ENG
Добавить в избранное
Инвестиции, Интервью

Андрей Березин, Raison Asset Management: «Мы провели больше 20 pre-IPO сделок»

Raison Asset Management — международная инвестиционная компания по управлению активами частных и институциональных инвесторов, под управлением которой находятся $50 млн активов. Офисы компании расположены в Москве, Сан-Франциско и Таллине. Компания специализируется на инвестициях в фондовый рынок США и частные компании на стадии pre-IPO. Управляет собственным хедж-фондом Element One и фондом прямых инвестиций Global Technologies Private Portfolio. О перспективных стратегиях инвестирования с нами беседует Андрей Березин, управляющий партнер инвестиционной компании Raison Asset Management.

Андрей Березин, управляющий партнер инвестиционной компании Raison Asset Management

Предыстория

Андрей, расскажите о предыстории компании Raison Asset Management. Кому и при каких обстоятельствах пришла идея ее создать?

Компания Raison Asset Management появилась в 2014 году, идея была совместная — моя и моего партнера Александра Зайцева. Изначально это был небольшой family office для узкого круга клиентов. Поскольку мы оба на фондовом рынке с 2007 года, за это время сложился круг знакомых инвесторов со спросом на управление капиталом. Для этого круга мы изначально и создавали компанию.

Как вы помните, в 2014 году случился Крым, санкции и падение рубля. Бумаги российских эмитентов обвалились — в долларовом эквиваленте больше чем вдвое. Стало понятно, что правительство выбрало не самый приятный внешнеполитический курс, у многих инвесторов был запрос на то, чтобы защитить свои активы.

И у меня, и у Александра к этому времени был довольно большой опыт работы с американскими ценными бумагами. Соответственно, мы пришли к идее создать family office под доверительное управление и собрать портфель в долларах США.

То есть когда вы создавали компанию, вы уже знали, для какой специализации и для каких стратегий ее создаете? Что изменилось впоследствии, как вы пришли к нынешнему набору стратегий?

— Изначальная стратегия была — обеспечить клиентам пассивный доход от рынка акций США, создав низковолатильный и ликвидный портфель, некую альтернативу высокодоходным облигациям. Стратегия оформилась в хедж-фонд Element One, который работает и сейчас и за 5 лет принес 93% доходности с максимальной просадкой 11%.

Вторая стратегия совсем другая — фонд инвестиций в частные компании Element GTPP. К этому продукту мы пришли опосредованно, по принципу «покупай то, в чем хорошо разбираешься». Поскольку мы изначально оптимизировали все технологические процессы, вместо бумажного документооборота пользовались электронным — от американской компании Docusign.

До 2018 года это была частная компания, но собиралась выходить на IPO. Нам нравился продукт, и поскольку мы как раз изучали альтернативные инвестиционные стратегии, первую pre-IPO сделку провели именно по Docusign. Купили акции в феврале 2017-го около $17 за бумагу, продали в июне 2018-го по $50.

Вторая сделка была по акциям Revolut, тоже по принципу «инвестируй в знакомое». Мы пользовались картой Revolut в деловых поездках по Европе, опять же — нравился продукт, изучили компанию и приняли решение купить акции. Revolut тогда был еще совсем небольшим, с капитализацией около $600 миллионов, так что это была венчурная инвестиция с высоким риском. Но, как известно, сейчас это 33-миллиардный бизнес.

Docusign и Revolut были скорее экспериментальными инвестициями, а первой большой сделкой фонда стала покупка акций SpaceX в сентябре 2019 года. После этого мы начали развивать направление pre-IPO и расширять портфель. За два года фонд провел больше 20 сделок, было 2 экзита — Airbnb и DigitalOcean. По 3 компаниям — Coursera, Robinhood, Blend Labs — сейчас ждем окончания локапа.

Есть у нас также третья стратегия — IPO Market. Покупка акций компаний вскоре после их выхода на биржу по специальному алгоритму. Это классическое доверительное управление, продукт нашей дочерней компании Amaday, которую мы приобрели в 2020 году.

Лучшие стратегии

В чем вы видите преимущества используемых вами стратегий?

— У хедж-фонда Element One — сохранность капитала и низкая волатильность, которые важны консервативным инвесторам. У стратегии IPO Market — ликвидность, умеренная доходность при умеренных рисках.

Pre-IPO фонд Element GTPP во многом уникален. Возможностей инвестировать в pre-IPO в России в принципе не много, хотя сейчас становится больше. Но мы не только даем эту возможность, но и стараемся создать инфраструктуру, которая будет максимально удобной для клиента.

Во-первых, мы снизили чек входа в одну идею до $10 тыс. Это значит, что инвестор с суммой от $50 тыс. уже может составить диверсифицированный pre-IPO портфель. Во-вторых, мы каждый месяц добавляем 2–4 новые идеи для этой самой диверсификации. Естественно, это уменьшает риски для инвестора.

Мы также своими силами уменьшаем такой риск pre-IPO, как низкая ликвидность. Наш клиент может продать акции до выхода компании на биржу: мы автоматизируем сделки между клиентами на собственной ИТ-платформе.

Ну и еще нас отличает наличие лицензий и ежегодный аудит. На рынке pre-IPO сделки часто структурируются через SPV, которые обычно не аудируются и не регулируются финансовыми органами. Это несет для участников SPV дополнительные риски. Наш фонд лицензирован, управляется лицензированной компанией, проходит ежегодный аудит.

— Pre-IPO инвестиции сейчас набирают популярность. Как вы думаете, почему?

— Очевидно, что главная причина — это более высокая доходность по сравнению с публичным рынком. Частные технологические компании растут в среднем в 3 раза быстрее, чем S&P 500. Тем более коронавирус дал толчок развитию технологических компаний.

Вдобавок из-за коронавируса и масштабного количественного смягчения публичные компании подорожали до рекордных значений. Инвестировать в перегретый рынок готовы не все, а у частных компаний сохраняется высокий потенциал апсайда. Плюс — внебиржевые акции минимально волатильны, для кого-то это тоже аргумент в пользу pre-IPO.

Есть также инвесторы, которые участвовали в IPO по книге заявок, были недовольны аллокацией в 5–7% и сейчас переходят на pre-IPO из-за 100%-ной аллокации.

Клиенты — кто они?

Кто ваши клиенты? Трудно ли было их найти? В чем вообще заключается маркетинг инвестиционной компании?

— Портрет клиента зависит от стратегии, но в целом это состоятельные инвесторы — сегмент mass affluent + HNWI. Если говорить о хедж-фонде Element One и стратегии Amaday, то это клиенты, которые выбирают доверительное управление. Они либо не хотят тратить время на изучение инвестиционных инструментов, либо просто считают, что инвестициями должны заниматься профессионалы.

Первые 20 наших клиентов, как я уже сказал, — это были знакомые по предыдущим годам в инвестиционном бизнесе. Как и многие компании с фокусом на HNWI, раньше мы работали в формате family office, и в плане маркетинга нам хватало личных встреч, звонков и сарафанного радио.

Выходить на более широкую аудиторию мы начали как раз перед пандемией: из-за коронавируса с личными встречами стало сложнее, но мы запустили новый сайт, стали более активно вести соцсети и наш Телеграм-канал про инвестиции в pre-IPO. Провели первый вебинар, планируем еще. Pre-IPO — достаточно сложный продукт, пока незнакомый большинству инвесторов, это надо учитывать в маркетинге.

Инвестиции за границей

Благодаря чему вы смогли получить экспертизу на европейских и американских рынках?

— У меня и у Александра опыт торговли на американском рынке формировался с 2007 года, команду подбирали соответствующую. Сейчас тоже продолжаем наращивать экспертизу, в том числе по pre-IPO на американском рынке.

Летом к нам в качестве юриста присоединился Патрик Уоллен, который раньше работал главным юристом SharesPost. Это была одна из крупнейших площадок по торговле акциями частных компаний, в этом году она слилась с еще более крупной площадкой Forge Global. Патрик специализируется именно на сопровождении сделок pre-IPO на американском рынке.

В какой степени вашу компанию можно назвать «российской»?

— Можно сказать, что мы международная компания с офисами в Москве, Таллине и США. Мы даем клиентам доступ к главным рынкам капитала, которые сегодня сконцентрированы в США и Европе.

Чтобы инвестировать в частные американские и европейские компании, нужны иностранная юрисдикция и местные лицензии. В нашем случае это регистрация компании на Британских Виргинских островах и в США, лицензии Комиссии по финансовым услугам Британских Виргинских Островов (BVI FSC) и Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC).

По вашей оценке, насколько мощно на мировых финансовых рынках присутствуют инвесткомпании с российскими корнями?

— Венчурных фондов с российскими корнями не так уж мало. Самый известный, конечно, — DST Global Юрия Мильнера, который инвестировал в Facebook, Airbnb, Twitter, Spotify и тот же Revolut. Есть и другие успешные венчурные фонды с основателями из России. Если говорить не о венчуре, то тут мне уже сложно вспомнить успешные примеры, хотя они, возможно, и есть.

В поисках роста

— Ваши оценки: в каких сферах сейчас можно делать перспективные инвестиции? Где «точки роста»?

— Компании новой экономики — все, что можно быстро масштабировать без большого роста себестоимости. Финтех-компании — показательно, что они уже не первый квартал лидируют по привлечению инвестиций от венчурных фондов. Кибербезопасность, машинное обучение, робототехника. Также биотехнологии, «новые материалы» (new materials), зеленая энергетика.

Беседовал Константин Фрумкин

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья