Интервью, Технологии

Армен Миракян: Модульному строительству мешают стереотипы

Модульное строительство сегодня считается одной из самых передовых строительных технологий, но в России оно распространено крайне мало. Среди немногих участников рынка, продвигающих эту технологию в нашей стране, — группа компаний «Прозрачный мир», которая не только строит по этой технологии, но и локализовала в России производство модулей. Об особенностях и перспективах модульного строительства «Инвест‑Форсайт» беседует с основателем и генеральным директором холдинга Арменом Миракяном.

Армен Миракян: Модульному строительству мешают стереотипы

Что за модули?

Армен Владимирович, наш первый вопрос: что вообще такое модульное строительство и что собой представляет отдельный модуль?

— Модульное капитальное строительство предполагает заранее изготовленные в заводских условиях блоки здания, которые доставляются на объект в готовом виде. Степень готовности составляет 90–95%. Важно, что у модуля нет стандартных размеров, по крайней мере, в рамках той технологии, которую мы используем. Поэтому у нас нет ограничений с точки зрения архитектуры. Модульная технология была даже в СССР. Первые экспериментальные каркасно‑панельные дома были возведены в 1948 году в Москве на Соколиной горе и Хорошевском шоссе. Модульные конструкции высотой в четыре этажа сооружались со стальным каркасом, но из‑за большого расхода металла вскоре перешли на сборный железобетонный каркас из бетонных блоков. Сейчас, с появлением новых материалов, прежнее техническое решение получило второе дыхание.

Каких, например, материалов?

— Скажем, влагостойкий гипсоволокнистый лист, который при использовании в два слоя дает класс конструктивной пожарной опасности С0. У нас есть заключение ФГБУ ВНИИПО МЧС России о том, что наша конструкция соответствует II-й степени огнестойкости.

— А где в первую очередь было бы оптимально применять именно модульные технологии?

— Эта технология позволяет строить практически все. И медицинские учреждения, и школы, и детские сады, и жилье. «Модуль» — это ведь не только технология, которую используем мы, у нас в основе лежит жесткий, геометрически неизменяемый металлический каркас. А есть компании, которые делают его на основе дерева, ЛСТК и так далее. На Западе до 30% новых зданий возводят по модульным технологиям. Например, наши немецкие партнеры «АДК Модульраум» строили посольство Германии в Афганистане, при этом технология позволила использовать при возведении здания броню.

Дом изготовят до начала строительства 

В чем же преимущество такой технологии?

— Первое — это сокращение сроков строительства, отсутствие шума и грязи на строительной площадке. Затем гарантия качества: все процессы выполняются в теплых производственных цехах под контролем ОТК и службы технадзора заказчика. Высокие энергосберегающие стандарты, точность сборки и сдача объекта в установленный срок. Самое важное: производство на заводе позволяет гарантировать, что стоимость объекта, которая была озвучена «на берегу», такой и останется. Еще деталь: есть много регионов, в которых элементарно нет строительных материалов, вы там не можете купить практически ничего, и строительство в таких удаленных местах достаточно проблематично. А модульная технология позволяет изготавливать все на заводе, доставлять на место и просто монтировать.

К примеру, реализация нами проекта по возведению первого в мире «модульного» вокзала площадью 1250 квадратных метров в городе Сосногорске (Республика Коми) с момента подписания договора до окончания работ заняла полгода. Вокзал планируется запустить в эксплуатацию в IV квартале 2019 года. А можно собирать и еще быстрее. При заводском произ­водстве готовность модулей составляет до 95%, что вполовину сокращает временные затраты на строительство. Причем готовые модули не имеют стандартных размеров и обеспечивают полную свободу архитектурных и планировочных решений. Гарантированная долговечность конструкций — более 50 лет. А ес­ли понадобится ре­конструкция здания (над­стройка и т.д.), ее можно вы­полнить, не закрывая объект, всего за месяц-два, опять же по модульной технологии.

Вы сказали: уменьшение срока строительства, но учитывается ли время работы цеха? Надо же, наверное, заранее заказывать изготовление модулей?

— «Фишка» в том, что тут можно «запараллелить» работу. Когда мы начинаем работать на объекте над наружными инженерными сетями и фундаментом, модули производятся в цеху. В тот момент, когда фундамент готов, модули здания уже изготовлены на производстве. Предположим: у нас есть объект, который прошел экспертизу, мы понимаем, что изменений там быть не может: экспертиза, напоминаю, пройдена. По желанию заказчика мы можем его начать изготавливать задолго до получения разрешения на строительство. То есть, по сути, ничто нам не мешает у себя на производстве изготовить здание той же больницы, детского сада, школы еще до того, как будут оформлены все разрешительные документы и мы сможем выйти на строительную площадку.

Когда в советское время обсуждали преимущества блочного строительства, говорили, что там на самом деле очень дорогая логистика. Эти гигантские машины, которые возят целые стены домов, при этом их гоняют пустыми в обратную сторону. Здесь нет такого момента?

— Логистика, конечно, играет свою роль. Но мы, анализируя нынешнюю ситуацию с доставкой, поняли, что расстояние до 3000 км для нас оптимально. Если это более 3000 км, уже имеет смысл временно перебазировать производство, например за Урал или еще дальше. Наше производство находится в Твери, в этом есть определенное преимущество. Здесь берет исток Волга; используя реку в период навигации, мы можем охватить очень много регионов, через нее выйти в море и двинуться дальше. Речные и морские перевозки ведь дешевле, чем автомобильные.

Российский опыт

— Какой в России уже имеется опыт модульного строительства?

— Я хочу отметить, что Россия уже в 2007 году была, наверное, одной из самых передовых стран в области использования модульной технологии. При участии государственной корпорации «Ростех» по программе «Здоровье» было построено 14 сложных в инженерном плане высокотехнологичных медицинских центров. Это был один из самых крупных в мире заказов по модульному строительству, в рамках которого в Россию было поставлено 2400 модулей общей площадью 135 000 м². Реализация проекта заняла 1–1,5 года. Ни одна стандартная технология, ни одни строители в мире с такой задачей справиться не могли бы. Обидно то, что все эти модули завозились из Германии, часть из Турции. Тем не менее технология не получила широкого применения на территории России…

Как ваша компания занялась этой технологией?

— Изначально мы занимались стеклом, долго работая в этой узкой нише. Затем у нас появились объекты, связанные с общегражданским строительством. В 2018 году мы приобрели компанию «СтройПроект», которая до этого занималась модульной технологией на основе импортных моделей, и, объединив усилия, решили создать собственное производство. Место для производства, как я уже говорил, выбрали в городе Тверь, между двух столиц. Дальше классическая история: взяли кредит в банке, приобрели площадку, на ней развернули производство.

Расскажите о производстве: по каким технологиям работаете, на каком оборудовании? Какие материалы используются для модулей?

— Мы производим модули по технологии компании «АДК Модульраум» из Германии, у нас с ними подписано партнерское соглашение. Соответственно, практически вся технология у нас немецкая. Что касается каркаса модуля, то его в основном делаем из черного металла, который потом утепляем базальтовым утеплителем, обшиваем влагостойкими гипсоволокнистыми листами, а дальше уже применяются стандартные отделочные материалы…

Армен Миракян: Модульному строительству мешают стереотипы
Модульное производство

— Трудно ли было найти специалистов для производства?

— С кадрами всегда большая проблема, но, опять‑таки, выбор города был обусловлен желанием привлекать именно городские кадры и проводить обучение своих специалистов. Можно было найти площадку более дешевую и отдаленную от центра, но тогда кадровые проблемы были бы намного острее. Помимо Твери, у нас арендована площадка в Симферополе, там тоже занимаемся модульным строительством, сейчас сделали один заказ, участвуем в тендере на второй.

С региональными властями в Твери пришлось налаживать взаимодействие? Получили вы от них помощь, преференции или что‑то в этом роде?

— Поначалу, когда мы заходили в регион, то думали: никакой помощи от местных властей нам не нужно, пусть хотя бы не мешают. Но я был приятно удивлен тем, что на нас сразу вышли представители Фонда развития промышленности Тверской области, приехали к нам на производство, посмотрели и сказали: у нас есть средства, мы готовы вам помочь в покупке оборудования. Суммы озвучены были до 100 миллионов. Такой подход нас очень порадовал. Мы еще встречались с региональным министром экономического развития, который в свою очередь доложил о нас губернатору, в итоге было дано задание собрать все министерства на предмет применения модулей в регионе, мы сделали для них презентацию. На тверской выставке мы показали свои модули и встретились с губернатором, что стало очередным толчком для развития. После этого было дано еще одно поручение рассмотреть возможности использования технологии в регионе.

Вы строите сами, или должен быть подрядчик, который будет использовать ваши модули?

— В нашей группе компаний есть подразделение, которое занимается генподрядами, и мы строим сами. Но это совсем необязательно, мы концентрируемся на модульном строительстве и позиционируем себя прежде всего как изготовители. Модули могут «выйти» с нашего производства, «прийти» на стройплощадку, любой генподрядчик под нашим шеф‑монтажом может их спокойно установить. Мы не претендуем на работы с наружными сетями, фундаментом — это все могут делать местные строители.

Каковы ваши мощности, каков потенциал ваших площадок?

— Сегодня у нас производственные площади около 20 000 м², что позволяет нам изготавливать 30 000–40 000 м² модульных конструкций в год. Но тут надо оговориться: одно дело возвести, грубо говоря, модульный жилой дом, где, в принципе, инженерных коммуникаций и оборудования очень мало, и другое, когда речь идет о сложных инженерных объектах, таких как железнодорожные вокзалы, больницы, где есть чистые помещения. Там, конечно, работы много.

Армен Миракян: Модульному строительству мешают стереотипы
Новый модульный вокзал в Сосногорске

Перспективы

Можно ли прогнозировать широкое распространение модульных технологий и строительства в России?

— Зарубежный опыт говорит, что 30–40% всего строительного рынка уходит в модуль. Один из примеров: в этом году в Англии правительство объявило тендер на отбор 10 компаний, которые модульным способом обустроят 120 школ. Сумма контракта около 3 миллиардов фунтов. В Германии практически вся социальная инфраструктура: дома престарелых, больницы, детские сады — делается модульным способом, потому что там давно научились считать. Ведь мы‑то смотрим, в основном, на стоимость, а там — тоже на стоимость, но еще на временные затраты и экологию. Именно поэтому мы ожидаем в ближайшие годы значительного увеличения объемов модульного строительства в России… По сути, наш рынок находится в зачаточном состоянии, игроков на нем можно посчитать по пальцам одной руки. В чем проблема? В том, что когда мы говорим «модульные технологии», все думают: ага, это бытовки, блок‑контейнеры, «времянки», в общем. Я же хочу особый акцент сделать на том, что наша продукция — это капитальные здания, на которые дается гарантия 50 лет. Так что я нисколько не сомневаюсь, что эти технологии рано или поздно будут востребованы, и у этого рынка, безусловно, очень большой потенциал.

— Сейчас ведь в России вообще избыток инвестиционные средств, и никто не знает, куда их вкладывать. Можете ли вы рекомендовать инвесторам вкладывать в модульное строительство, например в создание новых площадок?

— Однозначно да, потому что нам самим нужны конкуренты — только они сделают нас сильней, только вместе с ними мы сможем расшевелить рынок. По данным исследования Zion Market Research, объем мирового рынка модульного строительства к 2025 году составит $175 миллиардов. При этом, я вас уверяю, они Россию в расчет практически не брали. В чем наше главное преимущество? У нас не стройка, а производство. То есть мы продаем готовое здание с полным инженерным оснащением. Соответственно, мы готовы отдавать его в лизинг, в Европе этот опыт достаточно распространен. Кстати, в 2008 году президентом была озвучена идея инфраструктурной ипотеки. Смысл ее в том, чтобы использовать частные средства для инфраструктурного строительства. Потому что у населения очень много вкладов в банках, которые надо использовать на строительство инфраструктуры. Мы хотим пойти чуть дальше и предложить инфраструктурный лизинг. Если региону нужно построить 3 больницы, 10 школ и так далее, и вся эта программы рассчитана на годы вперед, все это можно взять в лизинг, привлекая как частные компании, так и государственные. То есть, по сути, покупая эти здания в рассрочку на 10 лет вперед. Технология это позволяет.

Или другой пример: сейчас запретили делать гостиницы в жилых домах. Но предпринимателям не предложили ничего взамен, а могли бы выдать земельные участки, на которых они могли бы в лизинг, не платя деньги вперед, поставить по модульной технологии готовые мини-гостиницы. При этом начинать оплачивать их со дня эксплуатации. Подобный опыт у наших европейских коллег есть, они его тиражируют.

Что же тогда мешает распространению технологии?

— В первую очередь уже упомянутые мною ментальные барьеры. Я бы даже сказал, стереотипы. Когда мы говорим «модули», все воспринимают их как блок‑контейнеры. Тогда как в английском есть два очень хороших слова — офсайд и префабрикейтед. Офсайд — это то, что готовится не на строительной площадке. А префабрикейтед — это то, что заранее изготовлено заводским способом. Эти два слова полностью отражают смысл нашей технологии. Когда мы говорим «модульное строительство», то представляем все‑таки стройгородки, «бытовки» и так далее…

Помогли бы, конечно, меры господдержки. Тот же Фонд развития промышленности предлагает нам льготные кредиты. Но было бы намного эффективнее, если бы льготный кредит или компенсацию кредитной ставки предлагали населению, которое покупает модульные дома. То есть получается, что каждой семье выдается льготный кредит под 1% в год при условии, что она не строит дом, а покупает его. Я думаю, что это было бы намного полезней.

Беседовал Константин Фрумкин

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Подписывайтесь на наши телеграм-каналы «Стартапы и технологии» и «Новые инвестиции»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья