ENG
В мире, Стартапы

Как запустить кофейный бизнес в Канаде

В 15 лет Тимур Кузьмин, сын бывшего советского офицера и основателя группы компаний RH Retail & HoReCa, считался самым молодым предпринимателем России. Свой первый проект — Vortex Sport — он, по его словам, запустил без поддержки отца. Сейчас ему 18 лет. Он учится в 12‑м классе канадской школы и управляет несколькими бизнес-проектами одновременно. Его последний стартап — сеть кофе-корнеров Vortex Coffee. В России под этим брендом уже работают 54 кофейных зоны. Перед началом пандемии Кузьмин привез кофейные модули в Канаду. Что из этого получилось, он рассказал в интервью «Инвест-Форсайту». 

Разрыв шаблона

В 2016–17 гг. меня называли самым молодым предпринимателем России. Тогда я действительно был самым молодым зарегистрированным учредителем ООО на Северо-Западе РФ. На тот момент мне было 15 лет. Сейчас наверняка есть предприниматели моложе меня. В 15 лет я осознанно ничего не выбирал. Просто действовал так, как мне казалось правильным. Даже сейчас не могу утверждать, что бизнес — моё призвание. Скорее, это удобная для меня форма жизни, позволяющая отклоняться от общепризнанного шаблона действий молодого человека: школа, вуз, поиск работы и пр.

Я больше, чем многие сверстники, могу выбирать — что мне делать, а чем пренебречь или оставить до лучших времен. Могу принимать на работу сотрудников, ставить им задачи, определять стратегию действий на рынке и пр. В 18 лет это доступно немногим. Другое дело, что для кого-то это имеет ценность, а кому-то кажется обузой. Для меня возможность поступать «не так, как все» ценна. Плюс мне нравится принимать решения и вовлекать людей в их реализацию.

Если говорить о призвании, мне ничуть не меньше нравится музыка. Я создаю собственные композиции под именем Zmin и, возможно, в будущем начну заниматься музыкой больше, чем коммерческой деятельностью.

Учеба за границей

Последние годы я перемещался по сложному маршруту: Россия — США — Россия — Канада. В 11 лет я переехал из Санкт-Петербурга в Майами по инициативе старшей сестры Ксении (Ван де Камп), а в 14 вернулся в Россию по требованию отца. Он предоставил мне возможность учиться в Канаде в 2018 году — тогда мне исполнилось 16. В апреле этого года я вернулся в Россию, потому что не хотел просто сидеть в Канаде и ничего не делать, ожидая окончания карантина. Сейчас мне 18 лет. Я живу и работаю в Санкт-Петербурге, а учусь удаленно в 12-м классе канадской школы, как все местные школьники.

После жизни в США мне не пришлось ни к чему особо привыкать в Канаде. Жизнь там как две капли воды повторяет жизнь в США. По большей части я сам занимался организацией своего обучения и в целом пытался составлять для себя удобный распорядок дня. Главное — уметь правильно использовать своё время, тогда неудобств не возникнет. После окончания школы я планирую поступать в Toronto University. В этом университете, по моему мнению, образование имеет очень хорошее соотношение цена/качество.

Первый бизнес

Если не считать того, что в 14 лет сестра Ксения возвела меня в статус управляющего партнера ее американской компании BMS LLC, свой первый бизнес я запустил в 15 лет. Это был спортивно-развлекательный проект Vortex Sport (ООО «Вотрекс Спорт» — ред.). Я не хотел ходить на занятия по смешанным единоборствам, к посещению которых меня обязал отец, и предложил своему тренеру организовывать эстафетные баттлы между спортсменами из разных видов спорта. Например: в формате, близкому к кроссфиту, соревнуются регбист и игрок в американский футбол или чемпион по самбо и титулованный мастер паркура. Проект успешно стартовал и получил известность в спортивном мире. Сейчас я являюсь совладельцем не только Vortex Sport и управляющим партнером компании BMS LLC, но также разработчиком агрегатора промобюджетов Team Vortex, основателем ритейл-проекта Vortex Coffee и CEO канадской компании RainBlade, которая занимается продвижением кофейных решений семейства Vortex Coffee. Список можно продолжить: я собираюсь возглавить компанию RH Retail & HoReCa («РусХОЛТС»). Во всяком случае, на этом настаивают топ-менеджеры компании, де-факто управляющие ею в течение последних полутора лет. Но я пока относительно главы «РусХОЛТС» не принял окончательного решения — слишком велика нагрузка.

Невозможно успеть всё. Я стараюсь распределять своё время так, чтобы успеть сделать самое необходимое. Около 6–7 часов в день уделяю учебе, примерно столько же времени работаю. Бывает, конечно, что времени совсем не хватает даже на еду и сон, но чаще всего я стараюсь избегать таких «завалов».

Доходный кофе

Изначально кофе-корнеры Vortex Coffee задумывались как вспомогательный вид деятельности, поддерживающий бренд Vortex Sport. Я ставил кофе-корнеры с бесплатным кофе на время проведения спортивных эвентов, и гости выпивали слишком много бесплатного кофе. «Слишком много» — это когда 250 гостей с двух кофе-корнеров выпивают 500–600 чашек за 4 часа проведения мероприятия. После того как я установил на кофе-корнерах карточные терминалы оплаты, количество выпитого кофе упало лишь на 20%. Тогда я решил развивать Vortex Coffee как отдельный бизнес-проект и не ошибся.

Сегодня один кофе-корнер Vortex Сoffee в России стоит 700 000 руб. Я решил не замыкать развитие проекта в рамках одного юридического лица, а использовать несколько каналов продвижения для ускорения распространения на рынке. Поэтому кофе-корнеры семейства Vortex устанавливаются несколькими юридическими лицами, среди которых ООО «Кофе Корнер», ООО «Автобар», ООО «РусХОЛТС», ООО «Прокон». Вы можете встретить кофейные уголки в магазинах «Призма», «Максидом» и «Лента», в офисах РЖД и коворкингах Новой Голландии, в кондитерских «Милна» и в Санкт-Петербургском центре репродукции. Решение предлагается в том числе под торговыми марками заказчиков, поэтому я надеюсь в скором времени показать множественное присутствие своих кофейных решений на российском рынке. Сейчас на территории РФ действуют 54 кофейные зоны.

Эффективность проекта Vortex Coffee можно оценить так: на установку 54 кофейных зон было затрачено 700 тыс. х 54 = 37 млн 800 тыс. + 10% (сопутствующие расходы) = 41 млн 580 тыс. руб. Эти 54 кофейные зоны в среднем продают 45 чашек кофе в сутки. Средняя цена продаваемой чашки — 100 руб., средняя доходность с проданной чашки — 70 руб. За год получаем прибыль по наценке 54 х 45 х 70 х 365 = 62 млн 86 тыс. руб. Средняя стоимость аренды мест установки кофе-корнеров составляет 15 тыс. руб./мес. Считаем расходы на аренду 54 х 15000 х 12 = 9 млн 720 тыс. руб. Эти 54 кофейные зоны обслуживают примерно 10 человек с заработной платой 60 тыс. руб./мес. включая налоги. То есть расходы на персонал за условный год составили 10 х 60 000 х 12 = 7 млн 200 тыс. руб. Теперь подводим итоги: 62 086 000 – 41 580 000 – 9 720 000 – 7 200 000 = 3 млн 586 тыс. Такую сумму прибыли принес российский проект за условный год работы. По сути, это и есть выход в плюс. При этом затраты на оборудование окупились; следующий год работы должен принести не менее 37 800 000 руб. прибыли больше.

Курс на Канаду

До пандемии я отправил в Канаду два спроектированных мною кофейных модуля стоимостью $14 000 каждый (это авторская идея, о реализации которой я писал еще два года назад). Причина моей «канадской активности» проста — я там учился и не видел никаких препятствий для развития своего кофейного проекта. Тем более в Канаде просто зарегистрировать компанию — это занимает несколько часов. Заполняешь электронную форму и ждешь электронное подтверждение регистрации. После этого идешь в банк и в течение пары часов открываешь расчетные счета. Всё, но во избежание ошибок я бы рекомендовал привлечь к этому занятию местного профи. За $500 он сэкономит вам время и нервы.

Канадский и российский кофейные рынки оказались близки друг к другу. В обоих случаях культура потребления кофе весьма примитивна. Люди мало знакомы с тем, что принято называть «хороший кофе». Менеджмент торговых сетей и сетей АЗС (основных мест, где хорошо продается кофе To Go) не имеет представления, что такое «эффективный кофейный бизнес». Эта ситуация открывает широкие возможности для развития кофейного бизнеса, но нужно учитывать, что большая часть стартовых инвестиций ложится на предпринимателя. Иными словами, у вас никто ничего не купит, пока вы не установите у заказчика несколько кофе-корнеров и не докажете ему, что они реально продают кофе в тех количествах и по той цене, которая была указана в бизнес-плане.

Пробный заход

В Канаде я установил аппараты в одном здании — просто в разных локациях. Здание очень большое и если бы на момент установки у меня были в распоряжении еще кофе-корнеры, поставил бы не два, а три-четыре. Естественно, до ввода карантинных ограничений. Сейчас в даунтауне Торонто по прежнему закрыто большинство магазинов и наблюдается низкий клиентский трафик. Всего в открытие двух кофе-корнеров я вложил $32 тыс. Из них $28 тыс. стоили кофе-корнеры, остальные деньги я потратил на их дооснащение перед установкой. В первой точке, которая находилась в холле около ресепшена, выпивали до 60–70 чашек в день. Во второй «кочующей» точке удавалось продавать по 80–100 чашек в день. После введения карантинных ограничений ситуация изменилась: продажи на первом этаже бизнес-центра снизились до 10–20 чашек, зато продажи на ресепшене кондоминимума выросли до 95–115 чашек в сутки. Это объяснялось тем, что резиденты кондоминимума опасались выходить за пределы здания, но не отказывались от возможности выпить приличный кофе.

Перезагрузка

Сейчас канадский проект находится на стадии перезапуска. Пока я работаю в России, канадским проектом управляет менеджер российского происхождения, имеющий опыт развития вендингового бизнеса. Он недавно переехал в Канаду и был рад получить такое предложение о сотрудничестве. Далее я планирую развивать проект аналогично тому, как он развивается в РФ.

Мы планируем сделать 15–20 демонстрационных установок под брендом RainBlade и продавать кофе-корнеры семейства Vortex различным партнерам, заинтересованным в создании собственного кофейного бизнеса. Онлайн-управление кофе-корнерами должен взять на себя наш мониторинговый центр в Канаде. Всего в страну отправлено 14 кофе-корнеров. Надеюсь, скоро они будут установлены на различных объектах в провинциях Онтарио и Квебек.

В развитие проекта я планирую вложить $480–550 тыс. в течение двух лет, включая $200 тыс., которые уже вложил ($32 тыс. стоили два кофе-корнера, установленные до моего отъезда в РФ, 12 аппаратов стоимостью $168 тыс. были отправлены в августе). Свои проекты в Канаде и США я хочу развивать дальше, но при этом не собираюсь терять связь с Россией. Иначе бы я не вступил в «Деловую Россию» и не участвовал во многих чисто российских проектах. А как будет дальше — посмотрим.

Вопросы Ольга Гриневич

Фото из личного архива Тимура Кузьмина

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья