера — хорошая школа, и я благодарен коллегам, с которыми работал. Однако больше всего мне нравится креативный бизнес. Там, где есть инновации и где ситуация быстро меняется, в том числе благодаря твоим личным усилиям. Я всегда хотел работать на себя, чтобы самостоятельно принимать решения и нести за них ответственность. Чтобы не нужно было оглядываться на вышестоящих руководителей и принимать неудобные решения. Работая в крупном банке, я понял, что в крупной системе, как бы ни старался, все равно останусь винтиком огромного механизма, а мне хотелось большего — создать что-то свое, действительно стоящее и интересное дело. Однажды я услышал от знакомых, что научные сотрудники Российской Академии наук и эксперты в области механохимии Григорий Коныгин и Дмитрий Рыбин разработали инновационный лекарственный препарат для лечения плохо срастающихся переломов. Знакомые с восхищением рассказывали о его эффективности: он здорово помог в сложной ситуации их родственникам. Я с интересом воспринял эту информацию, потому что искал научные разработки, которые можно было бы продвигать на рынке. Но сразу ничего не стал предпринимать — в то время я сомневался в целесообразности вхождения в фармацевтический бизнес. Слишком затратно, да и, что греха таить, кланово в нашей стране — заняться этим может позволить себе, за редким исключением, только государство или бигфарма.

Вдруг аналогичная проблема со здоровьем возникла у моих близких. Я сразу понял, что это знак, и мы с моим партнером попросили о встрече с разработчиками. Тут, надо заметить, очень важно иметь связи — людей, которые могли бы тебя отрекомендовать. Быстрый старт в партнерских отношениях возможен при наличии хорошей репутации партнеров и взаимном доверии. А доверие зарабатывается, как правило, годами.

Услышанное на первой встрече показалось настолько увлекательным, что я сразу погрузился в изучение материалов и состояния дел в этой области на мировом уровне. Собранные факты укрепили меня в намерениях. Окончательно сомнения развеяли отзывы близких, которым помогла разработка наших ученых. Впоследствии я наблюдал выздоровление много раз. Одно дело — сухая статистика, отчеты, международные патенты, публикации и даже мнения экспертов. И совсем другое, когда видишь практические результаты, которые задевают тебя лично. Это действенный способ убеждения.

Регистрация стартапа в США 

Мы организовали Mezomax в конце 2017 года. США выбрали по нескольким причинам: во-первых, здесь очень давно и хорошо развит рынок венчурного финансирования. Во-вторых, в последние несколько лет рынок биотехнологий в США непрерывно растет, в отличие от того же рынка IT. Поэтому внимание инвесторов приковано к биотехнологическим стартапам — туда вкладываются значительные денежные средства. Если несколько лет назад средняя сумма посевного финансирования биотехнологического стартапа в среднем составляла от $500 тыс. до $1 млн, то сейчас — от $1,5 до $3 млн. В России рынок венчурного финансирования только начинает формироваться, а для стартапа, особенно биотехнологического, найти «длинные» деньги на приемлемых условиях почти невозможно, учитывая, что речь идет о сотнях миллионах рублей.

Мы зарегистрировали Mezomax в форме Delaware C-Corp. Это самый распространенный для американского стартапа вид регистрации компании. Потому что, с одной стороны, в Delaware C-Corp — выгодные налоговые льготы. (Если, например, компания не планирует фактически располагаться и вести деятельность в штате, она не подлежит налогообложению на общих условиях. Единственный налог, который нужно будет платить, — годовой налог за регистрацию в штате: примерно $300.) С другой стороны, отрегулирована система решения корпоративных споров с предсказуемым исходом. Чтобы стать учредителем или директором Delaware C-Corp, не нужно быть резидентом штата или страны. Для иностранцев это очень удобно.

В США существует несколько платформ юридического сопровождения компании, которые дают возможность сделать регистрацию дистанционно, предлагая формы всех необходимых для заполнения документов. Мы использовали Clerky — система предназначена специально для стартапов. Пакет документов состоял из certificate of Incorporation (свидетельства о регистрации); bylaws (уставов); capitalization table (таблицы капитализации); books and records of account (книг и учетных записей); confidential information and invention assignment agreement (конфиденциальной информации и соглашения об использовании изобретения). По времени регистрация заняла примерно месяц с учетом погружения в юридические тонкости корпоративного законодательства США. Затраты в общей сложности составили около $1500. Delaware C-Corp платит все налоги, как и любая другая компания, за исключением налога на прибыль, если еще нет продаж. Свой бизнес в США не дает каких-либо особенных льгот.

Впечатлить инвесторов

Нам было непросто прорваться в IndieBio. Это крупнейший биотехнологический бизнес-акселератор в Силиконовой Долине, подразделение венчурного фонда SOSV. Они два раза в год устраивают конкурсы биотехнологических бизнес-проектов, которые собирают со всего мира. Цель их программы — превратить научных работников в предпринимателей. А это разные менталитеты. Помочь научиться, как превратить свою разработку в продукт, а продукт вывести на американский рынок. Обучить навыкам ведения высокотехнологичного бизнеса в США и подготовить к общению с инвесторами.

Конкурс огромный, экспертиза многоуровневая, отбор строгий. Но оно того стоит. Чтобы попасть в программу, мало иметь перспективную разработку и высококлассную команду, надо продемонстрировать свою мотивированность, заинтересованность в проекте и умение команды решать поставленные задачи. IndieBio предоставляет базовое финансирование в размере $250 000 для участия в программе, организует общение с менторами и бизнес-средой, а также доступ к биологической лаборатории для проведения экспериментальной проверки вашей идеи. Нам повезло — мы прошли отбор, нашу команду и проект посчитали перспективными на американском рынке. Команда IndieBio — высокопрофессиональная, доброжелательная и искренне заинтересованная в твоем прогрессе. После выпуска из акселератора у нас начался переговорный процесс с инвесторами из Кремневой долины, Нью-Йорка и Европы. В пользу эффективности обучения в Indie Bio говорит хотя бы тот факт, что нам практически сразу удалось поднять первые $400 тыс. от инвесторов, которые сочли проект очень перспективным. А ведь такие переговоры занимают, как правило, немалое время.

Следующий этап

Сейчас мы находимся на этапе посевного финансирования, проводим переговоры с инвесторами, ищем партнеров. Намерены собрать $5 млн в этом раунде финансирования, часть денег уже получили. Средства потратим на первый этап регистрации препарата. С учетом особенностей оформления нашего лекарственного препарата мы планируем зарегистрировать его через четыре года. Наша разработка создана на основе производных углеводов, они малотоксичны и эффективны при лечении костных заболеваний. Запатентован препарат во многих странах мира, в том числе в США и Европейском Союзе. Сейчас на рынке США нет зарегистрированных препаратов по таким показаниям, поэтому, строго говоря, не с чем напрямую сравнивать.

Эксперименты на животных показали: регенерация костной ткани при приеме препарата происходит минимум в полтора раза быстрее, чем в контрольной группе. Для его регистрации необходимо пройти доклинические и клинические испытания, программа которых разрабатывается и утверждается Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA — Food and Drug Administration) на основании данных предварительных экспериментов по токсичности и эффективности продукта. Эксперименты, которые проведены в нескольких медицинских академиях и специализированных лабораториях в России и США, будут положены в основу нашей заявки на прохождение регистрации. Считается, что регистрация лекарственного препарата в США — одна из самых продуманных процедур в мире. Клинические испытания должны проходить в лабораториях и клиниках, которые соответствуют строгим критериям отбора FDA. Время и стоимость определяются многими параметрами, например показаниями к применению и механизмом действия препарата. Обычно прохождение испытаний может длиться многие годы, а затраты составлять миллиарды долларов. В нашем случае сроки могут быть существенно сокращены.

Если нам удастся зарегистрировать препарат за четыре года, мы планируем выйти в первую очередь на рынок США. В США ежегодно происходит 8 млн переломов, из них 600 тыс. — плохо срастающиеся. На лечение всех переломов по стране уходит $21 млрд, из которых $9,2 тратится только на лечение плохо срастающихся переломов. При этом, как я уже упоминал, в США не существует одобренного FDA лекарственного препарата, предназначенного для лечения сложных и плохо срастающихся переломов.

Американская школа бизнеса 

Я переехал в Сан-Франциско в конце 2017 года и достаточно быстро адаптировался к американской жизни. Многому научился за это время. Американцы — открытые и доброжелательные люди. Сан-Франциско — прекрасный город, мягкий климат, замечательная природа. Не без проблем, но вглядываться в них нет времени. Сначала мне было очень непривычно погружаться в специфику делового общения в США. Если в России для решения какого-либо вопроса достаточно сделать несколько звонков, здесь все может затянуться на несколько дней. У всех расписание, свои задачи, так просто со своей проблемой не вклинишься. Чтобы обсудить какой-то вопрос, приходиться записываться на звонок или встречу заранее и ждать примерно неделю.

Для успешной работы с инвесторами в структуре стартапа обязательно должны присутствовать американские советники — признанные в США эксперты в области продвигаемой разработки. На их мнение инвесторы опираются в процессе принятия решения при открытии раунда финансирования. Нам повезло: с нами сотрудничает профессор Стэндфордского университета доктор Дэвид Карпф. Мы признательны ему за то, что он оценил и поверил в наш продукт. Его помощь и советы бесценны. Профессор Карпф помог сориентироваться в процессах регистрации лекарственного препарата и сейчас активно участвует в жизни Mezomax.

Американские сотрудники и инвесторы — профессиональны и невероятно, по российским меркам, работоспособны. Инвесторы вкладывают деньги не только в проект, но и в команду. Если продукт хороший, но есть даже легкие сомнения в способности команды его реализовать, — не дадут ни цента. При этом инвесторы скрупулезно контролируют исполнение проекта, включая работу своих представителей в Совете директоров компании. Американцы, при всей своей тяге к индивидуализму, хорошие командные игроки. Вообще местная бизнес-среда производит неизгладимое впечатление. Тут есть чему поучиться.

Беседовала Ольга Гриневич

Фото представлено Mezomax

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья