ENG
Регионы / Статьи и аналитика

Авария в Норильске изменит экономику?

29 мая в Норильске на ТЭЦ-3, принадлежащей Норильской топливо-энергетической компании (НТЭК), произошла авария: просел грунт под топливным резервуаром, в окружающую среду вылилось около 20 000 тонн дизельного топлива, что привело к экологической катастрофе федерального масштаба. 

Ликвидация последствий розлива нефтепродуктов из резервуара ТЭЦ-3 под Норильском. Стоп-кадр с видео, предоставленного МЧС РФ. ГУ МЧС РФ по Красноярскому краю
Ликвидация последствий розлива нефтепродуктов из резервуара ТЭЦ-3 под Норильском. Стоп-кадр с видео, предоставленного МЧС РФ. ГУ МЧС РФ по Красноярскому краю

В результате только ликвидация последствий обойдется «Норильскому никелю», собственнику НТЭК, в 10 млрд руб., согласно оценкам Владимира Потанина, а окончательную сумму штрафа за экологический ущерб от разлива топлива еще только предстоит узнать.

Росприроднадзор предлагает проверить подобные сооружения на всех северных предприятиях России, в то время как «Норильский никель» уже освобождает от топлива хранилища, аналогичные аварийному, до выяснения причин катастрофы.

Грянувший гром заставляет перекреститься на неприметный для многих образ глобального потепления и вспомнить, что изменение климата представляет опасность для российской инфраструктуры, существенная часть которой создавалась для функционирования в субарктических и арктических условиях.

Чем грозит потепление

В России традиционно присутствует легкомысленное отношение к процессу глобального потепления, которое если и осознается как проблема, то чужая, а в большинстве случаев считается очередным климатическим союзником, якобы «генеральша жара улучшит наш северный климат, повысит урожайность в сельском хозяйстве и превратит Северный морской путь в новый Суэцкий канал». К сожалению, реальность несколько иная.

Вечная мерзлота занимает около 2/3 территории России. Согласно замерам, ее температура быстро растет как за счет потепления воздуха, так и за счет увеличения толщины снежного покрова, который согревает землю как одеяло. Таяние мерзлоты само по себе способствует глобальному потеплению, поскольку высвобождаются спящие в ней до поры до времени объемы углерода, но, помимо того, оно приводит к просадкам и провалам грунта, оползням, образованию новых озер, изменению ландшафта. Это в свою очередь воздействует на техногенные объекты, и, в частности, как показала практика, может вызывать деформацию свай хранилищ дизельного топлива.

Согласно оценкам, в России в зоне таяния мерзлоты находится 35 тыс. км автомобильных дорог, 3,4 тыс. км нефте- и газопроводов, железнодорожные пути, а также 1200 городов и поселений, при этом около половины этой инфраструктуры располагается в зоне особо высокого риска. Одни только затраты на восстановление и поддержание существующей сети автодорог даже без ее развития оцениваются в 422 млрд руб. в течение ближайших 30 лет. Также в зоне вечной мерзлоты добывается около 93% российского природного газа и 75% нефти, что обеспечивает около 70% нефтегазового экспорта нашей страны.

Климатические риски затрагивают ряд важных добывающих территорий России, таких как Ненецкий автономный округ, западные и юго-западные районы Ханты-Мансийского округа, северная часть полуострова Ямал, центральная часть Бурятии, практически весь Чукотский автономный округ, северные регионы Сибири и Дальневосточного федерального округа.

Удар по двум фронтам

Норильская катастрофа — далеко не первый сигнал о происходящих изменениях; за последние 30 лет на российских инфраструктурных объектах выросло число аварий, связанных с деформацией грунта. Так, на нефтяных месторождениях Ханты-Мансийского автономного округа происходит в среднем 1900 аварий в год, в целом в Западной Сибири — около 7400. На восстановление и поддержание системы трубопроводов в рабочем состоянии сейчас уходит порядка 55 млрд руб. в год.

Кроме реального сектора экономики, от реализации климатических рисков может пострадать и финансовый — в первую очередь, конечно, страховые компании. Однако и банки не останутся в стороне, неся потери через рост дефолтности кредитного портфеля, необходимость увеличения резервирования ожидаемых потерь и увеличение рискованности рыночных инвестиций. В связи с этим международное Сообщество центральных банков и надзорных органов по повышению экологичности финансовой системы, членом которого в 2019 г. стал и Банк России, рекомендует:

«Интегрировать финансовые риски, связанные с климатом, в мониторинг финансовой стабильности и в надзор за отдельными организациями».

Ждать ли новых катастроф или действовать проактивно — вот в чем насущный вопрос. Росприроднадзор в лице его главы Светланы Радионовой однозначно считает, что:

«Предупреждение всегда будет эффективнее последующего устранения уже совершенного нарушения и возмещения ущерба».

Предупреждающий удар логично нанести по двум фронтам. С одной стороны, должен быть внесен посильный вклад с борьбу с глобальным потеплением. В этой связи ратификация Россией Парижского соглашения и потенциальный углеродный налог, который предлагается вводить в нашей стране, приобретает вполне очевидную необходимость.

С другой стороны, как никогда актуальной становится задача перестройки и повышения устойчивости инфраструктуры, что, помимо прямого снижения ущерба от климатических рисков, может дать существенный экономический бонус. Инфраструктурное строительство такого масштаба запустит спрос на строительные материалы и инженерные услуги и способно повлечь за собой резкое ускорение темпов экономического роста подобно тому, как в 2018 г. достройка «Ямал СПГ» позволила увеличить темп роста ВВП на 0,5 процентных пунктов.

Также развитие устойчивого арктического строительства может позволить российским инжиниринговым компаниям в будущем выходить на мировой рынок с проектами любого уровня сложности и зарабатывать на этих услугах за рубежом.

Кто оплатит перестройку

Основной вопрос здесь извечен — за чей счет банкет? Затраты предстоят существенные, но сегодня сложился уникальный период низких для России, хотя они и выше мировых, процентных ставок.

В мире «зеленый» долговой рынок активно развивается: в 2019 году «зеленых» и климатических облигаций выпущено на $257,7 млрд, а общий объем рынка оценивается в $870,9 млрд. В России в секторе устойчивого развития Московской биржи котируется пока только 5 выпусков общей суммой 6,45 млрд руб., кроме того, к «зеленым» относятся облигации компании «Ресурсосбережение ХМАО» на 1,1 млрд руб. Тем не менее в сравнении с мировыми объемами российский рынок еще не вышел из младенческого возраста. С учетом текущей доходности облигаций «зеленый» сектор российского рынка может привлечь до 50 млрд руб. в год уже в текущем году, а дальнейший потенциал может исчисляться сотнями миллиардов (по оценкам ВЭБ).

В России все есть для запуска подобных инициатив: созданы рабочие группы при Комитете по финансам Государственной Думы; активно разрабатывает собственные критерии классификации экологических проектов ВЭБ; рейтинговые агентства подготовили методологическую базу мирового уровня.

Так, заместитель председателя ВЭБ Алексей Мирошниченко в интервью Bloomberg заявил о готовности помочь компаниям привлечь в ближайшие годы до 300 млрд руб. под проекты, связанные с экологической модернизацией и борьбой с потеплением климата.

В целом выбор «зеленой» дорожки является оптимальным для нашей страны, так как позволит одновременно решить проблемы российской инфраструктуры, внести вклад в борьбу с глобальным потеплением и дать толчок развитию экономики.

Авторы:
Анастасия Аникеева, эксперт методологической группы АКРА
Полина Загородних, старший аналитик группы оценки рисков устойчивого развития АКРА
Максим Худалов, старший директор-руководитель группы оценки рисков устойчивого развития АКРА

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Чтобы первым получать наши региональные рейтинги и обзоры подпишитесь на рассылку региональных новостей «Инвест-Форсайта»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья