ENG
Generic selectors
Exact matches only
Поиск по заголовкам
Поиск по содержимому
Search in posts
Search in pages
Инвестклимат, Мнение

10 лет спустя: Кризис 2008 года глазами американцев

Владимир Миловидов – заведующий кафедрой международных финансов МГИМО, руководитель Центра социально-экономических исследований РИСИ

15 сентября 2008 года крупнейший банк Lehman Brothers фактически заявил о своем банкротстве. Это стало кульминацией глобального долгового кризиса, симптомы которого с нарастающей силой давали о себе знать с 2007 г. В России эту новость встретили резким падением котировок ценных бумаг, а 17-18 сентября было принято решение об остановке торгов на биржевых площадках…

В начале сентября 2018 г. эксперты Американского института предпринимательства предложили анализ опросов мнения американцев, проведенных за последние 10 лет, с целью оценить: как изменилось общественное восприятие экономических тенденций, эффективности регулирования, общего состояния экономической устойчивости. Полученная картина оказалась весьма пестрой. Пока о радикальном улучшении настроений и оценок говорить не приходится. Вот лишь некоторые оценки и цифры.

Фото: publicdomainpictures.net

Накануне кризиса 2008 года в среднем 27% американцев были обеспокоены тем, что их доходы могут снизиться (из-за уменьшения зарплаты, увольнения, сокращения рабочего дня). В 2009 году удельный вес респондентов, которых волновало такое развитие событий, составил 46%. В настоящее время их 32%, то есть выше, чем в докризисный период. Это уровень конца 90-х – начала 2000-х годов, когда еще были свежи воспоминания об азиатском кризисе. Данный факт может говорить о том, что последствия кризисных процессов в конце 90-х гг. американцами переживались менее остро, чем последствия кризиса 2008 года.

Причем сохранение относительно высокой доли (более трети респондентов) американцев, которые беспокоятся о стабильности своего дохода, соседствует с ростом удельного веса тех, кто видит большие возможности найти новую работу. Нынешнее время 68% американцев оценивают как весьма подходящее для поиска новой работы, а 50% уверены, что имеют широкий выбор потенциальных рабочих мест по соседству с местом жительства. Чем же тогда объясняется пессимизм относительно будущих доходов и уровня жизни? Некоторый свет на эту, казалось бы, загадку проливают оценки американцев надежности финансовых институтов.

Лишь 30% американцев твердо убеждены в надежности банков и 31% – в профессионализме и порядочности менеджеров, возглавляющих институты финансовой системы Америки. В середине 2000-х гг. банкам полностью доверяли 60% жителей США, а финансистам-управленцам – свыше 60%. Доля тех, чье доверие к ФРС – банковскому регулятору США – увеличилось, составляет примерно 12%, не изменили своего мнения 47%, а у 38% доверие к регулятору снизилось. Устойчивое падение доверия к ФРС фиксируется опросами с 1987 года.

Сильно от кризиса 2008 года пострадала репутация тех, кто трудится на Уолл-стрит – инвестбанкиров, брокеров и т.д., то есть специалистов фондового рынка. Сохраняют высокий уровень доверия к представителям биржевого сообщества всего лишь 7% американцев. А вот 48% говорят, что вообще не имеют к ним и малейшего доверия. Некоторое доверие испытывают 39% участников социологических опросов. Если же говорить об оценках доверия американцев по широкому кругу сфер деятельности, то самое большое доверие вызывают представители малого бизнеса – их сторонников 75% среди всех респондентов, а самый высокий уровень недоверия – у членов Конгресса (им не доверяют 60% опрошенных), биржевиков с Уолл-стрит (57%) и автомобильных дилеров (56%), а еще у представителей федерального правительства, то есть президентской администрации (54%).

Несмотря на то, что участники рынка ценных бумаг США не пользуются доверием широких слоев населения, в стране, где финансовый рынок – неотъемлемая часть и экономики, и истории, и культуры, 62% участвовавших в социобиологических опросах считают, что пресловутый Уолл-стрит является важным и существенным элементом экономики, так как обеспечивает бизнес необходимыми инвестициями. Правда, чуть более 20 лет назад, в 1996 году, их было 69%.

При этом 68% американцев категорически не согласны с тезисом о том, что люди, работающие на фондовом рынке, такие же честные и наделены высокими моральными качествами, как рядовые американцы. В 1996 году таких было 52%, а верили тогда в моральные качества и честность биржевиков 43%. Сейчас оптимистов осталось лишь 28%. 70% опрошенных американцев уверены: большинство работников Уолл-стрит готовы нарушать законы, если подобное принесет им выгоду и они останутся безнаказанными. Это можно считать общественным приговором финансовой отрасли.

Перечень примеров, подтверждающих крайне негативное восприятие финансистов в среде простых граждан, можно продолжить. Но важным обобщающим показателем могут быть данные о том, кого американцы считают виновниками кризиса. По данным опросов, 78% респондентов называют банкиров, финансистов, тех, кто выдает рискованные кредиты. Кроме того, 68% обвиняют в кризисе федеральное правительство США, а 60% – самих заемщиков, которые не оценивают свои возможности вернуть долг.

А кто же, по мнению американцев, внес наибольший вклад в борьбу с кризисом? Оказывается, 42% (это максимум) приписывают заслугу президенту Бараку Обаме, 31% – американскому народу, 22% – представителям Демократической партии в Конгрессе и только 7% – самим финансовым институтам и банкам. А наибольший урон экономике страны, по мнению американцев, нанесли представители ипотечной индустрии – 83% опрошенных назвали их виновниками всех бед.

На ключевой вопрос «Стала ли финансовая система и экономика США более безопасной?» 63% американцев вот уже который год подряд (с 2013 г.) отвечают отрицательно.

Вот так отражается кризис в сознании американцев. Мы также встречаем десятилетнюю веху кризиса 2008 года со своими оценками и ожиданиями. К сожалению, на эти оценки наслаиваются иные экономические проблемы, которые уже никак не связаны с прошедшим кризисом, но тема разговоров крутится вокруг близких тем: доллар, курс, процентные ставки… Прошлое не существует без настоящего, устремленного в будущее. И если нет этого стремления, нет надежд, то сначала прошлое остается в одиночестве, а потом и само время прекращается… Стоит ли доводить до этого?

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»