ENG
Инвестклимат, Интервью, Технологии

Андрей Назаров: «Технологические прорывы случаются в университетской среде»

В Глобальном инновационном индексе у России лишь 46‑е место из 129, при этом сильными сторонами страны являются развитие технологий и экономики знаний. Этому способствуют такие центры, как «Сколково» и «Иннополис», а уже через два года в Санкт-Петербурге появится новый комплексный проект — «ИТМО Хайпарк». Проект разрабатывался на базе и по инициативе Университета ИТМО и находится в Санкт-Петербурге, в Пушкинском районе, занимая территорию в 100 га. Генеральный директор акционерного общества «ИТМО Хайпарк» Андрей Назаров рассказал «Инвест-Форсайту», почему объект появится именно в Северной столице, какое значение для страны он имеет и в чем его конкурентные преимущества перед другими инновационными центрами.

Как будет выглядеть и какие функции выполнять

— Как пришла идея создать такой проект, как «ИТМО Хайпарк»?

— Мы считаем, сегодня важно реализовывать технологии открытых прозрачных инноваций. Чтобы ведущие умы могли находиться рядом, взаимодействовать, и из их многообразия рождалось нечто новое: технологии, которые не имеют аналогов. Такая идеология была изначально заложена в «ИТМО Хайпарк». Университет генерирует знание, которое приобретает форму, упакованную для дальнейшей доработки. Дальше это переходит в стадию разработки опытных образцов и реализации коммерчески ценных проектов. Вот эта цепочка является смысловой нагрузкой «ИТМО Хайпарка».

Сделать сегодня продукт, который будет востребован на мировом рынке, в гараже или с помощью отдельных гениев невозможно. Мировая практика показывает, что едва ли не все технологические прорывы случаются в университетской или околоуниверситетской среде. Университет ИТМО — один из самых серьезных российских вузов, входящий в топ мировых рейтингов, способный создавать цифровые продукты, которые будут востребованы на глобальном рынке.

Я не хочу умалять заслуги других университетов: просто ИТМО заточен на те задачи, которые способны решать мировые и глобальные запросы. При этом он специализируется не только на IT: он исторически занимался фотоникой и квантовыми технологиями. Плюс одно из перспективных направлений — lifesciences, науки о жизни. Эти три специализации легли в основу концепции развития «ИТМО Хайпарка».

— Что сегодня включает в себя «ИТМО Хайпарк» в вашей задумке?

— «ИТМО Хайпарк» структурно состоит из нескольких частей. Во-первых, это второй кампус университета: место, где студенты будут учиться и получать возможность пройти производственную практику. Он для магистрантов, аспирантов и тех, кто сотрудничает с университетом в научной сфере. Второй кампус включает несколько территориальных зон: главный учебный корпус на 29 тысяч кв. м, студенческий клуб, спорткомплекс и общежития. Тут же расположен научный кластер, где каждое направление будет располагаться в отдельном корпусе.

Вторая часть «ИТМО Хайпарка» — технологическая долина. Это 140 тысяч кв. м офисно-производственного назначения. Идеологическим стержнем комплекса является так называемый трек трансфера технологий из университета в бизнес. Все, кто уже сотрудничает с университетом и только собирается, будут получать возможность мгновенного доступа к процессу создания интеллектуального продукта.

Наконец, бизнес-парк — это, по сути, бизнес-инкубатор, который будет генерировать подпитку и доращивание стартапов и маленьких проектов. Есть множество умных, даже гениальных, ребят, которым потребуются акселерация, бизнес-инкубирование, доращивание, и только потом их стартапы превратятся в коммерческий продукт. Не все технологии могут сразу быть применены в крупных и средних корпорациях.

Пока ты не объединишь всех участников процесса формирования нового продукта, ты не получишь экономически значимый результат. Открытая экономика и открытые инновации требуют системного подхода. «ИТМО Хайпарк» — это часть инновационной системы Санкт-Петербурга. В городе есть и другие проекты, которые получают развитие, и мы надеемся, что органично вольемся в экосистему Петербурга и РФ.

— Почему «ИТМО Хайпарк» в Петербурге? Почему не Москва, например?

— Петербург исторически обладает рядом преимуществ: близость к Европе, морские пути, статус культурной столицы. Кроме того, в Петербурге с момента основания был генетически заложен код профессионализма. У нас, помимо неоспоримого научно-образовательного преимущества, есть и прикладная функция: здесь всегда что-то производили на высочайшем мировом уровне. В то же время Петербург — сложное место для поиска больших территорий. На западе вода, на севере жилье. Единственное место, где можно располагать большие комплексы, — юг города. Он исторически использовался для развития. Плюс все дороги ведут на юг: новая трасса М-11, развитие «Экспофорума» с его транспортной обвязкой, обсуждаемая высокоскоростная магистраль, аэропорт. Так появилась идея реализовать проект на новой территории Петербурга — в городе-спутнике Южный.

— Начальное финансирование проекта взяли на себя власти Санкт-Петербурга. Это получится полностью федеральная история с финансированием государством или частные инвесторы тоже будут привлекаться?

— На самом деле финансирование примерно паритетное: на сегодняшний день мы получили от государства порядка 4,5 млрд рублей. Газ и электричество, а также остальная стройка университетского кампуса — федеральный источник, вода и канализация, дороги и внутренние сети — это Петербург. Дальше доля федерации будет увеличиваться. Совокупно из городского бюджета поступит около 4,8 млрд рублей, из федерального — 21,8 млрд. Но это только часть, связанная с созданием второго кампуса. Техдолина и бизнес-парк требуют привлечения частного финансирования. Мы сейчас работаем над тем, чтобы сформировать пул резидентов, обеспечить их производственными и деловыми помещениями. IT-компаниям, которых будет подавляющее большинство, нужны специфические помещения, требующие правильной организации как пространства внутри, так и инженерной «начинки». Здесь финансирование пойдет из внебюджетных источников. Эти инвестиции, по нашим расчетам, составят 14 млрд рублей.

Как пандемия скорректировала планы

— В каком состоянии сегодня находится проект?

— Мы закончили проектирование и выходим на стадию государственной экспертизы. Рассчитываем в середине декабря пройти ее и объявить конкурс на строительные работы. Параллельно идет процесс создания коммуникаций, работы по газу, электричеству, воде, канализации. Договоры заключены, по ним идут платежи — из тех 4,5 млрд, которые выделены из бюджета РФ и Санкт-Петербурга. Ориентировочный срок завершения работы по коммуникациям — IV квартал 2021 года. К этому моменту, по нашим расчетам, будет на 65–70% завершен цикл работ, которые требуют присоединения к сетям. Все же объекты — разные здания — включаются в систему энергосбережения по своему графику. А доводить до финала объект первой очереди мы предполагаем в середине 2022 года.

— Как повлияла пандемия коронавируса на вашу работу? Была максимально заморожена стройка, какие-то действия не выполнялись, которые были запланированы?

— С учетом того, на какой стадии реализации проекта мы находились, мы столкнулись с двумя большими вызовами. Первый — как организовать работу с федеральными и региональными госорганами в удаленном формате. Но мы на удивление быстро адаптировались. Все мгновенно стали использовать режим онлайн-совещаний; теперь в любое время дня и ночи можно собрать конференцию, о которой раньше надо было договариваться неделю или две.

Второй вызов — решение вопросов коммуникационной стыковки в правовом поле. Например, чтобы осуществлять действия, связанные с проектированием и строительством, необходимо утвердить проект планировки территории, который у нас разработан и согласован. В Петербурге до сих пор действует запрет на проведение массовых мероприятий, к которым относится и процедура публичных слушаний. Но сейчас принят локальный закон, который позволяет делать это дистанционно. В то же время пока неясно, как процедуру осуществлять. Мы ждем пояснений, это нас месяца на полтора-два сдвигает в реализации планов.

Вообще, мы нашли вариант, при котором к выходу из экспертизы получим утвержденный проект планировки территории, совмещенный с проектом межевания. Но остаются вопросы по распределению финансирования. Есть влияние пандемии на бюджет города, поэтому мы пошли навстречу и договорились с региональными властями о переносе части затрат, которые должны были пойти на оплату инженерии. Мы договорились с подрядчиками, перенесли их затраты на весну 2021 года. Других кардинальных влияний пока не наблюдаем. Надеюсь, и дальше сможем идти по утвержденному графику.

Для кого строится и чем будет привлекать

— На сколько человек по планам рассчитан «ИТМО Хайпарк»: для работы, для проживания?

— Кампус рассчитан на 3,6 тысяч человек, это магистранты и аспиранты вуза. На территории техдолины, где будет создаваться непосредственно коммерческий продукт, станут работать до 6 тысяч человек: это сотрудники научных лабораторий, опытно-внедренческих станций и производственных предприятий, выпускающих высокоинтеллектуальную продукцию. Сегодня для любого продукта экономики знаний нужен колоссальный объем интеллектуальных и физических вложений. Для этого мы создаем радиоэлектронную компонентную базу, беспилотное производство. Всего в рамках реализации комплексного проекта «ИТМО Хайпарк» будет создано около 12 000 новых рабочих мест.

— Могут в работу проекта попасть люди и компании, никак не связанные с Университетом ИТМО?

— Нет. Цель создания подобного рода проекта как раз в том, чтобы максимально использовать наработки университета. Если компания никак с ним не связана, войти в проект она не сможет. Например, компания хочет построить овощную базу, пусть даже высокотехнологичную, — это не специализация университета, мы будем вынуждены отказать. В «ИТМО Хайпарк» будет создан совет, который станет определять, насколько направление деятельности компании и ее разработки соответствуют нашему профилю. Однако если ее специализация пусть по касательной, но пересекается с технологическими профилями университета, мы будем ее рассматривать. Это относится прежде всего к созданию искусственного интеллекта и киберфизических систем — они будут определять следующие 30–40 лет технологического уклада. Мы хотим сконцентрироваться и собрать все лучшее, чтобы получить лучший продукт.

— Что уже известно о резидентах «ИТМО Хайпарк»? Как их привлекают?

— Есть два генеральных направления. Первое — существующие партнеры университета, которые хотят продолжить с ним более плотную работу, находясь на территории комплекса постоянно. Уже сформирован пул из 24 участников. Второе направление — работа с широким кругом потенциальных резидентов. До начала пандемии мы сформировали совет резидентов, куда входят крупнейшие российские компании, в том числе региональные. Информацию о договоренностях раскрывать пока нет смысла: до подтверждения намерения всех сторон и конкретных сроков.

— Кто занимался разработкой проекта?

— Проект выиграла «Студия 44», которую возглавляет Никита Игоревич Явейн, один из самых известных российских архитекторов. Но перед тем как заключать контракт на проектирование, был организован конкурс на архитектурно-проектировочные решения, чтобы проанализировать мировые тренды в создании аналогичных пространств. В нем участвовали международные архитектурные бюро — лидеры в проектировании кампусов. Мне кажется, нам удалось создать органично отражающий стилистику и дух университета проект, который будет знаковым для Петербурга. Он даст толчок к развитию Южной агломерации, Пушкинского района, города-спутника Южный.

— Чем кардинально отличается или в чём конкурентные преимущества «ИТМО Хайпарка» по сравнению с уже имеющимися «Иннополисом»«Сколково»?

— Здесь три момента. Первый — территориальный: мы фактически находимся у границы с Европой. Петербург с его геополитическим, геостратегическим положением выигрывает практически у всех перечисленных объектов и тех, которые еще будут создаваться. У нас тесные связи с Финляндией, которая является глобальным интеллектуальным хабом. Плюс море и все виды логистики, которая во многом определяет итоговую стоимость продукта. Второй момент — наличие интеллектуальной подпитки: Петербург исторически был самой интеллектуальной столицей СССР и России. Мы хотим максимально использовать его научный потенциал. Третий аргумент и, пожалуй, важнейший — инициатива, идеология и научно-образовательный базис Университета ИТМО. Это вуз мирового уровня, там есть все лучшее — от преподавателей до методик и научных баз. Это набор критически важных импульсов, которые стратегически определяют успех развития нашей инновационной площадки.

— Какие общемировые и российские задачи решает «ИТМО Хайпарк», кроме так называемого выращивания кадров?

— Кадры — это необходимое, но недостаточное. Мы создаем центр, который позволит выстроить цепочку технологического трансфера: от обучения студентов до финальной материализации научной или бизнес-идеи. А это ось создания инновационного продукта. Мы рассчитываем, что вместе с Петербургом, федеральными властями, крупными корпорациями сможем отстроить этот цикл, сделать его интеллектуальным конвейером, который будет создавать инновационную экономику.

Беседовала Кристина Фирсова

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья