ENG
Прогнозы, Это интересно

Бегство из города: 5 шагов к дезурбанизации

Во время карантина в связи с пандемией коронавируса Москву, по данным ВЦИОМ, покинуло от 3 до 5 миллионов человек. Одни решили пересидеть эпидемию на даче, другие, потеряв работу, отправились в родные края. Все ли «беглецы» вернутся обратно в столицу, или это начало масштабного процесса дезурбанизации, триггером которого выступила пандемия? Разговоры о том, как прекрасно жить в деревне, где свежий воздух, экологически чистые продукты, благоприятная эпидемиологическая обстановка, сейчас можно услышать в магазинах и транспорте, на работе и в гостях у друзей. А что думают по этому поводу эксперты?

Притяженья больше нет

Города всегда были гравитационными центрами, притягивающими людей. И чем крупнее город, тем мощнее притяжение. Но, похоже, в последнее время магнетизм мегаполисов заметно ослаб. Горожане все чаще обращают внимание не на плюсы, а на минусы своего образа жизни: грязный воздух, постоянные пробки на дорогах, переизбыток работы, недостаток общения, завышенные цены на продукты, одежду, жилье…

Ранний подъем, завтрак, поездка на работу в плотном потоке машин (если добираться на своем автомобиле) или пассажиров (если ездить приходится в общественном транспорте), возвращение с работы, поход по магазинам за продуктами, приготовление ужина, проверка уроков у детей, сон под тревожный гул никогда не спящего города, ранний подъем, завтрак… И так без конца до конца.

Не лучше ли зарабатывать меньше, но просыпаться от пения птиц за окном, успевать ходить в лес и на речку, разговаривать с соседями про урожай и цветы на клумбах? Если даже пикник в парке или поездка на дачу в выходные здорово успокаивают нервы, как прекрасно будет постоянно жить на природе!

«Есть ощущение, что наше общество находится на стадии формирования запроса на переселение за город. Многие флюгеры повернулись именно в этом направлении. Опрос ВЦИОМ, проводившийся еще до начала пандемии, показал, что 40% людей в возрасте от 25 до 34 лет хотели бы сменить место жительства. Интересно, что женщины меньше мужчин боятся переездов и перемен. Согласно опросу, который проводился в апреле этого года, 42% россиян имеют дачи, у 17% загородное жилье пригодно для круглогодичного проживания», — поделился данными генеральный директор ВЦИОМ Валерий Федоров.

Логика логистики 

Цены на аренду комфортных, со всеми удобствами, коттеджей в Подмосковье за время карантина, по данным аналитиков «Авито Недвижимость», выросли более чем на 70%. Многие задумались и о покупке загородной недвижимости, перестройке и утеплении старых летних домиков. Причем не только в ближнем Подмосковье, где достаточно дорогая земля, но и в Калужской, Тверской, Тульской и других областях. О своей новой деревенской жизни москвичи рассказывают с увлечением:

«Купили дом в центре Устюжны всего за 500 тысяч рублей. Устюжна — небольшой городок в Вологодской области, здесь и лес, и река с песчаным пляжем, и старинные церкви. Все лето жили с детьми и радовались. Но в сентябре вернулись — детям пора в школу». 

«У нас теперь свое хозяйство в Калужской области — куры, сад, огород. В деревне можно купить парное молоко, мед у пасечника. Просыпаемся не по будильнику, а по петуху. Даже не хочется обратно в Москву возвращаться».

Что мешает россиянам активнее осваивать села и малые города, переезжать сюда не на лето, а на всю жизнь? Ведь даже те, кто полностью перешел на удаленную работу и может вести деловые переговоры, сидя с ноутбуком на берегу реки, не спешит навсегда покинуть шумный грязный дорогой мегаполис, сменить тесную квартиру на просторный дом. Ответ очевиден: пока еще внегородская инфраструктура не готова обеспечить современное, привычное нам качество жизни. Медицина, фитнес, торговые сети… Чего не хватает в загородных владениях?

«Коллеги-экономисты еще в прошлом году подняли тему развития десяти российских городов страны до состояния мегаполисов. Но экономика апеллирует некими абстрактными законами и не видит человека. Если говорить о людях, прежде всего необходимо развивать транспортную составляющую. В России слишком большие расстояния. И для того чтобы развивалась, скажем, Тула, прекрасный старинный город, скоростная электричка от Тулы до Москвы должна идти не два часа, а хотя бы сорок минут. Тогда можно будет говорить о том, что эта территория может активно взаимодействовать с Москвой и другими городами. Дезурбанизация возможна при решении логистической проблемы. Простой пример: в столице был заложен новый транспортный каркас, МЦК, после этого так называемый “ржавый пояс Москвы” начал оживать. Сегодня здесь строится огромное количество нового жилья. Застройщик идет за инфраструктурой. Те районы столицы, которые получают метро, скоростную железную дорогу, удобные транспортно-пересадочные узлы, сразу привлекают инвесторов. Если увеличить транспортную доступность малых городов и областных центров, то инвестиции пойдут туда вслед за людьми», — считает сопредседатель Московского центра урбанистики «Город» Алексей Расходчиков. 

Сельская ипотека 

Процесс урбанизации длился не одно десятилетие. Люди покидали насиженные места, родные деревни и села, приезжали в большие города в надежде получить качественное образование, устроиться на престижную работу, сделать жизнь более интересной и комфортной. Но вот уже два года подряд Росстат фиксирует стабилизацию количества сельских жителей. Похоже, массовая миграция из сел и деревень в города сбавила обороты. Эксперты в области недвижимости отмечают оживление спроса на покупку загородных домов и квартир, а аналитики Россельхозбанка прогнозируют, что в России в течение нескольких лет более двух миллионов человек могут перебраться в сельскую местность.

«Кризис подчеркнул, что образ жизни в городах достаточно уязвим. Самоизоляция в городе оказалась некомфортной. Пандемия пройдет, но ощущение уязвимости у горожан останется и станет мотивацией для переезда в сельскую местность. Тем более что технологии не стоят на месте, и благодаря им грань между городом и деревней размывается. У многих сегодня появилась возможность работать удаленно, даже такая консервативная организация, как наш банк, разрешила сотрудникам не приезжать в офис. Развивается телемедицина, онлайн-обучение. Очень актуальна локализация потребления, когда большой спрос формируется на местные продукты. Мы ожидаем, что население сел будет расти. В России существует программа развития сельских территорий, на которую планируется потратить 2 триллиона рублей. В рамках этой программы предусмотрена сельская ипотека по достаточно низкой ставке — от 2,7% годовых. Наш банк в этой программе участвует, до конца года мы предполагаем выдать 100 миллиардов рублей и улучшить условия жизни для более чем 50 тысяч сельских жителей. Эта программа очень востребована. Думаю, сейчас достаточно небольшого толчка (возможно, им как раз будет сельская ипотека), чтобы стал заметен поворот от урбанизации к дезурбанизации», — поделился мнением руководитель Центра отраслевой экспертизы Россельхозбанка Андрей Дальнов. 

Обойти город за 15 минут 

Парадоксально, но эксперты предрекают дезурбанизацию и самим мегаполисам. Слишком интенсивное развитие больших городов привело к тому, что жить в них стало неуютно. Об этом говорят не только российские, но и европейские специалисты. Так, немецкий психиатр Мазда Адли в своей книге «Стресс в большом городе» рассказывает, что к возникновению социального стресса, характерного для горожан, ведет, с одной стороны, перенаселенность городов, с другой — изоляция, одиночество в толпе. Сочетание двух этих факторов становится токсичным и отражается на нашем здоровье.

Чтобы избежать стресса, мы должны хорошо знать район, в котором живем, общаться с дружелюбными соседями, иметь возможность побыть на природе, не отходя далеко от дома. Модная сегодня концепция пятнадцатиминутного города направлена как раз на то, чтобы при растущей плотности застройки снизить уровень тревожности у горожан, создать городки в городах. Концепт пятнадцатиминутного города основан на идее профессора Сорбонны Карлоса Морено о «хроноурбанизме», при котором рядом с домом должны быть расположены и рабочие места, и магазины, и кафе. Сегодня эта концепция активно реализуется в Париже и обсуждается в Москве.

«Covid-19 затронул более полутора тысяч городов мира. Города стали центрами пандемии. И возник вопрос: как трансформировать город так, чтобы он стал более безопасным? Города, устойчивые к разным проблемам, в том числе к пандемиям, создавать возможно. Современная архитектура способна защитить здоровье человека. Особые нормы по вентиляции, солнечному освещению, выбор стройматериалов, регулирование городского трафика — все это важно и составляет основу защиты здоровья горожан. Многие урбанисты сегодня склоняются к концепции мультифункционального развития города. К примеру, в Москве очень ярко выражено зонирование — есть жилые, промышленные, культурные, зеленые зоны. Концепция пятнадцатиминутного города предполагает, что в каждом районе мегаполиса в пешей или хотя бы велосипедной доступности находятся все необходимые рабочие, торговые, развлекательные, прогулочные зоны. Конечно, такая трансформация сразу не произойдет, нужно время, но перемены необходимы», — считает директор Института региональных исследований и городского планирования НИУ ВШЭ Ирина Ильина. 

Трансфер за счастьем

Безопасность, комфорт, чистый воздух — все эти факторы, конечно, влияют на качество жизни. Но наше ощущение счастья зависит не от них. Важнейшее условие для счастья — доверие и любовь к ближним. Переезд, пусть и подсознательно, всегда связывается с надеждой оказаться рядом с приятными, интересными людьми, общаться с единомышленниками. Социальный ландшафт нового места жительства не менее важен, чем инфраструктура. Удовольствие от проживания в старинном городе с прекрасной природой и архитектурой могут испортить соседи — пьяницы и дебоширы, в закрытом коттеджном поселке будет не с кем поговорить про выращивание роз или посадку яблонь. Для ощущения счастья и полноты жизни нам всем необходимо общение, нельзя создавать гетто для богатых и человейники для бедных, это не идет на пользу ни тем, ни другим, считают урбанисты.

«Прежде всего необходима дезурбанизация столичных пригородов. Монополисты строят здесь огромные многоэтажные человейники, убивают массовой застройкой прекрасные территории, забывая о том, что город — это не квадратные метры, а социальная, экологическая, транспортная инфраструктура. Пригороды обязательно должны быть малоэтажными, иметь собственный центр, общественные пространства, места для прогулок. И, конечно, все районы города должны быть спроектированы так, чтобы в них могли жить разные социальные группы населения. Центр для богатых, периферия для бедных или наоборот (в некоторых городах мира такое бывает) — плохое решение. Идеально, когда в городе нет гетто для бедных и гетто для богатых, нет глухих заборов. Правильный подход — интегрировать социальное жилье в дорогие районы, а на периферии оставлять место для качественной индивидуальной застройки. Сегодня в столице остро стоит проблема ревитализации спальных районов — нужно постепенно менять здесь и социум, и типологию застройки», — считает вице-президент Союза московских архитекторов, генеральный директор компании «Яузапроект» Илья Заливухин. 

Город счастья или счастье за городом? На этот вопрос нет универсального ответа. Но внимательно поразмышлять над ним стоит.

Автор: Наталья Сысоева

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья